Гаджи Тагиев – отец нации Азербайджана, пример для всего мира

Не правда ли, какие-то глубинные чувства вызывает сам образ Баку как «города нефти и огня»? Отсюда пошла современная «эра нефти» и здесь с древнейших времён почитали святыню той силы, что кипит внутри недр и согревает нас с небес. Да, здесь особая энергия. И особые люди.

Один из самых великих – причём, для всего мира – это человек, заслуги которого справочники сухо перечисляют вот так: Гаджи Зейналабдин Тагиев (1838 или 1821 – 1924 гг.) – выдающийся деятель Азербайджана, один из основоположников нефтяной промышленности страны, меценат, благотворитель, оказавший большое влияние на подготовку национальных кадров, помогал становлению и развитию образования, искусства и журналистики. Не правда ли – впечатляет? А ещё он был одним из самых известных и уважаемых нефтяных магнатов всего мусульманского мира. Более того – его заслуги получили, как мы сказали бы сегодня, межконфессиональное признание – ибо  исламское, русское, армянское и еврейское благотворительные общества Баку дружно избрали именно его почётным председателем.

Поразительно, Тагиев сумел не только выжить в годы революцийи после 1917 года, но заслужил почёт даже у новых властителей жизни. Вот как большевистская газета «Бакинский рабочий» сообщила о его смерти в 1924 году: «Кончина 3.А.Тагиева. 1 сентября скончался в Мардакянах от воспаления лёгких на 105 году жизни Зейнал Абдин Тагиев. Покойный был известен как один из крупных промышленников и финансистов и большой филантроп». От советской власти в Азербайджане почтенному старцу, казалось бы, могли грозить или гибель, или изгнание. Но нет – ему предложили самому выбрать любое место, где бы он хотел жить. И он остановился на любимом своём доме в Мардакянах, где и прожил остаток дней.

Чем же заслужил он почёт – даже от людей, столь яростно изменивших ход мировой истории? Что за силу он нёс в себе? С 10 летотец пристроил его учеником к одному из бакинских каменщиков – таскать кадки с раствором. С 12 лет он уже обтёсывает камни, а с 15 –  работает каменщиком. Вскоре становится уже строителем-подрядчиком. А Баку на глазах превращался в «нефтяное эльдорадо»… Одних тут ждало разорение, других – огромные прибыли…В 1873 году Зейналабдин с двумя компаньонами арендовал землю в Биби-Эйбате, бурил скважины. Расходы росли день ото дня, а нефть не показывалась. Потеряв надежду, компаньоны продали свой пай. Гаджи стал единоличным владельцем земли. И его терпение было вознаграждено.

Наконец, на одной из четырёх скважин забил фонтан. Сын бедного башмачника Таги, палчигчи-Зейналабдин, стал «миллионером Тагиевым». Сказочная история! Но, пожалуй, с этого началась не только личная удача, но и общественное призвание, даже лучше сказать – служение. Главное, как всегда говорили мудрецы Востока – в сердце человека, вегонияте. Разбогатев, он сразу же провёл шоссейную дорогу из города до своего промысла в Биби-Эйбате, а затем удлинил её до Биби-Эйбатской мечети.

С 1895-го за 3 года выстроил в центре Баку большой дворец. Архитектор Гославский использовал при строительстве европейский стиль «ордер», хотя некоторые элементы композиции, интерьеры залов навеяны традициями азербайджанского зодчества. Ныне здесь – что символично! –Музей истории Азербайджана, одно из красивейших зданий Баку. Тогда на каждом из четырёх углов и у главного входа горел огромный газовый фонарь, заливая весь квартал ярким светом.

Каково же стало хозяйство, во что были вложены средства от нефти? Он был нефтепромышленником, владельцем мельницы, фабрикантом, крупным рыбопромышленником (почти все рыбные промыслы в окрестностях Куры и Каспия), торговцем и хозяином грузовых судов, владельцем больших лесов в Кубе, Евлахе, Атлыхане. В живописных окрестностях Энзели и Решта густые леса также принадлежали ему. И здесь он отстроил красивое имение, имел деловую контору. Подобные же представительства устроил во многих городах. В Иране ему принадлежало несколько караван-сараев, да и в Москве построил четырёхэтажный дворец. Но если вы думаете, что список окончен – глубоко заблуждаетесь. Энергии бакинца хватило ещё на многие проекты!

