К обострению ситуации с ПРО

29 ноября 2011, 12:28

23 ноября в 16-00 по московскому времени Президент России Дмитрий Медведев выступил с заявлением в связи с ситуацией, которая сложилась вокруг системы ПРО стран НАТО в Европе, что обозначило очередной всплеск в истории сорокалетних переговоров.

Уже на протяжении сорока лет вопросы противоракетной обороны и проблема сокращения стратегических вооружений входят в число центральных тем в диалоге между Россией (до 1991 г. – СССР) и США. Влияние программ ПРО на стратегическую стабильность стало проясняться ещё с конца 60-х годов. «Краеугольным камнем» стратегической стабильности во всём мире остаётся пример Договора по ПРО, заключённого между СССР и США в 1972 году. За всё это время переговоры по данной теме проходили разные стадии – и конструктивную работу, учитывающие интересы и обеспокоенности сторон, и кризисные моменты, и периоды «застоя». Как раз в 2000-е годы переговоры по ПРО оказались крайне не конструктивными. Администрация Джорджа Буша, выйдя из договора по ПРО в одностороннем порядке в 2001 году, приступила к созданию глобальной системы ПРО. Формально американцы заявляли (и продолжают делать это сейчас), что основная причина этого – обезопасить американскую территорию от гипотетических ракетных ударов «государств-изгоев» и транснациональных террористических сетей.

В свою очередь Россия выдвигала предложения по созданию подлинно глобальной системы ПРО с участием всех заинтересованных стран дважды – в 2000 и 2007 годах. Но администрации Дж. Буша-младшего отвергали их. Неоконсерваторы, составлявшие большинство команды Буша, сыграли ключевую роль в 2008 г., похоронив проект создания Евро-ПРО с участием России, и отказались от проекта использования Габалинской и Армавирской РЛС как альтернативы размещению «третьего позиционного района» американской ПРО в Польше и Чехии.

Естественным образом, подобные планы вызвали особую озабоченность у руководства России, к тому же летом 2008 года соглашение с Варшавой и Прагой было подписано. Однако с приходом к власти в США демократов в 2009 году администрация Обамы обозначила готовность учитывать озабоченности России и подала сигналы о намерении подвергнуть ревизии подходы прежней администрации к созданию глобальной системы ПРО.

На данный момент основным камнем преткновения является тот факт, что руководства США и НАТО утверждают, что система евро-ПРО не направлена против России, а призвана защитить мировую безопасность от террористических угроз, в том числе со стороны Ирана, однако закрепить подобные гарантии «на бумаге» они не хотят. Такая позиция российское руководство принципиально не устраивает, что и исчерпало лимит терпения и заставило Президента России сделать резкое заявление по данной проблеме.

Главным аргументом в пользу России является тот факт, что с военно-технической точки зрения потенциал создаваемой американской глобальной системы ПРО явно избыточен для предотвращения ракетных угроз, которые могут исходить для США и их союзников от «стран-изгоев». К тому же ни одна из этих стран не обладает оружием, способным реально угрожать безопасности стран НАТО. И только Россия в данном регионе имеет вооружение, с которым могут справляться американские системы ПРО.

Российские военные, которые, внимательно проанализировав все тактические характеристики будущего американского ПРО в Европе, пришли к неутешительным для Москвы выводам: данная «оборонительная» система может достаточно быстро превратиться в реальную наступательную силу, направленную непосредственно против России.

В этой связи неоднократно со стороны России делались заявления. Так, 10 октября Сергей Лавров, говоря о развитии американской стратегической ПРО, отметил, что в Москве хотели бы получить юридические гарантии того, что эта система не будет направлена против России. «Нам говорят, что всё это не против нас, но, с другой стороны, отказываются зафиксировать это в качестве взятого на себя обязательства. Нам же, как минимум, нужны юридически обязывающие гарантии ненаправленности этой системы против нас. Сейчас нам таких гарантий дать не хотят. А без этого придётся искать другие варианты обеспечения собственной безопасности».

В этой связи, с одной стороны, шаг, предпринятый Президентом Медведевым, вызвал бурную реакцию на Западе и как бы повысил внимание американских коллег к крайней обеспокоенности России данной проблемой. С другой стороны, данный шаг является своеобразным продолжением череды резких, волевых решений, принятых президентом за последние три года. Если выстраивать цепь событий, то выходит следующее: война на Кавказе в августе 2008 год и признание независимости Абхазии и Южной Осетии, поддержка Президента Сирии Башара Асада и блокирование резолюций по ситуации в его стране, запуск проекта «Голубой поток», который ещё более усиливает раздражённость США тем, что Россия использует «энергетическую карту» во внешней политике с Европой, позиция по Ирану и, наконец, жёсткое заявление в ответ на нежелание американцев идти на компромисс по евро-ПРО.

В данном контексте мы можем видеть, что присутствует некая тенденция в политике России по отношению к США. Чётко обозначив свою позицию, Россия всё настойчивее требует считаться с её интересами.

С другой стороны, возможно, Запад ждёт от Москвы встречных шагов. Например, изменения позиций по Ирану и Сирии, на что наша страна, учитывая свои национальные интересы, пойти не может. Отсюда можно сделать вывод о том, что предстоит нелёгкий диалог между Россией и США в контексте происходящих в мире событий и грядущих: «арабская весна», вопрос о признании Палестины, иранская проблема, мировой экономический кризис, президентские выборы в России и США – всё это значительно затрудняет конструктивный диалог.

Особенное влияние на переговорный процесс по ПРО оказывают предстоящие выборы президента США в 2012 году. Уже не факт, что демократы сохранят за собой президентское кресло, поэтому республиканцы активизировались в преддверии выборов. Традиционно республиканцы негативно относятся к сближению и «перезагрузке» между США и Россией. Как отметил постпред РФ при НАТО, «Они не скрывают того, что система (ПРО) будет ими развёрнута не против каких-то там мифических стран на Ближнем Востоке, обладающих виртуальным ракетным оружием, а против Российской Федерации». «Они», по словам Дмитрия Рогозина, это представители Республиканской партии, которые «вообще не предполагают никакого сотрудничества с Россией». Однако в Вашингтоне не все политические силы жаждут как можно быстрее обложить российские границы американскими ракетами. Возглавляемые президентом США демократы делают куда более умеренные заявления и, похоже, действительно готовы к переговорам для поиска компромиссных решений. Тем не менее, далеко не факт, что на следующих президентских выборах в 2012 году демократам удастся сохранить за собой президентское кресло, что сдерживает их от принятия волевых компромиссных решений. Демократическая администрация оказывается зажатой в тисках внутриполитической борьбы.

Таким образом, видится следующая картина: в условиях внутриполитических проблем в США и грядущих выборов данная проблема не будет ухудшаться. К тому же и российская сторона заявила, что готова продолжать переговоры до «точки невозврата», когда будут подписаны соответствующие документы.

Но никто не знает, каким образом развернётся ситуация. Поэтому Россия уже подготовила комплекс мер, необходимых для того, чтобы дать симметричный ответ.

Время покажет.

Материалы по теме