За что мне такое счастье?

15 ноября 2011, 11:24

Слёзы уже ручьём потекли из глаз. Я стою перед Каабой. Она так близко…

Я иду, слилась с толпой, – все в белом, все такие красивые, все мы идём к Каабе, среди них и я. Я? Нет, не могу в это поверить. Шаг, ещё шаг, затем ещё – и так километры пути я иду, иду по священной земле. Не верится. Я – такой маленький человек в этом мире, который ещё многого не знает о своей религии, но всё же я нахожусь здесь – на священной земле – в Мекке. За что мне такое счастье? Задаю себе этот вопрос чуть ли не каждую минуту и тут же понимаю, что это не я такая хорошая, это Всевышний такой милостивый. Это Он меня сюда позвал. И снова вопрос: «За что?» Не могу остановиться: слеза за слезой, слеза за слезой... И так всю дорогу. Плачут глаза, плачет сердце. Слёзы счастья? Не знаю, не понимаю.
Мыслей так много, одна сменяют другую, но они все чистые, по-другому здесь быть и не может. И всё равно быстро пытаюсь отогнать все мысли и продолжаю читать, салаваты, суры из Корана, мою любимую «Лаббайку» и вообще всё-всё, что знаю, а точнее, что помню. Потому как в этот момент многое забывается. Забывается всё, вся мирская жизнь. Есть только ты и Всевышний.

Мы идём. Говорят, что осталось совсем немного, ещё минут 15 – и мы будем там, в мечети Аль-Харам, где и находится Кааба. При этой мысли сердце начинает биться всё чаще. Трепет ощущается всё сильнее.
Одной рукой держу чётки, другой держу Наиру. Её просили присматривать за мной, теперь она меня вообще от себя не отпускает. Оно и лучше. Здесь так легко потеряться, все мы такие одинаковые, все в белом, все как ангелочки. И это так радует глаз!
Дошли. Не верится. Показывают огромную мечеть. Какая она большая, какая красивая! Все мы стоим, ждем, пока дойдут отставшие. А так хочется подойти ещё ближе к мечети, зайти внутрь, увидеть наконец Каабу! Делаю маленький шаг вперёд, затем ещё один, но крепкая рука Наиры сжала мою руку ещё сильнее. Подожди, говорит она мне, не спеши. А ждать просто нет сил, хочется быстрее к Каабе…
Все о чём-то говорят, фотографируются, а я как будто сама не своя. Не могу собраться с мыслями. Не могу поверить, наверно.
«Заходим, держитесь вместе», – слышу голос руководителя. Произнося: «Бисмиллях», вхожу в мечеть. Оглядываюсь. Всё такое сказочное! Такое необъяснимое! Словами выразить очень сложно. Одни эмоции.
«Ну же, идем», – пытаюсь всех поторопить. Почему-то очень сильно хочется подойти к Каабе. Идём. Робко оглядываюсь по сторонам. Слёзы снова тут как тут. Подходим к бочкам со священной водой Зам-зам. Кто-то передал стаканчик. Я, сделав дуа, пытаюсь пить как можно больше.
Выпили. Идём дальше. На пути встречается так много разных людей, так много интересного! И вот дошли. Все говорят: «Кааба, Кааба», – а я не вижу, я самая маленькая, поэтому передо мной одни лишь спины. Так хочется, чтобы они разошлись, хочется даже растолкать их, но сразу вспоминаю, где я. Сабур, говорю себе. В этот момент про себя прошу лишь об этом, чтобы они расступились. Прошу, но почему-то держу глаза закрытыми. Открываю. Случилось. Вот она – Кааба. Не могу передать словами свои ощущения. Будто меня просто обдали кипятком. Слёзы уже ручьём потекли из глаз. Я стою перед Каабой. Она так близко! Вспоминаю, что, видя в первый раз Каабу, нужно делать дуа. Сделала, верю, что оно обязательно исполнится.
Тысячи людей снова и снова обходят самое священное место на Земле. Как же нас много, думаю я, альхамдулиллях! И мы всё ближе к Каабе. И вот наконец я стою рядом с домом Аллаха!

Всеми возможными словами благодарю Всевышнего. Альхамдулиллях, Альхамдулилах! Я у Него в гостях.

