Ваххабистский шабаш на крови шахида

9 июня 2011 г. в Новом зале РИА «Новости» в 13.00, с получасовым опозданием против указанного официально времени, состоялся видео-мост Москва – Казань под названием «Расстрел Максуда Садикова: будут ли пойманы убийцы?»

Предполагалось, что участники телемоста ответят на вопросы об истоках преступной деятельности в отношении исламских религиозных деятелей. Предполагалось также, что телемост пройдёт с участием коллег и соратников убитого ректора теологического университета, шахида и крупного политического деятеля общероссийского масштаба.

Однако в последний момент ожидаемый спикер, хорошо знающий ситуацию на Северном Кавказе, Шафиг-хаджи Пшихачев был заменён на муфтия... Владимирской области. Основным спикером, представлявшим точку зрения на происшедшее злодеяние, оказался социолог Энвер Кисриев.

Основной мыслью его выступления стало утверждение, что убийцы найдены не будут, а жертвами «беспредела и некомпетентности» правоохранительных органов станут невиновные люди. Он, в частности, упомянул, что силовые структуры республики уже проводят «показательную акцию» в Махачкале. Далее он подчеркнул, что противостояние сил и раскол мусульманской уммы страны никак не связаны с идеологической и информационной борьбой, а имеют своей подоплёкой борьбу традиционалистских кланов.

Присутствавший в казанской студии гость, ректор Российского исламского университета в Казани Рафик Мухаметшин охотно с ним согласился, вспомнив о том, что погибший коллега был поборником диалога между ваххабитами и населением республики.

В результате размышлений экспертов обеих студий у одного из представителей зарубежной прессы появился такой вопрос: а есть ли, по их мнению, на Северном Кавказе вообще мусульмане? Это был последний вопрос из трёх разрешённых, на который гости московской студии должны были дать ответ.

Аккредитованному представителю сайта «Ислам.ру» организаторы отказали в возможности задать вопросы гостям и экспертам обеих студий: организатор мероприятия Радик Амиров велел милиции не впускать в зал аккредитованного журналиста, что явится теперь предметом серьёзного разбирательства как минимум внутри профессионального журналистского сообщества. Такого наглого попрания свободы слова в домах российской прессы что-то не припомнится.

Соб. инф.