Нафс (эго) личности как источник искажения сущности Всевышнего Аллаха

Несколько лет назад автора статьи один из директоров школ спросил: «Почему именно Ислам стал источником экстремизма и терроризма?» Вопрос, к сожалению, стал классическим, им задаются миллионы людей в России и во многих странах мира. Причем, как часто бывает, сам спрашивающий своей формулировкой вопроса даёт ответ на него. В данном случае, человек с вузовским образованием, занятый воспитанием детей, уверен, что в творимых в нашей стране и мире злодеяниях повинны мусульмане. У него и у многих других нет никаких сомнений относительно источников терактов, так как все знакомы с понятием «исламский экстремизм» и «исламский терроризм».

Однако необходимо иметь в виду то, что уверенность в виновности Ислама в существовании мирового экстремизма не только у миллионов обывателей, не утруждающих свой разум лишними усилиями в поисках глубинных источников трагедии. Даже многие специалисты, исследующие проблему взаимосвязи Ислама с терроризмом, выступают со своими публикациями, доказывающими их родство. Например, как истинную воспринимают информацию, согласно которой мир Ислама ответственен за «исламский терроризм» хотя бы тем, что отказывается увидеть эту свою ответственность.

Мы имеем основания для вопроса автору цитаты о том, ответственно ли христианство за все злодеяния гитлеровского нацизма. Дело в том, что главный идеолог нацизма Й. Геббельс часто обращался к Богу. К тому же, на пряжках ремней немецких солдат было написано «Gott mit uns!», что переводится: «Бог с нами!». Однако практически никто не ассоциирует христианство с теми злодеяниями, которые творили нацисты. Отсюда возникает следующий вопрос: «А не является ли выдвинутый западной наукой и политологами ярлык «исламский экстремизм» плодом «творчества», специально взращённым для идейного удара по позициям Ислама?!»  Мысль о том, что Ислам, отрицающий ссудный процент и «достижения» либерализма в виде гей-парадов и развала семейных ценностей, представляет собой оппонента Западу на цивилизационном уровне, имеет много аргументов.

Естественно, что обвинение Ислама в разжигании экстремизма и совершении терактов, активно проявляющееся в СМИ, находит своё отражение в мировоззрении современного обывателя. Например, социологические опросы, проведённые Центром развития исламского образования при БГПУ им. М. Акмуллы, проявили тенденцию развития негативного отношения к Исламу. Если тезис о том, что мусульманство разобщает людей, был поддержан в 1992 году 10% респондентов, что 2008 – уже 21%. Количество опрошенных, признающих то, что Ислам способствует межнациональным конфликтам, вырос с 10% до 31%. И 30 % респондентов в 2008 году не сомневались, что именно мусульманство выступает причиной экстремизма.

Нет сомнений, что формирование такого отношения к Исламу представляет итог деятельности СМИ, которые однобоко освещают трагические события в нашей стране и за рубежом. Однобокость здесь заключается в том, что авторы статей и передач совершенно несведущи в природе монотеистических верований. Тенденция перехода к материалистическому мировоззрению, начавшаяся в Новое время, стала реальностью западного и части российского общества. Стремление удовлетворить запросы своего Эго и обеспечить тело чувственными удовольствиями полностью «затмили» важность законов Всевышнего. Общество начало мыслить «Само себе», позабыв о Творце и о плате «по счетам».

Истинная природа Ислама, выражающаяся в развитии нравственности личности, была вытеснена выполнением чисто ритуальных обрядов. Молитва, пост и иные действия начали играть первостепенную роль. При этом выполнение нравственных принципов, таких как: любовь к ближнему, терпение, сострадание, милосердие, приоритет коллективного над индивидуальным, требуемое Кораном, постепенно были забыты.

Форма вытеснила содержание: Ислам, как монотеистическая религия продолжала развитие, однако в ней усиливались тенденции, основанные на искажении требований Корана. Необходимо отметить, что генезис таких концепций были предусмотрены уже в Коране и Сунне Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), выражая диалектическую природу мусульманства. В Священных Книгах ислама заранее были заложены основания для полемики, оппонирования мнений, что дало возможность сохранить стратегическую направленность мусульманства. Несмотря на трагические для Ислама и судьбы всей мировой цивилизации события в Ливии, Ираке, Афганистане и других странах, данная религия сохраняет свой важнейший компонент – защиты духовной и телесной чистоты, гармонии между ними.

