Все мы разные, но …

 

В силу обстоятельств автору статьи приходится общаться с людьми, принадлежащими к разным религиозным конфессиям, социальным группам. С печалью и болью вынуждена отметить, что много непонимания между людьми проистекает из подавленной, вытесненной агрессии, которая проецируется на «других», иных по тому или иному признаку.

 

 В этом нет ничего парадоксального. Групповая, а следом и личная идентичности формируются за счёт сплочённости, достигающейся кратчайшим путём в противостоянии и агрессии по отношению к тем, кто не похож на большинство. Иначе говоря, за счёт побивания тех, кто в меньшинстве, достигается ядро групповой идентичности.

Знаменитое каратаевское «мы», воспетое Львом Николаевичем Толстым, часто оборачивается в реальности открытой или завуалированной травлей тех, кто не «мы».

Профессия психотерапевта способствовала развитию сострадания и милосердия по отношению к тем, кто не вписывается в большинство.

Бывает так, что сначала по воле судьбы, по стечению роковых обстоятельств, из-за действий джиннов психика человека искажается, получая травму, а потом его добивает общество, и в результате он озлобляется, становится лёгкой добычей тех, кто использует боль и обиду в своих целях против «нормального» большинства.

Не возьмусь в рамках одной статьи говорить о различиях бедных и богатых – собственно, различия эти всегда использовались для разжигания революций, в которых проливалось много крови, но никогда не достигались свобода, равенство, братство.

Мне больно читать посты своих друзей в соцсетях, в той или иной мере содержащие агрессивные выпады против мусульман. Москвичи, во времена СССР брезгливо фыркающие на лимиту – мол, понаехали колхозники, – сейчас точно так же высказываются по отношению к мусульманам, мешающим свободному передвижению транспорта во время религиозных праздников, смущающим светские чувства непривычной одеждой. Аргументируются такие высказывания тем, что «мы у себя дома и диктуем правила на своей территории». Можно согласиться с этим утверждением, но лишь отчасти. Мы живём на одной планете Земля, и ноосфера для всех одна. И в каком-то смысле наша планета – коммунальная квартира, где живут очень разные соседи. И на общей кухне можно садиться за один стол и разделять трапезу, а можно устраивать скандалы.

Многие мои клиенты посмотрели фильм «Прибытие». Не являясь сторонницей этого жанра, тем не менее посмотрела. Суть в том, что инопланетяне высаживаются в двенадцати различных точках Земли, но понять миссию прибытия возможно только в том случае, если земляне будут вместе расшифровывать послание, чтобы выжить как человечество.

Немало сарказма присутствует в русскоязычных лентах и по поводу толерантности европейцев, принявших беженцев исламского мира. Недавно я вернулась из Европы, где по настоянию психотерапевта ходила в хиджабе. Несмотря на то, что в Риме помимо полицейских появились солдаты в камуфляже и с автоматами, глушится вайфай, отношение было дружественным. Мне помогали выбирать халяльную еду в кафе, их не смущал мой внешний вид. Практически все говорили, что любят Россию. И я почувствовала то тепло и поддержку, которых недостаёт в Москве.

Мы действительно разные, но различие может вызывать агрессию, а может – понимание и уважение к тем, кто другой, кто не похож на нас, но тоже имеет священное право быть на Земле и пройти свой земной путь к чертогам Всевышнего.

Мне довелось жить в отеле, располагающемся рядом с вокзалом Термини, и каждое утро, проходя через его галерею, я выхватывала взглядом католических монашек – белых, чёрных, смуглых; мусульманок в никабах; изысканно одетых красавиц; измождённых женщин, одетых с уличных развалов, которых раньше ошибочно принимала за вьетнамок или филиппинок, но то были итальянки крестьянского происхождения; стильно одетых мужчин, благоухающих дорогим парфюмом; бомжей в инвалидных колясках. И в один из дней ясно поняла, что всех нас уравнивает дорога, которая всегда ведёт к Богу.

 

Гузель Махортова, кандидат психологических наук