Телевидение: "за" и "против"

7 апреля 2009, 13:44

– Удивительно! Я раньше никогда так не смотрел на телевидение, – сказал Ахмад.
– Мы вообще-то с трудом позволяем тебе на него его смотреть, – рассмеялся отец.
– Я знаю, – ответил Ахмад, – и все-таки это поразительно. Абдулла рассказывает нам о всех хитростях, которые используются для воздействия на зрителей. Он изучает СМИ и телепроизводство в колледже и говорит, что телевидение – это самое сильное из когда-либо изобретенных орудий по промывке мозгов и осуществлению пропаганды.
– Поэтому мы почти не включаем телевизор, – заметил папа. – Кстати, я не думаю, что стоит ходить к Абдулле каждый вечер. У них ведь есть и кабельное телевидение, да? Там уж точно не увидишь ничего хорошего.
– Ты знаешь, – сказал Ахмад, – мне теперь кажется, что там вообще хорошего мало. Если подумаешь над тем, что ты смотришь, то понимаешь, что самые обычные вещи тоже оказываются довольно-таки сомнительными. Абдулла объясняет нам это в виде урока, и я даже делаю записи.
– Кажется, ты всерьез увлекся этим…
– Конечно. Я не хочу становиться рабом своих желаний, чтобы какие-то компании обогащались за мой счет.
Отец, соглашаясь,кивнул.
– Абсолютно верно.
Ахмад говорил уже как ученик колледжа.
– Кстати, пап, эти передачи о природе и новости, которые ты разрешаешь нам смотреть, тоже могут быть довольно опасны. Если мы собираемся их смотреть, то нужно знать, как их правильно анализировать.
Отец улыбнулся.
– Ладно, можешь ходить на эти занятия, но когда закончишь курс, я хотел бы увидеть, чему ты научился. Познакомишь нас со своими выводами?
– Хорошо, – ответил Ахмад, уже выходя из дома.
– Встретимся у мечети на вечерней молитве. Ас-саляму алейкум.
– Уа алейкум ас-салям!

Абдулла был старшим братом Касыма, друга Ахмада. Он объединил вместе короткие курсы по медиа-обзору и сделал специальную программу для колледжа. Сейчас он проверял ее на одноклассниках брата.
– Итак, – сказал Абдулла, перемотав видеокассету. – Сколько раз здесь встречается неправда, сомнительные утверждения и недоказуемые заявления?
– Я обнаружил ложь в трех местах, – уверенно начал Ахмад. – Первое: когда женщина говорит, что искусственный бекон на вкус как настоящий. Этот продукт сделан из индюшатины. Я никогда не ел бекон, но даже я понимаю, что мясо индюка и бекон отличаются по вкусу. Далее. Мужчина явно кривит душой, когда говорит, что его жена гениальна только потому, что она купила фальшивый бекон. И потом он тоже лжет, когда говорит, что это лучшее изобретение с тех пор, как был придуман завтрак.
– А у меня еще четвертое, – добавил Шамиль. – Сам продукт тоже ложь. Эта индюшатина, которую они показывают, вкусом и запахом похожа на что-то другое. Ее называют «превосходный бекон», хотя это только переработанная индюшатина, лишенная своего натурального вкуса.
– Вся реклама полный обман! – категорически заявил Касым. – Мужчина и женщина не женаты, эти дети – не их дети. Все они просто актеры, которым просто заплатили. Все это – неправда, все это только для того, чтобы вы купили что-нибудь.
– Что касается сомнительного и недоказуемого, этого там тоже было предостаточно, – сказал Ахмад. – Как вы можете доказать, что вы «впереди вкуса на милю»? Это просто бессмыслица.
– А меня особенно рассмешило, когда она сказала: «Два этих кусочка также ценны для вас, как полный стакан молока». Что это значит? И чем измеряется эта ценность: питательностью, стоимостью, вкусом? Неужели она хочет сказать, что вместо того, чтобы выпить стакан молока, можно съесть это?
– Держу пари, что кое-чего никто из вас не заметил, – выслушав всех, сказал Абдулла.

