Знали ли в России о готовящемся перевороте в Турции?

С уважением относясь к мнению экспертного сообщества Турции в целом и, в частности, к мнению нашего автора профессора Салиха Йылмаза, хотелось бы отреагировать на некоторые выпады нашего друга в отношении России, сделанные им в рамках анализа развития  характера российско-турецких отношений. Прокомментировать этот материал мы попросили известного тюрколога Юрия Мавашева. Редакция портала «Ислам.ру» и дальше планирует реагировать на упрёки наших партнёров в рамках экспертной дипломатии, чтобы наши друзья в мусульманских странах и далее получали адекватное представление о реальном политическом климате в России и Турции.

Неудавшийся переворот в Турецкой Республике и последовавшие за ним меры чрезвычайного характера, принятые турецким руководством, заметно отразились на восприятии местного экспертного сообщества. Эти события породили самые разнообразные домыслы, мифы, оценочные суждения. Некоторые оценки получили эмоциональную окраску.

Один из ведущих турецких исследователей, доцент и преподаватель факультета истории в Университете Йылдырым Беязит (Yıldırım Beyazit Üniversitesi) доктор Салих Йылмаз недавно опубликовал материал под интригующим заголовком «Знала ли Россия о готовящемся перевороте?» (тур. ‘Rusya’nın darbeden haberi var mıydı?’)

В начале своего материала автор безапелляционно заявляет: «Статья, в которой утверждалось, что Россия знала о готовящемся перевороте в ту же ночь, – стала отличной пропагандой Москвы». Во-первых, не вполне ясно, о какой статье ведёт речь профессор (примечание автора: ссылки на данную статью не представлено). Во-вторых, требует отдельного пояснения соображение, согласно которому подобные публикации являются «хорошей пропагандой для России».

Далее в его статье следуют открытые обвинения в адрес России в том, что она «неосознанно поддерживала интенсивную пропаганду» против президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и правящей Партии Справедливости и Развития. В качестве аргумента, подтверждающего изложенное, доктор Йылмаз повествует об «агрессивной политике России в Сирии после инцидента с СУ-24М (примечание автора: инцидент с российским военным самолётом в сирийском небе, послуживший началу российско-турецкого кризиса), когда Москва своими бомбёжками в САР усугубила миграционный кризис, желая способствовать ухудшению проблемы сирийских беженцев как в Турции, так и в Европе».

В этой связи не вполне очевидно, почему это является подтверждением т. н. «российской пропаганды» (и какое вообще отношение «бомбёжки» имеют в данном случае к «пропаганде»). Суждение профессора относительно причастности России к миграционному кризису с помощью этих «бомбёжек» вызывает недоумение. Ведь создаётся впечатление, что проблема беженцев в ЕС и в Турции была создана Москвой. Интересно, а что же тогда происходило в Сирии на турецко-сирийской границе задолго до операции российских ВКС, начиная с 2011 года? Ответа на этот вопрос профессор Йылмаз нам не предоставил.

«Россия при каждом удобном случае нападала с обвинениями на Турцию, а из исследований российских экспертов стало понятно, что планы по свержению лидера Турции Эрдогана были в интенсивном порядке задействованы», – продолжил доктор Салих Йылмаз. Если автор статьи под «нападками» склонен рассматривать обвинения, выдвинутые Россией в адрес Турции и относящиеся к связям последней с «ИГ» (запрещённая на территории РФ террористическая организация), то следует напомнить, что Москва была отнюдь не единственной, кто обращал внимание на подобные контакты. Это не раз отмечалось многими европейскими и американскими чиновниками.

Что касается российского экспертного сообщества, то хотелось бы ознакомиться с конкретными фактами, свидетельствующими о подобных планах «по свержению» турецкого руководства. А если таковые были, то почему они не были реализованы? Представляется, что упоминание этих конкретных планов, а также ответ на последний вопрос существенно обогатили бы материал автора статьи.

