Мина в канун дня Арафа

Исламским журналистам, всем, кто намеревается трудиться в исламских СМИ, следовало бы вменить в обязанность испытать палящее солнце в долине Мина, пережить вместе с тысячами паломников жизнь в палаточном городе, испытать себя на терпимость и терпение именно здесь. Наша группа въехала в пределы Мины утром, в 8 часов по Москве.

Наша часть палаток – в непосредственной близости от границы этой небольшой долины между суровыми скалами, откуда начинается путь на Арафа. Между рядами палаток – проходы примерно в два метра шириной. Вдоль заселенных помещений – термосы со льдом и охлаждающимися в них бутылочками с питьевой водой. Над тентами выведены вентиляторы, которые делают нахождение здесь намного терпимей. Если в палатке не работает кондиционер, то людям намного труднее.

Сегодня с утра коллеги записывали сюжет для телеканалов о жизни в Мине. Попросили и меня сказать, насколько ощутима разница в климате между моим северо-западным регионом России и юго-западом Аравийского полуострова. Родные мои, у нас в конце октября уже ледок на лужах и ночные заморозки… Но всё же тема важная: паломники должны сохранить хорошее физическое самочувствие, чтобы достойно и полностью совершить подъём и обряд бросания камней на горе Арафа. Ведь он-то и есть центральная часть хаджа.

Итак, по поводу разумного поведения в условиях опасности теплового удара. Одежда, покрывающая тело, очки, зонтик, постоянное питьё воды – это в обязательном порядке. О цвете одежды для мужчин комментариев не требуется. Они в ихрамах, которые состоят из двух полотнищ белого цвета. Женщины – в хиджабах, в платьях из натуральных тканей всех цветов. Отнюдь не только чёрных или тёмных оттенков. Я узнаю уже по деталям одежды наших сестёр из Татарстана, Чечни, Башкирии. А вот меня «узнал» один брат из Ирландии. Явно спутал с какой-то знакомой мусульманкой и начал с обращения: «Сестра, жарко в вашей палатке?» Недоразумение, конечно, быстро разрешилось. А в палатках, действительно, было в начале заселения жарко. …Применять к временному поселению в Мине понятие «городок» не очень верно. Это крупное поселение. Кварталы, блоки, улицы.

Закреплённый за территориями обслуживающий персонал. Торговля продуктами питания, фруктами, сувенирами – всё есть в этом интернациональном полисе. Питание для паломников, которые приехали по линии благотворительных фондов, остаётся бесплатным, двухразовым. Фрукты, кисломолочные продукты докупаем сами.

Сегодня Ахмад, старший в нашей журналистской группе, купил лабан (вид кефира по-арабски) и свежую печёную лепёшку. Получился очень вкусный обед. Цены у местных лоточников заметно выше, чем в Мекке. Как говорится, специфика выездной торговли. Торговцы активно рекламируют свой товар, особенно много разносчиков местного мороженого. Оно вкусное, но мы предпочитаем утолять жажду водой, чаем. …Много паломников, которые прибыли самостоятельно не через турфирмы или национальные фонды хаджа. Их мини-палатки ютятся по краям шоссе, вдоль бетонных стен, окаймляющих подступы к скалам. Поначалу поразила картинка: паломник спит прямо на скале. Защита от солнца – тень от выступающего над ним камня. Занят каждый метр земли под автострадами, которые здесь строятся всё активнее для разгрузки транспорта. Люди отдыхают, спят, едят, пьют чай, устроившись на картонных коробках, покрывалах. Если удаётся, устраивают самодеятельно навесы из самого разного материала. Жара нешуточная. Все понимают, что надо сохранить силы для дня Арафата. Мы относимся к сектору, который принимает паломников из Европы, Российской Федерации, Великобритании и Ирландии. Хаджи из Дагестана живут компактно, рядом с ними – паломники из Чечни, Урала, чуть дальше, в другом секторе города – из Татарстана.

Бросается в глаза количество бытового мусора, особенно вдоль главных трасс и в местах проживания «неорганизованных» паломников. Санитарные службы просто не успевают поддерживать тут чистоту. Чуть ветерок – и несутся пластиковые бутылки, целлофан, бумага, тара всех размеров. Мест для курения в подобных местах не предусмотрено по определению. Но вижу курящих паломников в ихрамах, исходящих потом и затягивающихся сигаретой. Их очень и очень немного. Однако производят они отталкивающее впечатление. Как эти люди хотят родиться заново, если не могут победить одну из самых эгоистических привычек? К чести мужчин нашей группы, среди них за прошедшее время нашего путешествия не увидела ни одного курящего.

Мне рассказывал сотрудник местного министерства по вопросам хаджа, что Мекку после паломников чистят два месяца. Приходится мобилизовывать все резервы коммунальных служб, нанимать дополнительных работников… Я не верю, что невозможно навести порядок в данном вопросе. Ведь нам всем дорога земля, на которой родилась религия, ведущая человека к очищению от греха и спасению в Раю. Отговорки типа «особой ментальности» тех или иных народов, привычного образа жизни – аргументы от шайтана. Чистота, если угодно, культ аккуратности должны отличать мусульман вне зависимости от места проживания. А прибыв на территорию Харам, мы имеем шанс выразить своё почтение и любовь к религии пророкам, Пророку Мухаммеду (мир ему и благословение) самым доступным и человечным образом. Как? Соблюдая правила паломничества!

Подтверждая своим ежедневным поведением соблюдение заповедей чистоты. …На улицах палаточного городка молодые люди в спецодежде появляются с периодичностью чуть ли не каждые 10–15 минут. Приносят лёд для термосов, питьевую воду, освобождают большие пластиковые контейнеры для мусора. Постоянно слышна их настойчивая просьба: «Тарик! Тарик!» («Дорогу! Дорогу!»).

В женской палатке, где меня устроили на эту ночёвку, две группы сестёр. Наблюдаю, как общаются слабослышащие сёстры. Их старшая женщина делает совершенно правильно: собирает их в кружок перед началом намаза или для передачи общей информации. Как-то быстро у них всё получается. Чувствуется, что подготовились к хаджу серьёзно. Шум мощного вентилятора сливается с разговором сестёр за ужином. Тюфяки из толстого поролона выданы каждому человеку. Они состоят из трёх частей, легко складываются. В предыдущие годы их не выдавали, люди спали, укутываясь собственными тёплыми вещами.