И вот мы слились с толпой, чтобы ещё хоть ненамного приблизится к Каабе. Идём. Начали проходить первый круг. Дойдя до угла с чёрным камнем, я приветствую Каабу, говорю: «Бисмилляхи Аллаху Акбар». Рассказывают, что раньше чёрный камень был ангелом и жил в Раю, и, когда Адама отправили на Землю, этот ангел превратился в камень. Адам забрал его с собой, и здесь, на земле, он стал чёрным из-за грехов людей. Этот ангел и Кааба в Судный день будут свидетельствовать о том, кто совершал таваф вокруг них.
Направляю ладонь с поцелуем в сторону Каабы. В этот момент слёзы льются ливнем. Это не передать словами, это просто надо почувствовать!
Я иду, закрыв глаза. Чувствую себя так, будто я облачко, чистое, лёгкое, которое плывёт по небу, и Аллах видит меня. Чувствую Его взор. И так не хочется открывать глаза! Но надо. Чувствую, что стало трудно дышать. Оказывается, что я – так называемое облачко – забыла, что всё-таки нахожусь на земле, и, пока шла с закрытыми глазами, даже не заметила, как уткнулась носом в чью-то спину. Резко попыталась отскочить назад и случайно повернула плечо. Нужно делать дополнительный круг, думаю я. Но мне это только в радость. Чувствовать себя облачком мне ещё не приходилось. Необъяснимое чувство!
Я продолжаю идти. Пытаюсь держать себя в руках, слёз уже чуть меньше. Читаю салаваты, дуа, зикру. Благодарю Всевышнего за то, что он позвал меня к Себе в гости. Но продолжаю задаваться одним вопросом: «За что, чем я это заслужила?» В ответ из сердца слышу лишь: «Лаббайкаллахумма лаббайк»...
Продолжаю идти, а точнее меня несёт течением. Хочется поднять глаза и посмотреть на Каабу, но не могу, что-то будто бы мешает. Совесть, думаю я, или же страх; наверное, и то и другое. Прошу прошения за всё: за все мои грехи, за мой длинный язык, который так любит подкалывать кого-либо; за все погрешности родных и близких. И так стыдно, так стыдно!.. Простит, верю я, Он же Наимилостивый.

Всё же поднимаю глаза. Кааба передо мной… Кааба. Так хочется просто упасть на колени, смотреть на неё и реветь! Откуда такое желание? Не знаю. Но знаю, что падать просто нельзя, потому что растопчут. И просто продолжаю идти. Поднимаю глаза ещё выше, в небо, представляю, что там, далеко-далеко, на этом же месте есть такая же Кааба – небесный прототип (байтуль-Маъмур), но уже бриллиантовая, – об этом мне рассказывала сотрудница Айша, когда мы ещё были в дороге. Прошу, чтобы когда-нибудь я и её увидела. Ишшааллах!
Проходим ещё один круг. Слышу, кто-то кричит: «Дыши, Сабина, дыши! Поднимись на носочки и дыши!» Я даже не поняла, думала, что это не мне. Оказывается, что кому-то из наших стало плохо, и все перепугались, что если взрослым и высоким становится не по себе, то меня уж точно нужно спасать. Но я чувствовала себя так замечательно, как никогда.
Говорят, что идём на последний круг. Так не хочется уходить! Из-за этого снова плачу. Вдруг слышу необычно красивое пение. Азан! Время обеденного намаза. Что теперь будет, даже представить боюсь. Все остановились. Руководитель приказал держаться вместе и стоять до окончания намаза. Вижу, что он собирается совершить намаз со всеми, говорит, что, если получится, и мы можем попробовать. Мне много места не надо, подумала я, и тоже встала со всеми на молитву.
Как тяжело передать эти чувства! Я стою, боюсь поднять глаза. Делаю сужда на маленьком кусочке священной земли. Поднимаюсь. Всё-таки подняла глаза. Люди со всего мира за много-много километров совершают намаз в эту сторону, в сторону Каабы. А я прямо здесь, прямо возле неё! Эта мысль пролилась по телу горячим кипятком. И слёзы, казалось, горячие. Сейчас хоть что-то понимаю, а тогда думала, что сплю. Чувствую, как кто-то делает сужда на моей спине. Попыталась дать место, но ни одного лишнего сантиметра. Ничего, можно и так, альхамдулиллях. Завершили, дали салам и быстро попытались встать. Теперь уже направляемся к выходу.

Надо же, как успели! Дополнительный круг помог нам совершить намаз в нескольких метрах от Каабы. Разве можно поверить, что это не сказка?

Медленно, стараясь не поворачивать плечо, ухожу. Ухожу, но прошу лишь об одном: чтобы вновь сюда вернуться…

Материалы по теме