По нашему мнению, ревизия и последующее искажение смысла Ислама были вызваны незнанием основополагающих понятий религий. Как не странно, подавляющее  большинство людей, признающих себя верующими, не смогут объяснить сущность Бога. Для очень многих Он олицетворяет собой конкретную личность, находящуюся где-то на небесах. Не зря христианский Бог на иконах изображается в виде бородатого старика, что совершенно не соответствует сущности Всевышнего. Такая трактовка исходит от того, что в Писании христиан человек – есть образ и подобие Бога. То есть, если человек подобие Его, то Он похож на Него. Однако в действительности Бог Бесподобен,  вне пределов нашего сознания, одновременно Единый с нами.

В Исламе сущность Аллаха полностью соответствует истине, так как она не имеет чувственного отражения, Его мы можем познать только душой. Однако искажение нравственной сущности Ислама нашло отражение в учениях некоторых  «теологов». Аллах также начал олицетворяться с конкретными материальными объектами. Например, кораническое, абстрактное понятие «Трон» в учении Ибн Таймии превратилось в конкретное вместилище Аллаха.

Это закономерная тенденция, направленная на олицетворение Всевышнего, которая наиболее явно обнаруживается в католичестве. Последствия этого на сегодняшний день проявляются в трагической реальности Европы – полное отрицание нравственных основ христианства, когда в окружении папы Римского обнаруживаются аморальные тенденции.

Попытка дать Всевышнему реальное воплощение имеет чисто практическую, утилитарную цель – использование Бога в эгоистических интересах. Дело в том, что эгоистическая природа человека видит во Всевышнем не объект поклонения, обожания и посвящения жизни служению Ему, как Абсолютной ценности. Он, усилием сознания людей, превращается в средство достижения корыстных целей, к которому можно обращаться с просьбой дать здоровье, семью, деньги, успех, карьеру и так далее. То есть, чтобы иметь объект, которому можно было бы обратиться с конкретными просьбами, Бог олицетворяется определённой личностью. Психология большинства людей такова, что они не могут иметь представление о Бесподобной Сущности: им нужен конкретный образ. Отсюда происходит трагическая трансформация функции Бога в сознании людей.

Далее, в сознании людей Всевышний постепенно «теряет» Свою Абсолютную природу и становится партнёром для выполнения эгоистической воли личности. Поэтому и формируются политические идеологии и учения, ничего общего с основами Ислама не имеющие. Османская империя, которая султанами провозглашалась «Халифатом», представляла собой принципиальное искажение не только исламской нравственности, но и самих некоторых основ Корана. Работорговля, унижение тысяч крестьян, сирот, взимание непосильных налогов, тысячные гаремы правителей, агрессивные войны, ведущиеся с целью обогащения, имели мало общего с Исламом. Великая религия нравственности превратилась в обыкновенную социально-политическую доктрину, удовлетворяющую интересы класса феодалов и властных структур.

Современная попытка возрождения «Великого Халифата» по примеру Турецкой империи аргументирует тезис о том, что использование методов экстремизма и терроризма представляет собой фундаментальное искажение природы исламского вероучения. Мусульманская культура, направленная на нравственное совершенствование личности, трансформировалась в орудие насильственного достижения социально-политических и экономических целей. Именно в этом мы видим ту трагическую реальность, когда миллионы простых людей в Исламе видят источник экстремизма и терроризма.

Действительно, трудно поверить простому обывателю в мысль о том, что Ислам тут совершенно не причем, если представители так называемого Исламского государства (ИГИЛ), демонстрируя одеяние мусульман и бороды, совершают публичные казни христиан в Сирии. Какие могут быть сомнения в их принадлежности, если у них арабские надписи на черных знамёнах, звучат арабские слова, крики «Аллаху Акбар!»?

Ведь миллионам представителям Запада неизвестно, что знамя Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) зелёного цвета, и что он принципиально осуждал применение насилия в адрес женщин, детей, стариков, в общем – против мирного населения. И нет информации у людей о том, что Коран признаёт пророков иудеев и христиан, и всякое насилие в их адрес – есть грубейшее игнорирование самой основы Ислама. Не может быть оправдательным аргументом экстремистов идея о том, что Ислам допускает вооружённое насилие против язычников. Дело в том, что такие действия в Коране конкретно оговариваются рядом условий, чтобы ненароком не нанести вред людям, которые не выступают против мусульман. Современность же даёт нам трагическую реальность, когда именно беззащитные, мирные люди оказываются объектом агрессии экстремистов, прикрывающихся исламской символикой и риторикой.