Наступил 20 век – и он занялся и ткацким производством, построил крупнейшую в России фабрику по выработке ткани, основал «Хазарское общество мануфактуры». Для ведения торговых операций совместно с другими местными предпринимателями основал в 1914 году Бакинский коммерческий банк и был избран председателем правления этого банка. От азербайджанского берега Каспия до берегов Дагестана, Дербента и Порт-Петровска (ныне Махачкала) на протяжении 300 километров раскинулись его рыбные промыслы. Здесь, в основном, занимались ловом сельди. А на куринских рыбных промыслах брали лосося, осетра, белугу, севрюгу… В Банке Тагиев содержал завод по производству икры. Вся продукция отправлялась в Россию и Европу. Рыбные промыслы на берегу Куры арендовал у государства. Целая финансово-промышленная империя… Фантастика!

Но ещё более удивительно и в духовном плане похвально то, что немало средств Тагиев тратил на благотворительность: посылал талантливую молодёжь учиться в Москву и Казань, Петербург и европейские университеты, строил здания для школ, оказывал материальную помощь и поддержку интеллигентам. Когда руководители государств СНГ говорят сейчас о «социальной ответственности бизнеса» – вот с кого надо брать пример!

А вот ещё плоды его трудов и заботы, оставшиеся на века, известные всем азербайджанцам.В 1883 году он построил на свои средства здание Драматического театра. В 1893 значительно его  расширил. В 1909 году реакционеры его подожгли… но Тагиев отстроил его заново. А в 1910 праздновалось тридцатилетие первой театральной постановки в Баку. В связи с этим Узеир Гаджибеков сочинил даже Торжественный марш. Когда Гаджи появился в театре, оркестр заиграл марш, артисты с уважением расступились, а весь зал, стоя, аплодировал щедрому меценату. Разве можно представить себе развитие азербайджанского театра без него! Помогал он и служителям пера: «Надир-шахафшар» Наримана Нариманова, как и сочинения Солтана Меджида Ганизаде, были опубликованы благодаря ему.

А вот знаковая история с величиной мирового уровня, химиком Д. И. Менделеевым. Когда тот приехал в Баку, Гаджи устроил торжественный обед в своём доме. Потом уже в его кабинете на столе стояло памятное фото Менделеева с автографом. А в словаре Брокгауза и Эфрона, который считался самой обстоятельной энциклопедией Европы того времени, Менделеев в разделе «Нефть» посвятил ему тёплые строки, отметив заслуги в развитии бакинской нефтяной промышленности. Крупнейшим проектом века был и нефтепровод «Баку-Батуми» на 800 километров, через который бакинская нефть открыла широкую дорогу на международные нефтяные рынки... бизнес выходил подлинно на мировую арену.

Но – не будем забывать! – постоянно велись и преумножение капитала,и работа на благо общества. Оба процесса шли рука об руку. В 1901 году Тагиев открыл первую в Баку женскую школу, на Николаевской улице, а сейчас здесь размещается Институт рукописей Академии наук Азербайджана. Но и на этом не остановился нефтяник-меценат – его энергия вызвала ряд важнейших прорывов за пределами Азербайджана. Немалы его заслуги перед Российской империей: он способствовал развитию просвещения и культуры, претворению в жизнь многих полезных начинаний. По высочайшему Указу ему было присвоено звание действительного статского советника, которое равнялось званию генерала, контр-адмирала и обер-прокурора, и давало большие полномочия.

Но человек, достигший таких высот и в бизнесе, и в социальном служении, обладал также богатым внутренним миром. Вот, к примеру, был у него старинный топор, который служил ему верой и правдой ещё в бедной юности, в бытность каменщиком-строителем. Он специально подвесил его на внутренней стене одного из двух огромных сейфов, напротив двери, чтобы всякий раз, открывая её, вспоминать о превратностях судьбы и никогда не кичиться нажитым богатством...

