Сезон охоты – 2011

10 июня 2011, 19:12

Накануне, перед наступлением месяца Раджаб, мы с коллегами как-то очень грустно пошутили: «Ну что ж, сезон охоты начался, – вопрос только в том, кого они приметили на этот раз, чтобы нарушить священную тишину благостных месяцев…».

Тяжело писать. С годами молчать становится легче, чем редактировать мысли, которые не хочется произносить вслух. Говорят, незаменимых нет, но есть люди, которых просто не повторить. Именно таким был наш Максуд.

Максуд-хаджи Ибнугаджарович. Знаю его более пятнадцати лет, видела воочию, как самоотверженно он работал для Ислама; за это время он стал надёжной опорой для всех, кто хочет сделать что-то полезное, нужное во благо своей религии, народа, Дагестана. Интеллигент до глубины души, он никогда никого не обижал, доброта лилась из его глаз и распространяла вокруг только позитив. Его мобильность и готовность всегда откликаться на любую просьбу удивляли окружающих. Открытие им института теологии трудоустроило огромное количество мусульман, каждый из которых любил его как члена семьи. Своей кротостью он напоминал Курамухаммада-хаджи, крупнейшего алима, посвятившего свою жизнь духовному просвещению; машину Курамухаммада-хаджи взорвали четыре года назад в такой же месяц Раджаб, в котором запрещены все военные действия. Нам посчастливилось работать с его учеником Мухаммад-Расулом Загировым, который в момент покушения сидел рядом с ним в его машине и чудом остался жив. А может, Аллах сохранил ему жизнь, чтобы поведать нам, что в тот момент, когда водитель – брат Курамухаммада-хаджи – сообщил о том, что с самой мечети их преследует незнакомая машина, алим стал читать суру «Ясин»?! В этом смирении и уповании на Аллаха и заключается различие между алимами – светочами уммы – и простыми людьми.

Я не хочу рассуждать об ублюдках, которые способны на хладнокровное убийство ради работы в специальных службах и получаемых за это денег. Подобная аналитика стала притчей во языцех. Меня, мягко выражаясь, смущает другое. Сейчас в Дагестане проводятся круглые столы на тему диалогов с участием самого президента, министров, членов общественной палаты и т. д., обсуждается тема прекращения вражды с так называемыми «ваххабитами – салафитами». Лидеры этого движения, называющие себя представителями «ахлю-сунна ва-ль джамаа», активно участвуют в этих переговорах, жалуются на то, что им не дают эфирное время, возможность открывать собственные СМИ для пропаганды своего движения. На уровне депутатов серьёзным образом обсуждается вопрос об отмене закона о запрете ваххабизма на территории РД.

Нет, вы ничего не подумайте, я тоже за мир в России, на Кавказе и особенно на моей Родине. Но с кем нас хотят посадить за стол переговоров? С теми двумя подонками, которые вчера убили Максуда Садыкова? И о чём же нас просят переговорить? Спросить у них, каким ядом вместо молока вас вскормила мать, если она вообще вас родила? И подумать совместно о том, как вывести этот яд из организмов тех киллеров, которые, спокойно совершив свое чёрное дело, удалились со двора многоэтажного дома, оставив там лужищу крови, так, словно они разбили банку с молоком?

Когда на этих круглых совещаниях идеологи и лидеры ваххабитского движения в Дагестане стенали о том, что СМИ ДУМД занимаются круглосуточным разжиганием вражды и ненависти к представителям «ахлю-сунна ва-ль джамаа», ни один из чиновников не удосужился сказать им: «Вы столько лет убиваете мирных проповедников ДУМД, и ни разу они не ответили вам тем же; неужели хотя бы говорить они тоже не имеют права?» Видимо, те чиновники тоже считали, что работники ДУМД – это жертвы, которые предназначены для молчаливого заклания.

Когда поднимается вопрос о том, каким образом ребята попадают в лес и становятся жестокими агрессорами, их адвокаты отвечают, что полиция несправедливо забирает этих ребят, издевается, пытает и вынуждает их впоследствии уходить в лес, браться за оружие и мстить. Это можно понять: на самом деле, психика у любого человека может замкнуть, когда в отношении него применяют насилие. Но объясните: Максуд-хаджи, доктор философских наук, тоже у себя в институте занимался такими пытками? Что он сделал? Этот человек посвятил много лет своей жизни объединению дагестанского народа, мусульман России. Или наших «братьев» из леса не устраивало единение среди верующих? А знаете что, – мне лично думается, что пора прекратить смеяться друг над другом, делать вид, что мы верим в сказки, – давайте наконец называть вещи своими именами. Пусть ваххабизм будет не религией, а политикой, ваххабитские имамы – чиновниками, а идеологи – имиджмейкерами, которые выстраивают вокруг своего клиента любые комбинации, способствующие продвижению его имиджа. К примеру, ребяток подсадили на короткие штанишки и сбривание усов – мол, это круто. Побрили усы – и все вас боятся, а если кто придерётся, вы всего лишь никчемный директор свежего воздуха, свободный «художник» и пр.

Хочу сказать, что хоронить близких и друзей всегда тяжело, но есть реальная правда жизни – любая боль притупляется, и всё возвращается в обычное русло. Максуд-хаджи будет угощаться плодами Рая, иншааллах, а мы – работать и ждать своей очереди, ибо ангел Азраил не пройдёт в назначенный срок мимо кого-то из нас. Дай Аллах, чтобы мы оказались жертвами, а не насильниками; воистину, Аллах на стороне тех, в отношении которых применили насилие! И хоть нелегко, но всё-таки хочу пожелать тем, кто убивает нас: дай Аллах вам такой крепкой веры (имана) и убеждённости (ихтикада), чтобы вы искренне покаялись о содеянных вами злодеяниях!

Материалы по теме