Моя умра – новый опыт, новые чувства

Айша, одна из самых возлюбленных Аллахом женщин этого мира и супруга нашего Пророка Мухаммада (мир ему и благословения), к мечети с твоим именем выехали мы сегодня рано утром.

Нас 15 женщин и 22 мужчины – группа, которой предстояло в этот день совершить умру. В мечети Айши (от нашей гостиницы менее получаса езды) мы сделали намерение, помолились.

Мечеть Айши в современной архитектурной версии – здание, которое запоминается своим впечатляющим главным входом, в элементах экстерьера прочитываются все знаки мусульманского контекста. После громады, масштабности Заповедной мечети она кажется, скажем так, скромной, сдержанной.

Вокруг мечети – финиковые пальмы с плодами. Большинство паломников моей группы впервые увидели, как плодоносят эти деревья. Вчера, гуляя по Мекке, увидела цветущий кустарник. По-моему, это был касперс, данным растением любовался Пророк Сулайман (мир ему).

Здесь, в жарком климате, среди скал и пустынь, особо радует глаз растительность. Относиться к ней бережно, не ломать, не срывать даже листика с дерева или кустарника – не просто пожелание, но требование к паломникам. Увидев, среди каких скал пальме приходится расти, набирать силу, ловишь себя на мысли: растения могут преодолевать жажду и зной, а ты?..

В мечети Айши сделано два входа для женщин и между ними, по центру, вход для мужчин. В оба входа для паломниц при нас устремлялись всё новые и новые группы. В молитвенном помещении – столь узнаваемая обстановка: тихо, ковры на полу. А что необычно – большие, круглые, примерно в один метр диаметром столбы. После намаза некоторые женщины подходят к ним, чтобы прикоснуться руками, постоять в сосредоточенности. Признаться, я не знала об этой традиции. Но всё-таки важнее – сделать искреннюю мольбу, не отступать ни в мыслях, ни слухом и зрением от намерения совершить умру.

Загружаемся в наше не самое комфортабельное, но на диво вместительное такси и едем к Заповедной мечети. Здесь, в Мекке, быстро привыкаешь к новым речевым оборотам и распространённым понятиям. Весь комплекс Заповедной мечети теперь привычно называем только Харам (в русском языке это слово имеет форму «храм»).

Когда Всевышнему угодно, он облегчает дело, простирает путь. К Хараму подъехали с непривычной стороны. Минуем небольшой местный рынок, в то же время справа высятся многотонные строительные краны – их десятки. По используемой строительной технике можно судить, какого масштаба работы здесь производятся. Такие мощные краны я видела в России только на крупнейших стройках уникальных промышленных объектов.

Если продолжать аналогию, строительство и расширение Харама должно происходить постоянно на всех уровнях. И в первую очередь – в нашей душе, в душе и сердце каждого мусульманина. Как бы хотелось, чтобы именно такое строительство являлось нашим безусловно главным делом в жизни! Хадж и умра – достойные и необходимые составляющие в этом деле.

Знакомые минареты Харама, указатели для намеревающихся совершить таваф (семикратный обход вокруг Каабы). Мусульманин в умре выполняет его по тем же правилам, как и в хадже. И хотя я всего несколько дней назад завершила хадж, всё равно накануне проконсультировалась о порядке совершения умры. Благо, мои консультанты – опытные хаджи, алимы. Здесь, среди участников хаджа по благотворительной линии фонда Сулеймана Керимова, у нас самая доброжелательная обстановка. В том, полагаю, преимущество перед теми хаджи, которые отправляются в путь совершенно независимо, самостоятельно. Пусть и их хадж будет выполнен верно и принят Всевышним…

Совершая свою умру, убедилась, что при совершении обязательного, казалось бы, знакомого действия переживания приходят новые, ощущения ранее не знакомые.

Как же наивна я оказалась, полагая, что смогу совершить таваф спокойно, с уверенностью «знатока»! На третьем круге, двигаясь в массе таких же паломников, вдруг ощутила, как начало пробиваться раздражение: зачем толкаются? Почему нетерпеливы? Да ещё солнце подходит к зениту, тени нет ни с одной стороны. В этот-то момент и поняла: вот оно, подползает искушение осудить других. Вон, вон и ещё раз вон эти мысли. Только молитва. Только хвала Всевышнему. Только исполнение намерения совершить должным образом умру.

Здесь, у Каабы, первого храма единому Богу, меня могла сбить с молитвы «неудовлетворённость» другими людьми, «неподходящей» погодой и так далее и тому подобное. Позднее, вечером, обдумывая день, записала: больше делать дуа о спасении от малодушия, нерадения, беспокойства и грусти.

Перед вылетом из дома меня предупреждали знающие люди: увидеть в хадже придётся разное, но ты делай своё дело, упорно делай. Как были правы друзья! Сделала дополнительный круг вокруг Каабы, чтобы не сомневаться в качестве тавафа, и только потом пошла делать намаз в два ракаата.

Группа, с которой я отправилась в умру, собралась у одного из пунктов недалеко от холма ас-Сафа, где можно передохнуть, попить воды из источника Зам-зам. А ведь казалось, что мы потерялись, пошли в разном темпе. Однако вот вместе. В группе две пожилых женщины, им – постоянное внимание. Хотя справедливо отметить: наши пожилые женщины и мужчины в хадже и умре проявляют завидную стойкость. Для верующего человека с возрастом становится намного очевиднее, почему, ради чего нам дан дар молитвы и терпения.

После отдыха – молитва на месте начала обряда саи. Снова новое ощущение в душе: не хочется, чтобы умра закончилась быстро! Не хочется выходить из состояния и движения, которые так милы сердцу. Но – надо двигаться по возможности быстро, ведь мы вспоминаем, как металась между холмами Сафа и Марва мать Пророка Исмаила (мир ему), мужественная Хаджар.

…Вот и всё. Обряд саи сделан. Сострижен локон волос. На смену напряжению, повышенному внутреннему контролю приходит чувство покоя. Я выхожу на территорию перед высотными зданиями, окружающими Харам. На самых высоких часах в мире стрелки приближаются к времени полуденного намаза.

С сегодняшнего дня мои жизненные часы показывают отсчёт: в 1433-м году от Хиджры совершены мой хадж и моя умра. Господь, я стояла перед тобой все эти дни и ночи, прими мою покорность, прими мои хадж и умру!

хадж 1433 года по Хиджре,

Мекка