А похоронить себя завещал у ног известного бакинского ахунда Моллы Абутураба. Понять внутренний мир Тагиева можно, вглядываясь в облик его духовного наставника. Мирза Ахунд окончил высшую духовную школу в Багдаде, в совершенстве владел арабским, фарси, тюрки и русским языками. Он выступал с многочисленными статьями в азербайджанской прессе, был автором книг по истории и философии религии, в частности, такого известного в мусульманском мире исследования, как «Причины раскола Ислама», где резко критиковал разделение на суннитов и шиитов. Был поборником просвещения и приветствовал любые прогрессивные начинания в этой области. По его инициативе в родном селении Амираджанах была открыта первая женская моллахана, а также первая русско-татарская светская школа, где он сам преподавал математику, географию, естественные науки. Гаджи Зейналабдин очень уважал Ахунда Абутураба, прислушивался к его советам и наставлениям. А про его завещание ходят несколько легенд. Вот одна из них:

«Тагиев сам рассказывал, что ехал как-то в роскошной карете на дачу в Мардакяны. Настроение, мол, у меня самое было весёлое, дела ведь шли преотлично. Вдруг вижу из окна: едет Ахунд Абутураб-ага в своём стареньком фаэтоне. Я остановил карету, приказал извозчику пригласить Ахунда пересесть в мой экипаж. Едем мы с ним и мирно беседуем о том о сём. Я тут и спрашиваю: «Ага, как ты думаешь, богатство может выскользнуть у меня из рук?» Абутураб-ага отвечает: «Гаджи, ты ездил в саму Мекку, совершил паломничество, хадж; тебе небезызвестны превратности судьбы. Если Аллах пожелает, Он в мгновение ока лишит тебя всего состояния. Так что больше думай о вечном...» Когда в 20-е годы, после национализации моих фабрик, промыслов и дворцов, я переехал на постоянное местожительство в свою мардакянскую дачу, я вспомнил о словах незабвенного Абутураба-аги и понял: то, что знал его мизинец, не знает и моя голова. Потому я и завещаю похоронить меня у его ног!»

Да – вот каков был внутренний дух, какое смирение пред Создателем у человека, несметные богатства которого, казалось бы, могли бы лишить его здравого рассудка. Не секрет ведь, что нувориши (те, кто внезапно выбился «из грязи да в князи») не способны справиться с искушениями, которые приносит земное богатство… Примерами такими полна мировая литература, да и за новейшими далеко ходить не надо – они вокруг нас. О чистоте помыслов и правильном расходовании материальных средств неустанно говорит Коран, передавая из века в век высшую мудрость. 

Итак, советская власть лишила миллионера огромных сокровищ. Но из уважения к той огромной работе, к тому вкладу в развитие промышленности, в просвещение, в искусства, которые он сделал – по сути – для всего народа Азербайджана, ему предоставили возможность спокойной старости. Гаджи в Мардакянах тихо прожил остаток дней… А потом уже, на месте захоронения АхундаАбутураба, возле которого пожелал упокоения Тагиев, Муртуз Мухтаров воздвиг прекрасный мавзолей. Однако, увы, пришли ещё более жёсткие времена, и люди оказались беспамятны... могила великого азербайджанца, столь много сделавшего и для своего народа, и для всей России в 20 веке, была разрушена, а мавзолей пришёл в запустение.

А ведь, несмотря на смены политических эпох и идеологий, нельзя не признать, что фундамент благополучия и успешного развития Республики Азербайджан – и это особо хорошо видно с позиций нашего дня! – заложил неутомимый труженик, щедрый меценат, добрый мусульманин Гаджи Зейналабдин Тагиев. И недаром многие считают его «отцом азербайджанской экономики». Ведь были у него не только заслуги до революции – в 1918 году он направил НаримануНариманову план восстановления экономики Азербайджана, который позже был принят новой властью на вооружение. А в конце XIX – начале XX века его денежные вложения в развитие экономики Азербайджана, действительно, были весьма значительны. Это бакинские судоверфи, нефтяные заводы, первая конно-железная дорога, пожарное депо, бакинский водопровод, первые банки-синдикаты, первый хлопчатобумажный комбинат, школы, медресе, мечети (в том числе и на территории России!), больницы, театры открывались и развивались с подачи и на деньги одного человека… Честь ему за это и хвала! И наша благодарная сыновняя память. Гордость за Азербайджан.

