В поиске знаний заключён эликсир бессмертия

«Надо много учиться, чтобы осознать, что знаешь мало»
Мишель де Монтень

Вполне возможно, что, находясь на смертном одре, мы будем сожалеть об упущенном времени намного больше, чем сейчас. Если внимательно посмотреть вокруг, то становится ясно, что поклонение большинства людей стоит на месте, как покрывшийся ржавчиной старый автомобиль, в то время как часы, отпущенные нам, безвозвратно утекают.

Мы пытаемся в сумасшедшем ритме угнаться за ускользающей дуньей, забывая при этом, что венец человеческих достижений заключён отнюдь не в статусе олигарха или мнимой популярности в соцсетях. Нет! Знания (ильм) – именно этим Господь мира выделяет избранных, стремящихся и покорных.

О достоинстве знаний и необходимости их приобретения сказано много, поэтому позволю себе окунуться в историю и попытаться ответить, какие именно качества были присущи жившим до нас учёным, что позволило их именам уцелеть под руинами истории и не кануть в лету. Поехали!

Целеустремлённость в постижении наук

Целеустремлённость в постижении наук

Кладезь наук и аскет имам аш-Шафии рассказывал: «Завершив заучивание Корана, я стал посещать мечеть. Здесь я проводил время в кругу учёных, слушал, как они рассказывают хадисы, разбирают вопросы, и всё запоминал. Мать не могла обеспечить меня тем, на что я мог бы купить бумаги, поэтому, если я видел заброшенную кость, подбирал её и писал на ней. А когда на ней не оставалось места, я клал её в наш старый кувшин».

От имама аль-Бухари передано следующее: «Джабир ибн Абдуллах отправился к Абдуллаху ибн Унайсу ради одного хадиса, преодолев расстояние, равное месяцу ходьбы».

А Абу Аюб аль-Ансари отправился к Укбе ибн Нафиу из Медины аж в Египет, с тем чтобы передать от него один (!) хадис. Прибыв в Египет, он отыскал Укбу, слез с верблюдицы, так и не сняв седла, услышал от него хадис, вновь взобрался на животное и направился обратно в Медину.

Терпение ради знаний

Терпение ради знаний

Имам Аз-Забиди в своих строках приводит: «Я спросил у бедности: "Факр (бед ность), где ты обитаешь?" Бедность ответила: "В чалмах факихов. У меня с ними тесная связь, которую сложно разорвать"».

Известный мухаддис и факих Ибн аль-Джаузи рассказывал: «В прекрасные времена своей учёбы я претерпевал такие трудности, которые кажутся мне слаще мёда в силу того, что я хотел и к чему стремился. Ещё будучи юнцом, я всегда брал с собой сухие лепёшки и отправлялся в путь ради хадисов. Я садился у берега реки Иса и мог поесть лепёшки лишь с водой. Я откусывал лепёшку и запивал водой, а воля моя видела лишь сладость приобретения знаний. Всё это принесло мне свои плоды. Я стал известен среди людей тем, что много знаю о хадисах Посланника Аллаха , его жизни и нравственности, о жизни его сподвижников и их последователях…».

Нет сомнений в том, что бедность зачастую является закадычным другом ильму, о чём красноречиво говорят эпизоды из жизнедеятельности учёных мужей. И, что интересно, бедность никогда не была для них причиной отказа от знаний, что в сегодняшних реалиях ломает спину многим из талибуль ильм (изучающих знание).

Этикет (адаб)

Автор широко известной книги «Таалимуль Мутаалим» имам Зарнуджи говорил: «Никто не поднимался на высокую степень, кроме того, кто соблюдает адаб. И никто не упал на самую низшую степень, кроме как не соблюдая его».

Этикет (адаб) в приобретении знаний

Ученик имама аш-Шафии Рабиа ибн Сулейман рассказывал: «Клянусь Аллахом ! Я так сильно уважал имама аш-Шафии, что у меня не хватало смелости выпить воду в его присутствии».

Многие знают историю про имама Малика, которого в то время, пока он цитировал хадисы, шестнадцать раз (!) ужалил скорпион. Однако имам Малик не прервал высказывания о Посланнике Аллаха , боясь нарушить адаб к его словам. И, действительно, именно оставление адаба в наше смутное время более всего мешает нам следовать приобретённым знаниям.

Постскриптум

Тема о достоинстве знаний бесконечна в своей глубине, и охватить все аспекты в рамках одной статьи не представляется возможным. Процесс овладения исламскими знаниями подразумевает, помимо своей теоретической базы, в определённом смысле и «практикум», что в случае с ильму называется «амаль». Вообще, наше поведение (муамалят) по сути и есть негласный показатель того, как и для чего мы грызли этот пресловутый гранит науки. Поэтому не имеет значения, на какой из ступеней в социальной (материальной) иерархии мы находимся в данный момент. Важно лишь то, чем набит наш «рюкзак деяний», с которым мы рано или поздно предстанем перед Господом, где приобретённые знания будут нашим заступником или обвинителем.

Камал Магомедов