Мой самый любимый город на Земле

Заметки паломников

Вот и осталась позади благословенная Медина. Скрылись за домами минареты мечети Пророка (мир ему и благословение). Финиковые пальмы за окном сменили пейзажи полупустыни.

И, хотя телом я отправилась в Мекку, но душа осталась там, в Масджидуль Хараме в Медине. Уезжаем из прекрасной Медины… Прежде даже мысли не возникало о том, что можно так скучать по городу, с которым знакома всего несколько дней. Четыре дня, проведённые рядом с Пророком (мир ему и благословение), навсегда останутся в сердце.

Чем дальше автобус отдаляется от города, тем сильнее сердце начинает ныть. Словами не передать ту бурю эмоций, которая кипит в груди! На глазах слёзы, как будто прощаешься с самым дорогим, а перед мысленным взором – события, люди… впечатления, которыми щедро одарил этот благословенный город, город самого любимого творения Аллаха, мой самый любимый город на Земле.
Время тут длится невероятно долго; каждый день, словно лёгкие, соскучившиеся по кислороду, жадно вбирал в себя максимум всего, о чём раньше даже и не мечтал. Сейчас понимаю, что прошло всего четыре дня, но мозг отказывается верить, что за такое короткое время жизнеощущение может измениться настолько кардинально.
Гостиница. Пять минут пешком. 26-е ворота. И вот оно – место, где хочется не просто жить вечно, хочется раствориться в воздухе, стать плитой мрамора, одним из зонтов, величественно раскрывающихся во дворе. Но ни в коем случае не уходить никуда. Что целый мир в обмен на это чувство бесконечной любви и почитания? Ничто!

Здесь понимаешь, в чём смысл жизни, но в голове постоянный вопрос: а почему я? Чем я со своим вагоном и маленькой тележкой грехов заслужила такое счастье? И понимаю: ничем я его не заслужила, это кредит доверия, и мне его надо оправдать. Очень страшно, что не справлюсь с такой ответственностью, и судорожно начинаю просить прощение за всё. Прости меня, Всевышний, за мои грехи, за мои сомнения, за мои глупые мысли и мою беспечную жизнь, в которой было так мало места для Тебя. Прости и научи быть сильнее, чтобы не отвлекаться на мирские соблазны, чтобы быть выше своих страстей и глупых желаний. Дай счастье мне и всем моим родным, дай здоровье и крепкий иман моим детям, чтобы им не было так стыдно за свою жизнь, как стыдно за мою сейчас мне. И хочется верить, что Аллах непременно исполнит мои дуа. Ведь Он – Всепрощающий. Помоги мне, Мухаммад, Пророк всех пророков!

Аллах принял мою молитву, потому что совершенно неожиданно, каким-то просто невероятным образом я и мои подруги, а также совершенно не знакомые мне дагестанки, которые оказались рядом, попали в Равзу Пророка (мир ему и благословение) – место, названное садом из садов Рая.
Мы сидели в мечети после утреннего намаза, читали салават, просили за родных. Наира предложила: а давайте попробуем пройти к могиле Пророка (мир ему и благословение). Вначале эта затея казалась совершенно безнадёжной. Женщин допускают к зиярату в определённое время, и мы не знали, когда именно.

В женской половине мечети яблоку было негде упасть. Вспоминая с благодарностью школьную учительницу по английскому, которая крепко заложила в нас знания, на ломаном языке пытаюсь узнать, как же нам попасть в заповедную часть Масджидуль Харама. Представители разных стран собрались по группам, но для России отдельной группы нет. Кое-как договариваемся, чтобы присоединиться к турецкой группе. В итоге дагестанок там было больше, чем турчанок. Альхамдулилля! Сидим и смиренно ждём, когда дойдёт наша очередь. Пришли женщины, которые приехали в Медину позже нас, они тоже хотят попасть на Равза, просят помощи. Говорю: «Конечно, иншалла, помогу», – а сама внутренне в панике: как же это сделать? Со мной Сабина, ей только 19, и она очень хрупкая маленькая девочка. Её мама в аэропорту просила смотреть за ней. Страшно брать на себя такую ответственность. Да и кто я такая, чтобы вести целую группу из почти двадцати человек в гости к Пророку (мир ему и благословение)? Но, видимо, на то была воля Всевышнего, все они смотрят на меня с надеждой. Потому что только я могу хоть что-то узнать у смотрительниц мечети на моём ломаном английском (и ещё раз спасибо Татьяне Михайловне). Осталось пять минут до открытия ворот; договариваемся, что сцепимся руками между собой, чтобы не потеряться в толпе. Волнуюсь за Сабину – как бы её не растоптали в толпе, волнуюсь за своих новых знакомых – среди них много пожилых женщин, а одна бабушка, судя по лицу, уже сейчас чувствует себя плохо. Да, она только недавно после операции, говорят её подружки. От этого становится ещё страшнее.
Ворота открылись. Все полетели внутрь. Мы решили не торопиться и пропустить вперёд очень эмоциональных африканок, которые, ведомые желанием лицезреть Равза, забывали об окружающих. Впереди была давка. Сзади тоже подпирали паломники. В нашей связке – Наира, я, Сабина, Айша, – оказалась и та бабушка. Ей было плохо, но она всё время беспокоилась за Сабину, спрашивала: как наша маленькая, есть ли ей чем дышать? Нам достался маленький клочок свободного места, где решили по очереди делать суннат намаз. Сначала бабушка и Сабина, потом все остальные. Схватились за руки, создаём живую ограду, чтобы их не проглотила толпа. Кое-как получается. Но остальные уже не могут молиться, нахлынула новая волна, решили не ждать просвета, идём к выходу. Слёзы текут рекой. Всего в нескольких метрах от нас – Пророк (мир ему и благословение). И он там живой, согласно хадисам. Это ощущение не передать, его можно только прочувствовать!