Любопытно, что, говоря о причастности иностранных государств к финансированию операции по свержению президента Турции Эрдогана, Салих Йылмаз приводит ряд известных фамилий: Фатих Мухаммед Дахлан, Бернардино Леон, Мати Кочави... Тони Блэр. Посредником при этих контактах, по мнению доктора, выступала т.н. FETÖ (т. н. Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена). Не комментируя возможную причастность указанных лиц к операции по свержению действующего конституционного порядка в Турции, отметим: при чём здесь Россия?

«На самом деле Россия только к апрелю смогла проанализировать и понять эту ситуацию», – продолжил автор статьи. Возникает несколько вопросов. Почему Москва «проанализировала ситуацию только к апрелю»? И, наконец, о какой ситуации говорит профессор?

Несколькими строками ниже Салих Йылмаз создаёт на глазах ещё один сюрприз. Оказывается, «возможное свержение ПСР и Эрдогана могло сделать уничтожение России необратимым». Таким образом, надо полагать, Москва обязана ПСР и лидеру Турции за своё «спасение».

Дальнейшие утверждения в адрес России выдержаны, мягко говоря, в оскорбительном ключе: «По оценкам России (примечание автора: не ясно, откуда взяты эти оценки) было выявлено, что FETÖ (т.н. террористическая организация Фетхуллаха Гюлена) использует за деньги в этой пропаганде (примечание автора: направленной против ПСР и лично президента Эрдогана) в качестве инструмента даже российских чиновников. Репортаж известного тюрколога Наумкина (примечание автора: российский востоковед Виталий Наумкин никогда не позиционировал себя в качестве тюрколога) с Фетхуллахом Гюленом и его статья, обвиняющая Эрдогана в связях с «ИГ», – лучший тому пример».

Данная оценка выходит за рамки всякого приличия. Обвинения в адрес российских официальных лиц, а также представителя экспертного сообщества беспочвенны, несостоятельны и деструктивны. Не следует выходить за границы цивилизованной дискуссии, бросаясь обвинениями подобного рода.

Дальнейшие заявления профессора Салиха Йылмаза потрясают не меньше: «Почему же Россия поддерживала попытку Запада свергнуть Эрдогана? Россия и Израиль распознали эти планы и отстранились от коалиции, которой неосознанно служили». Что означают данные утверждения? Когда и как Россия поддерживала попытки Запада свергнуть президента Эрдогана? Каким образом Россия «отстранилась» от коалиции, в которой состояла-то «неосознанно»?

Комментируя роковую ночь несостоявшегося переворота, профессор замечает: «Как и турки, русские тоже сидели как на иголках, поскольку в случае победы путчистов тёмные дни для россиян могут продлиться». Как сие понимать? Осмелюсь заметить, что Россия вряд ли рассматривала «совместное сидение на иголках с турками» как возможный вариант развития событий.

О восприятии провала попытки государственного переворота профессор Йылмаз говорит так: «Провал попытки переворота был встречен с радостью и в России». Должен заметить, что анализ политических процессов в данных категориях вряд ли уместен. Россия прежде всего исходит из принципа легитимности власти, а не из эмоциональных соображений. Именно на этой основе и были достигнуты договорённости между двумя лидерами стран – Владимиром Путиным и Тайпом Эрдоганом – по возобновлению двустороннего сотрудничества по целому ряду известных направлений.

Завершая наш анализ статьи профессора Салиха Йылмаза, нельзя не отметить ещё один пассаж: «На встрече двух лидеров обсуждался также вопрос создания механизма Россия – Турция, независимого от НАТО, США и ЕС..». Не могу не задаться вопросом: когда Москва выстраивала отношения с Анкарой, находящиеся в зависимости от НАТО, США и ЕС?

Так или иначе, надо надеяться, что оценки, которые мы проанализировали выше, со временем уступят место традиционному конструктивному сотрудничеству, взаимоуважению и цивилизованному обмену мнениями, в том числе и в экспертной среде.

Материалы по теме

Яндекс поиск