В Лучезарной Медине

Заметки паломников

Я в Медине, в городе Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) – я самая счастливая в мире

1-й день

По дороге в Медину нас кормили в придорожных кафе. Огромные порции риса с курицей! Мы сначала решили, что паломников кормят саудийцы. Оказалось, это организаторы благотворительных рейсов в хадж Сулеймана Керимова позаботились о питании паломников.

А в Медине мы были приятно удивлены, когда нас расселили в довольно комфортабельных гостиничных номерах.

Вечером мы, уставшие от дороги, быстро переоделись в чистую одежду и отправились в мечеть Пророка (мир ему и благословение). Красота неописуемая в любое время суток! Похоже на фильмы, в которых изображают сцены Рая. А потом нас подвели к Равзе – месту, где находится благословенная могила Любимца Аллаха – Мухаммада (мир ему и благословение). Вернее, мы её видели издалека. Слёзы счастья от встречи с любимым Посланником Аллаха тут же полились из нас. Все саламы, переданные от близких, казалось, были приняты.

Нам показали место, которое находится недалеко от Равзы, между минбаром и комнатой Айши, – это место Пророк (мир ему и благословение) назвал «Равзатун мин рияди аль-джанна» – сад из садов Рая. Мы вернулись в отель с неописуемой радостью и счастьем, что посчастливилось посетить мечеть Пророка Мухаммада (мир ему и благословение).

2-й день

С утра нас повезли по всем зияратам Медины: Ухуд, Масджидуль Куба, Масджидуль Киблятайни, то место, где Пророк (мир ему и благословение), говорят, посадил пальму. Мы надеемся, что эти пальмы дожили до наших дней. Но мы поцеловали и эти пальмы, и землю. И ту землю, на которой пролилась кровь, где сподвижники боролись с язычниками.

3-й день

Самое важное, конечно, происходило в мечети. Много-много разных людей – всех рас, наций и народностей – из всех стран мира. Кто-то знает английский, кто-то – только арабский. Мы в силу своих знаний общались с ними. Все настолько разные! Мы проснулись в три утра, в полчетвёртого были уже там. Пока девушки из службы мечети собирали группы из желающих подойти ближе к Равзе, я заметила рядом сидящую девушку с абсолютно славянской внешностью. Спросила её, откуда она. К удивлению, она не знала ни английского, ни арабского языка. Сказала, что знает только албанский. А сама она из Косово. Мы частично на английском, частично на арабском объяснились с ней. Мы подарили ей зеркальце. То, что нашлось в сумке. Сказали: «Это вам от сестёр из Дагестана». Она не поняла. Мы говорим: «We are your sisters from Daghestan». Она поняла. Показывает на себя: «Your sister from Cosovo».

Тут после обеденного намаза опять начали читать азан. Мы не поняли, что это за намаз. Она пыталась нам объяснить, но проходящая мимо арабка произнесла: «Истискъаа». И мы поняли, что сейчас будем делать намаз о прошении дождя.

А после этого нас повели к Равзе. Короткое объявление девушки из службы мечети – и тут все с шумом, с возгласами куда-то ринулись; пересекаем один зал, другой, дальше… все бегут. Девушка из Косово промелькнула впереди. Останавливаемся. Но толпа сзади продолжает напирать. Служительницы кричат: «Я хаджи, сабур!» Кто-то в давке успел сделать два ракаата намаза-суннат. Наплакались в тот день все так, что на следующее утро проснулись с опухшими глазами. Но, говорят, мы были именно на том участке земли из Рая.

4-й день

У кого-то уже началась простуда. Кто-то уже слёг. На собрании нас оповестили, что 2 ноября, после утреннего намаза, мы выедем в Мекку и вступим в хадж – состояние ихрама.

Мы с утра пошли в мечеть. Напились воды Зам-зам. Вышли во двор мечети. Там пол тёплый, уже нагретый солнцем. Огромные солнцезащитные зонты, что стоят во дворе мечети, уже открылись и дают прохладную тень. Мы уселись на одном из ковров. Рядом – молодая женщина с маленькими детишками, термос с чаем, лепёшки тминные. Она отправила сынишку угостить нас лепёшками. Мы спрашиваем – уже на арабском, английского она не знает –откуда она. Она говорит, отсюда. Из Медины. Спросили её о жизни. Хотели сфотографировать, но она сказала, что мужу это не понравилось бы. А детей сфотографировать разрешила. Рассказала, что абсолютно свободно может ходить куда хочет: хоть по магазинам, хоть к подругам.

Вообще их женщины ходят величаво, с достоинством. И понятно почему. Не работают, занимаются только собой и детьми. Мы даже шутим: хотели попросить у горничного пылесос, чтобы комнату убрать, а потом решили этого не делать, потому что он будет шокирован тем, что есть женщины, умеющие пылесосить.

У нашей собеседницы из Медины, несмотря на молодую внешность, оказалось пятеро детей: Мустафа, Абдулла, Халид, Хулюд, Зулайха. На прощание мы ей дали на память то, что нашлось: чётки, электронный тасбих, а она нам – растворимый сок в порошке. Нам хотелось хоть чем-то обменяться. Она пожелала нам на следующий год вернуться сюда и пригласила к себе домой, в гости. Мы сказали, что любим всех жителей Медины. Она ответила: а я люблю всех вас… она была олицетворением Медины, и нам предстояла разлука с ней. А пока мы наслаждались последними часами, последними минутами здесь и не чувствовали боли расставания. Только покой. И говорили себе: «Глаза, запоминайте, сердце, не забывай то, что ты чувствовало…».

1.11.20011. КСА г. Медина