Он включил видеокассету сначала и остановился на кадре, где крупным планом показан завтрак. Там была яичница, бекон и тосты на тарелке. Рядом лежала половинка грейпфрута в вазочке, кусочки масла в масленке, стоял стакан апельсинового сока и чашка дымящегося кофе. В середине стола размещалась ваза с цветами.
– Разве эта яичница не выглядит привлекательной и аппетитной? – спросил Абдулла, не ожидая ответа. – Ее приготовили задолго до съемки и покрыли глицерином, чтобы она выглядела свежей. Если кто-нибудь съест ее, то отравится. Фальшивый бекон и тосты, вероятно, были подкрашены. Масло сделано из пластика. Если кто-нибудь съест все это, то наверняка умрет. Кстати, те цветы тоже не настоящие, их даже нельзя будет положить на могилу того бедняги.

Все ребята дружно засмеялись. Ахмад не мог поверить этому.
– Ты хочешь сказать, что вся эта привлекательная рекламная еда – всего лишь подделка?
– Именно так. Это полный обман.
– А как насчет рекламы в журналах? – спросил Ильдар.
– Все это тоже фальшивое. Телевизионщики придумывают что-нибудь эдакое, так как настоящие вещи выглядят не столь обворожительно. Помните фотографии, где какая-нибудь жидкость наливается в стакан?
– Конечно, – сказал Мурад. – Обычно это реклама чего-нибудь алкогольного.
– Правильно. Ну, так вот, это всего лишь жидкий цветной пластик. И кубики льда тоже. Есть специальные люди, которые занимаются тем, что изготавливают искусственную еду, которую мы видим в рекламе. У рекламы нет ничего общего с правдой. Это искусство преподнести товар так, чтобы можно было подумать, что после покупки его изменится вся ваша жизнь. Что это сделает тебя счастливым, беззаботным, принесет успех, что тебе никогда не будет скучно.
Абдулла посмотрел на часы.
– На сегодня это все. Уже почти подошло время молитвы ишаа. Завтра мы закончим разбор рекламы и перейдем к детским играм и дневному телевидению.

Позже, направляясь из мечети вместе с отцом домой, Ахмад потрясенно заметил:
– Это невероятно! Ты знал, что еду, которую показывают в рекламе, нельзя есть? Они используют разные искусственные материалы, чтобы все выглядело красиво перед камерой. Они тратят миллионы долларов только на один ролик!
– Должно быть, реклама очень эффективна, иначе они не тратили бы на это деньги, – сказал отец.
– Ты прав, это эффективно. Это так называемая промывка мозгов. Они изучают психологию, а потом используют на своих потенциальных клиентах. Они могут заставить людей хотеть то, что им не нужно и нуждаться в том, чего они не хотят!
Отец засмеялся.
– Это слова твоего учителя?
– Нет, это цитата из рекламы.
– Есть еще одна фраза, которую можно добавить к этой. Они могут заставить купить то, за что вы не в состоянии заплатить. И это происходит не только на уровне отдельных личностей, но и на уровне целой страны. Поэтому каждый так занят зарабатыванием денег, что с трудом находит время, чтобы подумать о чем-нибудь еще. Большинство людей полностью увязли в этом круговороте. Это ловушка, в которой они теряют самих себя.

Недельный курс быстро прошел. Абдулла разоблачил все – от детских мультфильмов до ночных ток-шоу. В конце недели Ахмад почувствовал, что пелена окончательно сошла с его глаз. Раньше он думал, что ТВ – это пустое развлечение. А теперь он понял, что это – просчитанное воздействие.
– Это битва за сердца и умы людей, – сказал Абдулла. – Вы должны осознавать, что на телевидении все поминутно рассчитано для достижения максимального эффекта. В рамках этого производства не существует ни диалога, ни фона, ни одной заставки, чтобы это не было умышленно использовано для того, чтобы вызвать у вас определенную ответную реакцию.

