Ваххабизм: Старая песня на новый мотив

10 января 2010, 00:00

Будучи еще юношей, Мансур аль-Ногайдан вынес фетву, приказав своим последователям взорвать видео-магазин в центре Эр-Рияда, поскольку он распространял тлетворное влияние Запада. Сейчас, когда прошли годы, совершенно изменившийся человек своим заявлением произвел эффект разорвавшейся бомбы в философском смысле во время пылкого общенационального обсуждения, касающегося атак жилого комплекса. Мистер Ногайдан заявил в печати, что доминирующая в Саудовской Аравии доктрина ваххабизма была коренной причиной насилия, совершенного якобы во имя Ислама как в этой стране, так и по всему миру.

«Главная проблема состоит в том, что эти радикальные группы выводят оправдание своих действий из ваххабитских понятий», - сказал мистер Ногайдан, 33-летний обозреватель газеты, в своем интервью, имея в виду учение Мухаммада бин Абд аль-Ваххаба, которое было господствующим в стране на протяжении более 200 лет. «Они считают, что единственным предусмотренным религией способом распространения Ислама является джихад», - сказал он, употребляя этот термин в узком военном смысле. «Это – огромная проблема. Это – спрут, пустивший свои щупальца повсюду, вбивающий такие мысли в голову каждого».

Публичное обсуждение сменило тон со времени атак 12 мая, во время которых погибли 25 человек, включая 7 саудовцев, и было разрушено 3 жилых здания в столице Саудовской Аравии. Обычно даже на употребление слова «ваххабиты» в печати было наложено табу, а если вы употребляли его в беседе, почти любой саудовец отрицал, что это явление существует в качестве самостоятельной школы.

Атаки террористов в сердце Эр-Рияда привели, по крайней мере на данный момент, к изменениям в споре о религиозных корнях радикализма, прикрывающегося Исламом, и о том, каким образом он распространяется посредством мечетей, школ, государственного телевидения и других официальных учреждений. Ваххабитские круги были вынуждены защищаться из-за повторяющихся обвинений в том, что они характеризуют все то, что им не нравится, как «неверное». Подобная пропаганда позволила вырастить поколение саудовцев, радикальное крыло которых считает допустимым убивать граждан западных стран и даже мусульман, оказавшихся у них на дороге.

Поддержка атак по-прежнему происходит через web-сайты, поддерживаемые теми представителями радикалов, некоторые из которых отказываются признать террористические акты незаконными. Консервативные круги также пытаются сопротивляться, утверждая, что либералы используют атаки смертников для подрыва веры, того столпа, на котором была построена страна.

Правящая династия Саудов пришла к власти в начале предыдущего столетия, используя фанатизм воинов-ваххабитов. Таким образом, непонятно, насколько далеко они пойдут, позволяя атаковать ваххабитское учение, во многом оставшееся неизменным.

По своей природе ваххабизм пытается «упростить» Ислам, сведя его к «чистейшей» форме. Ваххабизм также поддерживает идею постоянного военного джихада для распространения веры на другие территории.

Абдель Азиз Касим, бывший судья и исламский ученый, заявил: «Испытание состоит в том, хочет ли правительство пренебречь ваххабитским учением или нет».

Есть противоречивые признаки. Принц Найеф бин Абдель Азиз, длительное время занимающий пост министра внутренних дел и один из ныне живущих потомков монарха – основателя династии, отрицает, что Саудовская Аравия столкнулась с конкретной проблемой. Он заявил на пресс-конференции, что королевство столкнулось с проблемой терроризма, как и любая другая страна. «Почему такое внимание уделяется саудовцам?» - спросил он.

Но молодое поколение саудовцев, даже в том случае, если не принимает всей критики, говорит о том, что считает: королевство подошло к критической точке. «Это – не шутка, мы не занимаемся всего лишь борьбой с преступностью», - заявил Принц Бандар бин Султан, посол Саудовской Аравии в Вашингтоне, во время 6-часового обеда для корреспондентов. – «Это – решающий момент в политической жизни Саудовской Аравии».

В возобновившемся споре религии не отводится роль единственного источника проблемы. Молодые саудовцы разочарованы падением уровня жизни и своей неспособностью найти работу. «Если у вас 15 процентов безработицы, это толкает людей на противоправные действия», - сказал Принц Алвалид бин Талат, выдающийся инвестор.

Помимо этого, многие саудовские мыслители утверждают, что стране необходима политическая либерализация, предоставление инакомыслящим возможности выразить свое мнение. В широком смысле они хотят видеть избираемую ассамблею, конституцию и т.д.

Наследный Принц Абдулла, фактический правитель страны, сказал в своей речи, транслировавшейся по национальному телевидению после атак смертников, что нельзя потерпеть насилие, совершаемое «во имя Ислама». Но, помимо обещаний реформы, правительство должно сказать, каким образом она будет осуществляться.

Более молодые принцы считают, что необходимо действовать, причем быстро. «Я не думаю, что проблема пустила глубокие корни в Саудовской Аравии», - сказал Принц Алвалид. Он полагает, что ваххабизм должен сохранить свою роль, поскольку насилие «больше ассоциируется с бин-ладенизмом, чем с ваххабизмом».

«New York Times», Эр-Рияд, Нейл МакФаркухар (печатается в сокращении)

Комментарий редакции

Многолетняя политика саудовской правящей верхушки, предоставившей право ваххабитам господствовать в религиозной сфере страны ради сохранения и расширения собственного бизнеса с зарубежными партнерами, привела страну к сложнейшему кризису. Фактически, королевство поставлено на грань оккупации.

Причем выразителями общественного протеста становятся ваххабиты. Это обстоятельство, с точки зрения «мирового сообщества», придает действиям Буша и других «антитеррористов» легитимный и оправданный характер в гораздо большей степени, чем во время агрессии против Ирака.

В то же время правящая верхушка страны, как мы видим из приведенной публикации, хочет использовать «борьбу с терроризмом» как ширму для дальнейшего разворота Саудовской Аравии в сторону Запада и сохранения собственных капиталов и позиций. Для этого они, расправившись с наиболее фанатичной и маргинальной частью своих противников, с так называемым «бин-ладенизмом», готовы и далее сохранять альянс с ваххабитскими кругами.

Таким образом, внутренняя государственная система королевства отличается крайней непрочностью. И это при том, что за скобками остаются предложения некоторой части саудовского общества развернуть политику страны в сторону подлинных национальных интересов и всей исламской мировой Уммы.

Материалы по теме