Сирота, рождённый сердцем

Я нашла тебя в 46 лет. Из глаз катятся слёзы, хочется кричать: «Ну почему я так долго не соглашалась с мужем? Почему не пришла к тебе сразу, сыночек мой? Сыночек мой, рождённый сердцем...»

 

Я благодарна Всевышнему за этот путь, хоть он и был труден, за эту радость – вновь стать матерью. За счастье знать, что он никого так сильно не любит, как меня, – свою вторую маму.

За стеклом мелькают деревья, озёра, облака. Дорога длинная – времени на воспоминания вдоволь.

Как быстро растут дети! Ещё вчера они наполняли дом своими звонкими голосами, а сегодня уже взрослые (у нас два сына и дочка). Отучились, устроились на работу. Мы остались одни и очень скучали по детскому гомону.

Как-то муж предложил взять ребёнка из детского дома, но я отказалась. Разве смогу я принять и полюбить чужое дитя?

Однако скоро я, всю жизнь проработавшая акушеркой, попала под сокращение и осталась безработной. Муж снова завёл разговор о ребёнке. «Мы справимся с помощью Аллаха», – сказал он. И я решилась…

Снова стать матерью

Поиск в интернете

В центре опеки мне дали перечень необходимых  документов и предложили искать ребёнка в Интернете. С этого дня мы с мужем ежедневно просматривали список детей-сирот. Мне был нужен маленький ребёнок, и вот я увидела ЕГО. Он был очень похож на нашего второго сына!

Сколько бы детей мы ни видели после этого, неизменно возвращались к Наилю (так его зовут). Взволнованно проверяли, не забрал ли его кто-нибудь, пока мы готовили документацию.

Настал назначенный день – 18 декабря. За время пути, показавшегося таким долгим, тревожные мысли не покидали меня: а вдруг он нас не полюбит, вдруг откажется от нас?

Директор дома малюток рассказал нам всё о Наильке, ознакомил с его медицинской книжкой, историей родов, потом предложил пройти в группу, чтобы встретиться с ним и принять окончательное решение.

Ребенок

Никогда не забуду этот день! Иду, а у самой дрожат колени, сердце бьётся во всём теле. Смотрю на мужа – он кажется спокойным. Но я-то знаю каждый его взгляд, каждый вздох; я чувствую, КАК он волнуется.

Поначалу мы не находим его среди группы детей. Но вот появляется нянечка, держа маленького Наиля за руку. Я хочу обнять его, прижать к себе, а он прячется за няню. Мне становится страшно: неужели мы ему не понравились?

Тогда врач предлагает нам что-нибудь дать ему, игрушку или шоколадку. Вспоминаю, как набрали конфет для него и других сирот детдома, протягиваю ему… и вот он тянется ко мне!

Обнимаю Наильку, из глаз катятся слёзы, хочется кричать: «Ну почему я так долго не соглашалась с мужем?! Почему не пришла к тебе сразу?».

ИгрушкиВ тот момент мне показалось, что это я родила его и оставила на два года и десять месяцев. Не знаю, чувствуют ли другие «опекунские матери» что-либо подобное, но со мной случилось именно так.

Так я и «родила» своего четвёртого ребёнка. Родила сердцем.

Нам не разрешили забрать его в тот же вечер, попросив приехать через десять дней. Эти долгие десять дней, в течение которых я неоднократно звонила директору, чтобы никому не отдавал нашего сына...

Наконец мы снова в пути, с коробкой конфет для сотрудников детдома. Вместе с нами поехала и дочка. А дома Наиля ждёт новая кроватка, красивая одежда и собственная комната.

К нашей радости, во время второй встречи Наиль уже назвал нас мамой и папой. Очень стеснялся, но тянул губки для поцелуев. Спасибо работникам, которые предупредили мальчика, что за ним едут его родители.

Семь лет вместе

Сын с отцом идут в школу

Наш сын уже школьник. Оглядываясь назад, я пытаюсь вспомнить: а были ли трудности? Да, были, но я о них уже забываю.

Первое время не могли уложить Наиля спать. Качала его, ложилась рядом – всё бесполезно. Потом муж дал ему большого плюшевого мишку, он обнял игрушку и уснул.

Он панически боялся воды и отказывался мыться. И только после нескольких посещений бани и ласковых уговоров самостоятельно уселся в ванну с водой.

Вначале он принимал только меня, забирался на руки и никуда от себя не отпускал, словно боясь вновь потерять маму.

Муж построил снежную горку со сказочным дворцом на вершине, стремясь подружить его с другими детьми. А летом, с разрешения председателя сельсовета, установил возле дома большую детскую площадку.

На рыбалке

Постепенно всё налаживалось. К пяти годам Наиль уже не отходил от отца, сопровождая его повсюду: вместе на рыбалке, вместе на тракторе.

Нас волновало его здоровье, и мы ежегодно проходили диспансеризацию. В три года по совету педиатра отдали его в детский сад, ведь он отставал в развитии и совсем мало говорил.

Мы – мусульмане. Наша религия предписывает после выписки из роддома провозгласить азан и дать ребёнку имя. Мы постарались осуществить этот обряд, как только мальчик адаптировался в новой семье. Пригласили родственников, пришло всё село.