В субботу вечером Ахмад собрал всех в гостиной возле телевизора. Когда все расселись, он начал свое выступление, которое репетировал весь день.
– Добро пожаловать в мир бесконечных желаний! Это мир, где вас при помощи обмана и различных трюков научат хотеть и поклоняться деньгам, женщинам или мужчинам, и, конечно, новым, сверкающим товарам.
Единственная цель в этом мире – изменить ваши мысли и поведение так, чтобы вы охотно купили то, что здесь продается. Миллионы и миллионы долларов потрачены здесь на то, чтобы манипулировать вашими душами.
Добро пожаловать в мир, где каждый находится в опасности, а особенно – маленькие дети.
В Священном Коране Аллах предупреждает нас:
«Итак, видишь ли ты того, кто ставит на место Бога свои пустые желания? Аллах Всезнающий сбил его с пути и запечатал его сердце и его слух и опустил пелену на глаза. Кто же потом выведет его, кроме Аллаха? Не послушаетесь ли вы тогда Его предупреждения?»
Это предупреждение можно напрямую адресовать телезрителям.

Затем Ахмад поставил кассету. На протяжении ленты он не раз останавливал ее, чтобы продемонстрировать хитрости и приемы, которые там использовались. Он проанализировал очевидные и скрытые послания, адресованные зрителю. В какой-то момент он спросил своего младшего брата Саида:
– Помнишь гоночную машину, которую ты видел в рекламе и так захотел купить?
– Не помню.
– Та, в которую накачивается воздух, а потом стремительно выталкивается.
– Ах, да! – вспомнил Саид.
– Она оказалась не такой большой как ты думал, правда?
– Да. Она была крошечной и даже не доехала до середины комнаты.
– И она сломалась в первую же неделю, так?
Саид кивнул.
– Все это – рекламные трюки. Они могут сделать машину большой, хотя она маленькая, и быстрой, хотя она медленная. Они делают все, чтобы она выглядела прочной, хотя во время съемки одного ролика могут сломать их штук десять.

Потом он рассказал о широчайшем использовании "волшебства", или прикладной магии, в телепрограммах и рекламе. Затем он поменял тему и спросил отца:
– Ты бы пригласил убийцу в дом?
– Конечно, нет.
- А пригласил бы ты прелюбодеев, наркоманов, воров и психов к себе на вечер?
– Конечно же, нет!
– Ну так вот этим мы и занимаемся, смотря телевизор. В дневное время вам показывают беседы с ними, а ночью вы видите их игру. И в том, и в другом случае вы наполняете свой дом людьми, которых вы избегаете, насколько это возможно, в реальной жизни. А в результате происходит развращение. Зрители думают, что все в порядке, ведь это только ТВ. Но это ТВ продает нам свой товар.

Затем Ахмад затронул проблему насилия на экране.
– Сколько убийств ты видела в своей жизни? – спросил он свою сестру Фатиму.
– Нисколько.
– Сколько грабежей ты видела, мам?
– Ни одного.
– Сколько изнасилований и нападений ты видел, папа?
– Слава Богу, только два нападения.
– Итак, если мы сложим все годы, которые мы вместе прожили на этом свете, то получится 92. За эти 92 года жизни мы стали свидетелями только двух нападений. В один субботний вечер я увидел по телевизору 9 убийств, 6 нападений, 12 грабежей, изнасилование, два бунта – не считая подобных сцен в мультфильмах. Это при том, что у нас один телевизор и нужно переключать каналы, чтобы представить полную картину. Кроме того, мы еще не смотрим кабельное ТВ. Вывод: насилие продвигается, как товар. Насилие продается.

В заключение он привел следующий факт:
– Сегодня ТВ стало для детей вторым образованием. Подсчитано, что к тому времени, когда ребенок заканчивает школу, он или она провели в среднем около 20000 часов перед телевизором. Это два с половиной года непрерывного просмотра.
– Это ужасно, – сокрушенно произнесла мама.
– Пугает то, что людей просто-напросто зомбируют, – добавил отец. – А они даже не подозревают об этом.
– То, что ты рассказал о насилии… это самое тревожное, – серьезно сказала Фатима.
– Мне понравились реклама «Супер-колеса», – выпалил Саид. – Держу пари, эта машина бы не сломалась, как та.
Отец взглянул на Саида. Он понял, что его сын, даже зная, что увиденное по телевизору – обман, попросит купить эту игрушку.
– Думаю, лучше выключить телевизор от греха подальше, – сказал папа.

Материалы по теме