…Но этим история Тагиева не кончается – его потомки живы и проявляют порой такие таланты, что уместно сказать: нет, кровь Тагиева не остыла, она пульсирует и творит! Его потомки продолжают его дух и дела. Вот лишь некоторые примеры. Праправнучка Инесса Керимова завоевала в Римини (Италия) главный приз на конкурсе стоматологов. Она руководитель частной стоматологической клиники Dentalsalon в Баку, правнучка Сары-ханум, мужественной дочери Гаджи Тагиева. Родилась в Ашхабаде, куда её бабушку Сафию-ханум (дочку Сары-ханум) выслали из Баку в начале 1940-х лишь за то, что она была дочерью капиталиста Зейналбека Селимханова. Никакого другого «криминала» преследователи «врагов народа» ни придумать, ни выискать не смогли.

Унаследовав от великого прапрадеда любовь к знаниям и трудолюбие, Инесса успешно прошла обучение на стоматологическом факультете Туркменского мединститута и с 1990 года работала в поликлинике Ашхабада. Вскоре создала семью и единственного сына с благословения Сафии-ханум назвала Зейналом. А уже когда Сафия-ханум, получив реабилитацию в 1989, смогла вернуться на историческую родину, за ней потянулись дети и внуки.

В 1996 на землю предков впервые ступила и Инесса. Первоначально устроилась работать в хозрасчётную поликлинику, а потом открыла свою мини-клинику. На стене приёмной повесила фотопортрет знаменитого прапрадеда.

– Я счастлива, – признаётся Инесса, – что слово «Азербайджан» достойно прозвучало на представительной конференции «Ультрадент» в Италии. Буду надеяться, что это не в последний раз. На конкурсе «Техника и качество пломбирования зубов», проводимом в рамках конференции, необходимо было продемонстрировать знания, способности, качество работы. Мне удалось применить свои знания и показать практические навыки.

Но так легко вспоминать все эти истории в наши дни! Однако в советские времена всё было иначе. Эстафета памяти была подлинным подвигом. Так, главным делом жизни Сара Тагиева считала возрождение доброго имени отца. Она понимала, что пройдут забвение и отчуждение и сначала пусть близкие,а потом и все в Азербайджане будут знать Тагиева как «эль атасы» – «отца нации». Она стучалась во все двери, обходила редакции и комитеты не для того, чтобы пожаловаться, что у семьи отняли всё – знаменитый тагиевский дворец, поместье в Мардакане, нефтепромыслы, автомобили, драгоценности, столовое серебро – её приданое... Она не роптала и на то, что её мать – красавица Сона-ханым, дочь генерала царской армии, также с молодости занимающаяся благотворительностью, так несправедливо закончила жизнь, умерев от голода прямо на улице –на Торговой, а младший брат Мамедгияс, сломленный последовавшими одна за другой трагедиями, скончался в психиатрической больнице. Сару-ханым заботило только одно – защита доброго имени своего отца.

Младшая дочь Гаджи родилась 20 мая 1899 года. Получила европейское образование: помимо родного языка, в совершенстве владела немецким, французским и русским языками, прекрасно играла на рояле, декламировала стихи. А Корану её, как и других детей, по требованию отца обучал молла из Ичери-Шэхэр. Рассказать о ней отдельно – тоже получилась бы целая повесть. Но главное всё же не в деталях. Главное, что «эль атасы» относительно имени Гаджи Тагиева это не только красивая метафора. Это его суть, он – подлинный отец нации. И Азербайджану с таким наследием есть чем гордиться и что показать всему человечеству!

А мемориал Пир-Хасан в Мардакане, где покоится прах семейства Тагиевых, – пусть станет местом нашей вечной памяти об этих великих людях...