Пусть всегда будет совесть!

Каждый вечер, стоя у плиты, я веду диалоги со своей совестью. Да что уж там, у плиты… Эти диалоги продолжаются и на работе, и на улице, и в магазинах. Везде, где я бываю, она ходит за мной и шепчет странные вещи.

– Почистила овощи, хозяйка? А отходы куда? Неужели в мусорку? Не стыдно? У тебя же коровы в соседнем дворе, в двух шагах от твоего дома куры. Съедят ведь. Не бросай, – умоляет меня совесть.

Иногда я к ней прислушиваюсь, а иногда делаю вид, что ничего не слышу. И отходы уходят в мусорное ведро. А когда готовлю в городской квартире, то со спокойной душой выбрасываю кожуру с овощей и фруктов. Я же как бы в городе… и живность тут, в принципе, не предполагается… И тут она снова вылезает и говорит: «Кто хочет, найдёт тысячу возможностей, а кто не хочет – тысячу причин. Тьфу ты, и не стыдно?»

Совесть утверждает, что грех выбрасывать что-либо, от чего кто-то мог бы получить пользу. Будь то кожура овощей, остатки фруктов, чёрствый хлеб, старая обувь и многое другое. Хлеб и вещи – особенно. Да что уж там, она меня заставляет думать даже о том, что грех оставлять включённым свет и воду там, где ими никто не пользуется!

А когда мы ходим с ней по улице, она щекочет мои нервы ещё сильнее.

Совесть

– Хозяйка, видишь, человек сидит. Без ноги. Без обуви. У него на картонке написано: «Помогите на операцию». Что? Это вид заработка? Да ладно… И не стыдно? Поделись, у тебя же лежат в кармане деньги. Хоть 50 рублей дай. Ну хоть 10! – совесть тянет меня за плечи на улицах, когда мы проходим с ней мимо попрошаек и нуждающихся людей. Мне хочется стукнуть её, ведь человек, сидящий на холодной земле, или женщина с завернутым в одеяло безжизненным телом младенца, даже не смотрят в мою сторону…

Подошли бы, умоляли бы, одно дело. А тут… Эх, совесть, вот ты можешь… А ей плевать на мои чувства и моё стремление пройти мимо чужой беды. Она упорная и сдаётся только в редких случаях.

Иногда в соцсетях я натыкаюсь на просьбы о помощи больным детишкам или молодым ребятам и юным девушкам, у которых рак. Честно, для меня большая трагедия боль других людей. Их крики о помощи и отчаянные мольбы собрать хотя бы по 100 рублей. Я бы с радостью, но этих обращений всё больше, а денег всё меньше… И я отчаянно пытаюсь пролистать ленту дальше, как будто ничего и не заметила. А совесть смотрит на меня обиженно и говорит:

– Я думала, ты человек. Я думала, тебе не плевать на чужое горе. А ты... Неужели не закинешь им хотя бы сотню? Нет на счету? Ну сохрани их номер, реквизиты… Будут же когда-нибудь. Не будь такой чёрствой. Ты же понимаешь, что для тебя это – мелочи, а для этих людей реальная помощь. Всё возвращается: и добро, и зло, и безразличие…

И знаете, я замечаю, что с каждым годом, с каждым днем я слышу голос своей совести всё реже и реже. А может, я сама его заглушаю, заполняя своё духовное пространство не тем, чем нужно… Сама не прислушиваюсь, не слышу её призывов?

Как бы совесть ни давила на нас, главное, чтобы она – была. Чтобы каждый из нас чувствовал, что он ещё ЧЕЛОВЕК. Что готов помочь ближнему. Услышать чужую боль. Готов отдать нуждающемуся что-то из своего имущества. Готов помочь хотя бы добрым словом. Ведь даже улыбка – это милостыня (садака). Пусть совесть вновь и вновь напоминает нам о грехах даже в самых мелких делах и предостерегает нас от них.

Пусть совесть просто будет…

София Мусаева