И тут произошло настоящее чудо. Одна из смотрительниц мечети говорит, что надо сделать два ракаата, на минуту появляется просвет, и мы понимаем, что мы находимся на той самой зелёной дорожке, кусочке Рая! Судорожно начинаю читать намерение, Фатиха, руку’, сужда… Наира подхватывает чью-то ногу в сантиметрах от моей головы, но это я узнаю потом, а в тот момент существовали только я и Пророк (мир ему и благословение), посредством которого я просила Всевышнего простить мои грехи и научить жить правильно. Туман… понимаю, что это слёзы, но надо держать себя в руках: если все пойдут на поводу своих эмоций – наступит хаос. Наира и Айша делают намаз, пытаемся сдержать толпу; в панике начинаю искать бабушку – оказывается, я держу её за руку, она растеряна, но счастлива. Мы выходим из Равзы. Вместе мы пережили такое, что просто так это не забыть, и мы теперь не просто коллеги. Между нами особая связь. Бабушка спрашивает, как нас найти в Махачкале, говорит, что обязательно придёт в гости, уже заранее понимаю, сколько будет слёз. А сейчас Наирочка плачет от радости. Сегодня у неё день рождения, и она даже не мечтала о таком подарке. Плачут все, подходят совершенно незнакомые люди, обнимают, целуют, мы все тут родные, мы все свои, и мы все дома. Уходить не хочется, но надо дать возможность и остальным насладиться общением с Пророком (мир ему и благословение).
На следующий день сидим во дворе мечети под огромными зонтами и вспоминаем случившееся. Рядом арабская семья: мама и пятеро детей. Три мальчика, две девочки. Она не понимает английский, а я не знаю арабский, но глазами, жестами мы смогли понять друг друга. Оказывается, Айша говорит на арабском. Через неё узнаём, как зовут эту прекрасную женщину, её детей. Она очень счастливый человек, она живёт в Медине, и в мечеть пришла отдохнуть с детками. При виде её детей вспоминаю своих. Не могу сдержать слёз, я очень скучаю по своим. Очень хочется подарить этой прекрасной женщине хоть что-то, дарю чётки, больше ничего стоящего в сумке нет. А она подарила растворимый сок. Я буду его хранить как память. Посовещались и решили, что это может быть неуважением к ней – такое долгое общение, и пересаживаемся в другую часть двора.

Солнце, тепло, ковры, величественная мечеть. А рядом – тоже арабская семья, много женщин, девочки и маленький мальчик. Он похож на моего сыночка. Такой же маленький и, судя по всему, тоже недавно научился ходить. Я не могу сдерживать рыданий, – как же я скучаю по Рамазанчику и как же, наверное, он скучает по мне! Этого маленького арабского мальчика зовут так же, как и нашего Пророка, – Мухаммад. Это мне говорит его мама, она заметила, как я плачу, и привела малыша. Он сначала стесняется, а потом начинает играть. Мы не знаем языка друг друга, но удивительно хорошо друг друга понимаем. Я рассказываю о своих детках, она обещает делать дуа за них. Я тоже буду за них молиться…

Я люблю Медину и её жителей. Здесь, в мечети Пророка (мир ему и благословение), понимаю, что так уютно и так спокойно я не чувствую себя даже дома. Я сохраню эти чувства на всю жизнь. Я буду всегда помнить Медину и её удивительную атмосферу. Айша плачет на плече: пожалуйста, делай дуа, чтобы я осталась здесь жить. Я обязательно буду. И я боюсь попросить её о том же. Я не достойна. Я совсем не достойна...
Сейчас я пишу всё это в автобусе. Мы стоим перед въездом в Мекку. Я ещё не видела этот город, не видела Каабы. Неужели новые впечатления будут ярче, чем те, что я уже пережила? Об этом я обязательно напишу. 

Благословенная и лучезарная Медина, Королевство Саудовская Аравия