Саудовская Аравия: молодёжный дрифт

Когда-то в Средние века парусные корабли всех видов и типов из загадочной Индии приходили в Басру или Эль-Кувейт. Там они разгружались, товар сортировался, перегружался на верблюдов, и огромные караваны с товаром, предназначенным для Европы, уходили в длинный и изнурительный поход на побережье Средиземного моря в порты Палестины, Сирии и Ливана.

 

Нередко такое путешествие затягивалось на 30–40 дней; всё зависело от умения проводников, опытности начальника каравана, от состояния верблюдов. Неспешно такой караван шёл от колодца к колодцу, от ночёвки к ночёвке, а погонщики, которым надоедало всё время сидеть на верблюдах или ишаках и монотонно рассматривать одну и ту же пустынную картину, шли рядом, сочиняя стихи – касыды – и напевая ими же самими сочинённые простые песенки.

Жизнь шла неспешно, но нельзя сказать, что она была безопасной. Нередко погонщики умирали – от недоброкачественной пищи и воды, от жары, нередко достигающей в пустыне 50 градусов, от различных болезней, которые обострялись во время таких тяжких переходов. Но, в конце концов, караван доходил до конечного пункта. Тех, кто проделывал этот нелёгкий путь, хорошо знали, и погонщики пользовались почётом и уважением. Многие арабы, особенно молодёжь, стремились именно к такой профессии, чтобы испытать себя, закалить волю и сделаться уважаемым членом племени.

Но пришли новые времена, и верблюдов сменили автомобили, которые по прекрасным дорогам намного быстрее доставляют грузы с побережья Персидского залива в порты Средиземного моря и обратно. Такая профессия уже мало привлекает молодёжь, которая ныне предпочитает мотогонки и выделывание различных трюков на современных машинах. Вначале весьма модными были гонки и катание по дюнам в пустыне. Видимо, потому, что всё было там безопасным, и молодёжь только набиралась опыта и мастерства. Что они там выделывали или выделывают сейчас – словами довольно трудно передать, лучше смотреть многочисленные ролики, которых масса в Интернете.

Да и сейчас любое турне по арабским странам, особенно в регионе Персидского залива или по северу Африки, как правило, включает в себя поездку в пустыню к бедуинам, а желающим – гонки по дюнам. Выбирается прочный Land Rover c опытным водителем, в машину садятся до трёх отчаянных туристов, и заезд начинается. Водитель прекрасно знает эти дюны и начинает колесить по ним сверху вниз, заезд боком или задом, разгон и тут же резкое торможение. Туристы только визжат от восторга и испуга, но потом со смехом всё это пересказывают своим домашним и показывают свои видеоролики. Впечатления незабываемые. Следует заметить, что всё происходит без особых происшествий, поскольку в пустыне, как вы понимаете, нет полиции, нет светофоров, нет разделительных полос, нет этих «наглых» пешеходов и т. д. Поезжай и делай всё, чего хочет твоя закрепощённая европейская душа.

Но арабской молодёжи этого уже мало, и если кто гоняет по дюнам, то это начинающие в целях тренировки. Более опытные занимаются, как это называют в Саудовской Аравии, Tafheet или Hajwalah, что переводится примерно так: «Езда по кругу, без направления». Наиболее близкое по смыслу английское слово – joyriding, быстрая и опасная езда с целью развлечения. Большинство участников и зрителей – молодёжь в возрасте от 15 до 25 лет. Участвовать в гонках может любой человек на любой машине, если он получит одобрение «организаторов». Чтобы принять участие в «тафхите», требуется символический вступительный взнос, но чаще всего гонщики выступают бесплатно, просто ради развлечения.

В «тафхит» в первую очередь начали втягиваться беззаботные дети богатых родителей, но с годами состав участников «арабского дрифта» становился всё более социально разношёрстным. Из опасного развлечения богачей этот «спорт» превратился в символ протеста против скуки и отсутствия социальных лифтов. Строгое половое разделение, отсутствие личных свобод и социальных перспектив даже среди представителей обеспеченных семей приводят к падению целеустремлённости и трудовому оцепенению. Реакцией на это и стал «тафхит» – современное моторизованное восстание, вызывающее у молодёжи пьянящее революционное равнодушие. Если объяснять причины популярности «арабского дрифта» предельно кратко, достаточно одной фразы: скука, тестостерон и дешёвый бензин. 

Наиболее широко «арабский дрифт» получил распространение среди саудовцев. Вначале молодёжь договаривается об очередном своём мероприятии на определённом, широком и прямом участке дороги с не самым плотным движением. Приезжают несколько участников и огромное множество зрителей, выстраивающихся вдоль дороги. Участники приезжают на арендованной или угнанной машине, иногда на своей. Обычно это что-то вроде Hyundai Solaris, Hyundai Sonata или Toyota Camry, эти машины в Саудовской Аравии стоят сущие копейки. Да и потом страховые компании, в отличие от российских, полностью выплачивают стоимость машины. Нередко я видел, как саудовцы, которым надоела их марка машины, разгоняются и идут на таран друг с другом, после этого приезжают агенты страховой компании и забирают остатки.