У тебя есть ещё одна мама

Время от времени к нам наведывались органы опеки. В одно из таких посещений психолог поинтересовалась, знает ли ребёнок, что он не родной, а приёмный? Ответила прямо, что пока ещё нет.

Я тянула с этим признанием, представляя возможную боль сына. Но ведь когда-нибудь он всё равно узнает, и тогда мы лишимся его доверия.

Поэтому лучше открыть истину, и как можно раньше! Но как? Как это преподнести, не травмируя ранимую детскую душу?

Я осторожно сказала Наилю, что у некоторых детей бывают две мамы и два папы. «Да, я знаю. У Адели в садике две мамы», – беспечно ответил он, тем самым облегчив мне разговор. «Вот и у тебя, мой дорогой, есть вторая мама, только далеко отсюда. Она очень больна и не может за тобой ухаживать. У тебя есть и далёкий папа, и старший брат (17 лет)».

Езда за город

Слава Аллаху, он спокойно воспринял эту новость, а мне захотелось увидеть его родителей и поблагодарить их за сына. Помимо этого, мне надо было уточнить и другие вопросы – касательно их генетических заболеваний, которые мог унаследовать ребёнок.

Целый год я вынашивала эту идею. Узнала адрес, и, наконец, мы поехали к родителям моего сына. Пока что одни, без Наиля. Далеко, в другой район…

Снова путь, полный волнения. Впереди нелёгкое знакомство, нужно разговаривать корректно, чтобы никого не обидеть.

Нашли дом, стучимся. Открывает мужчина папа Наиля. Представились. Заходим в дом. Неловкое молчание. Разговор не клеится – все в шоке.

Дом

Мне разрешили посмотреть на маму Наиля. Она лежала в постели, молодая, но тяжелобольная женщина. Вокруг всё чисто, ухоженно благодаря стараниям супруга. На меня смотрели глаза моего сына, и я не сдержала слёз.

Что она чувствовала, когда была вынуждена оставить его из-за болезни и неспособности двигаться? Недуг лишил её возможности разговаривать, и, я думаю, она даже не подозревала, кто мы такие.

Но отцу Наиля было очень тяжело. Он страшно волновался, сказал, что не смог бы его вырастить. Мы успокаивали его, говоря, что так было суждено. Что он не смог бы в одиночку вырастить крошечного новорождённого ребёнка весом в полтора кило да ещё ухаживать за прикованной к постели женой…

Постепенно мы разговорились, я спрашивала всё, о чём хотела узнать. Предложила ему посмотреть фотографии сына, но он ответил, что ещё не готов, сердце не выдержит.

Через полгода мы приехали снова, уже по его приглашению. На этот раз с Наилем. Состояние его мамы всё ухудшалось, и мальчик должен был повидаться с ней, увидеть своими глазами, что кровные родители его не бросили: у них не было возможности вырастить недоношенного ребёнка.

Отец и сын

Папа Наиля ждал у ворот. Отец и сын обнялись первый раз в жизни и долго не размыкали объятий. Отец плакал. На это было тяжело смотреть, мы тоже не могли сдержать слёз.

Зашли в дом, пошли к его маме. Она уже не открывала глаз. «Погладь ей голову, руки и скажи "спасибо", что родила тебя», – прошептала я. Мы пять часов ждали её пробуждения, но она так и не проснулась…

Наиль познакомился со своим братом, узнал много интересного про родственников. У «далёкого» папы 11 родных, у нашего папы – 12 сестёр и братьев. Вот такая теперь большая семья у нашего сына, по милости Аллаха.

Когда-нибудь мы планируем познакомиться с его многочисленными родственниками и надеемся вырастить Наиля хорошим человеком.

К сожалению, есть люди в нашем обществе, которые считают детей из детдомов людьми второго сорта. И мы тоже с этим сталкивались. Но сироты не виноваты, что им выпала такая судьба. Они нуждаются в добром слове, взгляде, в хорошем отношении. Конечно, трудно брать чужое дитя, ничего о нём не зная. Только любовь к ребёнку поможет смягчить все трудности и преодолеть преграды.

Счастливая семья

Сам Пророк Мухаммад являлся сиротой, о чём даже сказано в Коране, в суре «Ад-Духа». Он сказал: «Я и опекающий сироту будем в Раю (рядом), как вот эти два пальца», – и показал на средний и указательный пальцы (передали имамы аль-Бухари и Муслим). Есть ли награда большая, чем эта?! Какое великое вознаграждение ожидает тех, кто возьмёт ребенка на воспитание и вырастит его с добротой, как своего!

Добрые люди! Если после прочтения этой истории смягчатся ваши сердца и вы захотите взять ребёнка из детдома, или хотя бы начнёте лучше относиться к ним и перестанете считать их людьми второго сорта – я буду рада, что хоть чем-то помогла этим детям.

Самый лучший и достойный уважения человек Посланник Божий – тоже был сиротой! Уважаемые мусульмане! Я прошу каждого прочитавшего эту статью обратиться к Аллаху с мольбой за нас.

С уважением, семья Вагаповых

Понравился материал? Пожалуйста, расскажите об этом окружающим, сделайте репост в соцсетях!

Читайте нас в Телеграм: t.me/newislamru

Фото: dorogazhizni.org, ru.depositphotos.com.