Душа. Поиск. Истина. Часть 2 - Поиск

Когда проводишь детские годы рядом с глубоко верующим человеком, но в силу внешних обстоятельств не можешь быть введен в религию, уподобляешься странствующей зиготе, вынужденной скитаться по жизни вне духовной семьи.

В центрообразующем пространстве души, по праву отведенной религии предков, образуется пустота, которую человек пытается заполнить тем, что предлагает социум. В лучшем случае это могут быть интеллектуальное развитие, личностный рост, в худшем — ценности глянцевой, псевдокрасивой жизни. В этой системе координат есть место материальному процветанию, успеху, личностной харизме, но редко — целостности, интегрированности разрозненных частей бессознательного, той спокойной уверенности в себе и гордости за принадлежность к Исламу.

Не устаю говорить клиентам, студентам, что современное общество и воспитание в семье заточены под достижение целей внешнего мира. Нас учат быть успешными, но не учат быть счастливыми.

По своему опыту знаю, что личностное и интеллектуальное самосовершенствование могут длиться всю жизнь. Часто этот бесконечный процесс далек от Любви к Творцу, людям, Родине. Мотивами развития являются гордость, тщеславие, Эго.

Эго, подпитываемое завистью и ревностью, сложно насытить. Оно испытывает постоянный голод, так как всегда найдётся человек, имеющий больше, с более высоким уровнем развития интеллекта, более ухоженный, респектабельный и т.п. Сравнивая себя с другими по критериям внешнего мира, проигрывая по тем или иным критериям, можно опустить самооценку до крайне низкого уровня.

Верующий человек удовлетворен тем, что имеет в настоящий момент. Прикладывает усилия, рассчитывая на помощь Всевышнего.

И эта взвешенная позиция совпадает с мнением аналитических психологов: если идёшь дорогой самосовершенствования, не сравнивай себя с другими, сравнивай только с тем, кем ты был вчера.

Любовь к Всевышнему дает успокоение, умиротворение и ощущение радости и полноты жизни. В настоящее время много религий предлагают открыть сердце, являющееся вместилищем этих качеств. Но моё открылось только благодаря Исламу. По иронии судьбы, в молодости увлекалась несколькими видами восточных практик, которые пришли из Индии и Японии, от официальной религии старалась держаться подальше. Много красивых слов, престижно. Все было скорее данью времени и модным поветриям. В Исламе первоначально смущала строгая ежедневная практика намаза, халяльное питание и, положа руку на сердце, публика. То есть внешние препятствия. Но мудрость Пути иногда состоит в том, что жизнь загоняет человека в угол с помощью несчастий, преследователей, оставляя единственное убежище — Веру во Всевышнего, когда все предложенные Эго способы не спасают от напастей.

И когда кажется, что нужно сдаться окончательно перед отчаянием, тоской, нежеланием жить посылаются знаки и люди, способные привести к Свету.

В моем случае это были мужчина и женщина. Однажды, когда особенно трудно было справиться с душевными волнениями, позвонили из национального издания, попеняли, что не принимаю участия в культурной жизни татар Москвы, и предложили написать статью о размывании национальной идентичности в условиях современного мегаполиса. Во время обсуждения темы обмолвилась, что ни родители, ни я не позаботились о принятии Ислама. Посоветовали пойти в мечеть, найти молельную комнату для женщин и попросить помочь.

Не стала откладывать в долгий ящик и на следующий день после разговора отправилась в Историческую мечеть на Большой Татарской улице.

В женской молельной комнате была всего лишь одна женщина, когда вошла я в платке и брюках, единственно приемлемом для мечети виде одежды из гардероба. Робко села в углу. Женщина села рядом и мы разговорились. Рассказала о желании принять Ислам. Через какое-то время появилась еще одна женщина. И в присутствии второго свидетеля произнесла одни из самых главных в жизни слов.

Гюзель Махортова, кандидат психологических наук