Так вот, после разгона до 200 км/ч резкими движениями руля автомобиль бросается в занос, а цель безбашенного водителя – используя инерцию и повороты руля, бросать автомобиль от края до края дорожного полотна, желательно цепляя обочину и проскакивая на этой безумной скорости между законопослушными участниками движения, ставшими не по своей воле естественными препятствиями. Нередко такие «шуточки» проделываются навстречу движущимся грузовым автомобилям или трейлерам. Саудовцы не беспокоятся – водителями грузовиков являются гастарбайтеры, которые, естественно, не пойдут жаловаться на местного жителя. Как обычно, в любых случаях суд встаёт на сторону саудовца (всё же свой парень), а гастарбайтеру аннулируется временное проживание и его отправляют на родину.

Опытные водители говорят, что нужны тонкое чувство автомобиля и очень быстрая «перекладка руля» в правильный момент времени. Необходимо очень быстро вращать рулём, чуть не успел – всё, не получится разворот. Если почитать учебники по вождению, то там определённый угол положения автомобиля относительно курса – нужно правильно выставить колёса – держать нельзя, нужно «помогать вращаться» машине, «сохранять момент вращения».

Другими словами, не каждому водителю удаётся полный разворот на 360 градусов, помимо профессиональных качеств надо иметь ещё и человеческие: быстроту реакции, смелость, отсутствие страха и, как это ни странно, ясную голову.

Не удивительно, что многие саудовцы не только полностью разбивают свою машину, но ещё с серьёзными травмами попадают в больницу. Интересно, что полиция смотрит на это сквозь пальцы – надо же мальцам чем-то развлекаться. И только в последнее время полиция стала штрафовать «каскадёров» и иногда задерживать. Но что такое обычный штраф в такой стране, как Саудовская Аравия, где каждый второй – принц или родственник правящей семьи Саудов.

Забавы этих любителей «тафхида» мне пришлось испытать на собственном опыте. Однажды я выехал по делам из Эр-Рияда в знаменитый город Джидда на побережье Красного моря. Прекрасное шоссе, прекрасная машина с крейсерской кнопкой, установленной на скорости 170 км/час. Казалось, всё прекрасно, но это только до поры до времени. В многочисленных посёлках, встречавшихся на пути, я сбавлял скорость до 90 км\час, как это предписано дорожными правилами, и думал, что не встречу саудовских шутников.

Но в двух посёлках не повезло: меня, иностранца, заметили и решили показать свою саудовскую удаль. На скорости в 200 км\час саудовец обошёл меня и метрах в 200 от меня резко ударил по тормозам, развернув машину в мою сторону. Завизжали шины, посыпался песок, запахло палёным, а затем саудовец на этой же скорости пошёл мне в лоб. Но я уже знал их шуточки и спокойно вёл машину, не сворачивая. Метрах в 20 от меня саудовец резко вывернул руль влево и пронёсся мимо. Всё это время из окна, высунувшись наполовину (как только не вывалился?), друг шофёра снимал меня на видеокамеру. Потом, демонстрируя этот «фильм», молодёжь будет визжать от восторга, как они сумели «уделать» иностранца.

На подъезде к Джидде заметил, как всё широкое шоссе забито машинами. Но сигналов не было, значит, это не свадьба, а нечто другое. Часть машин расступилась, и я оказался в середине довольно большой кавалькады. И тут я оказался зрителем каскадёрского зрелища. В середине на скорости 110 км\час шла машина, затем водитель резко поставил её набок, так что два колеса оказались в воздухе. С заднего сиденья быстро вылезли два молодых человека и на ходу сначала сняли висящие в воздухе колёса, затем их поменяли. Рядом с той же скоростью шёл грузовичок «Тойота» с тем, что если кто-то из двух потеряет равновесие, то он сможет затем перепрыгнуть в кузов «Тойоты». После того как операция была завершена, водитель поставил машину на все четыре колеса. Затем раздались такие гудки одобрения, что как только не оглохли водители! Вполне естественно, что всё это снималось на камеру. Когда всё кончилось, передние машины расступились передо мной, и я смог беспрепятственно продолжить свой путь. Так постепенно некогда доступные только каскадёрам трюки начинают талантливо осваиваться саудовской молодёжью.

Позднее я прочитал в газете Arab News, что суд приговорил к смертной казни стритрейсера, который, неудачно выполняя каскадёрские трюки, задавил двух человек-саудовцев на обочине и скрылся. По мнению суда, попытка «подрифтить», закончившаяся двумя смертями, должна быть приравнена к убийству по неосторожности.