Верблюд – «корабль пустыни»

Нет, пожалуй, лучшего друга-животного для араба, чем верблюд, которого нередко называют «корабль пустыни». Не случайно слова «верблюд» и «красота» в арабском языке имеют один и тот же корень. Вообще верблюд имеет до сотни разных названий, в основном уважительных и дружеских.

Верблюд отличается выносливостью и умением обходится без воды до 14 дней. Если у него появляется возможность попить, он выпивает до 100 литров воды за один раз. Животное может переносить на себе груз, равный половине его веса, и проходить за один день до 80 километров. Верблюд питается пустынными растениями: верблюжьей колючкой, полынью, песчаной акацией, солянками, саксаулом, молодой или сухой травой в зависимости от времени года. Эти растения, которые не едят обычные домашние животные, с удовольствием потребляют "укротители песков". В принципе, любая зелень и сухостой, произрастающие в засушливой местности, – это именно то, что ест верблюд в пустыне. Другими словами, это идеальное животное для жизни и работы в жаркой пустыне, которое помогает бедуину переносить тяготы его трудной жизни.

С раннего детства верблюд становится лучшим другом бедуина. Он и его спутник в переходах от колодца к колодцу, и снабжает его и всю его семью прекрасной шерстью, из которой арабки изготавливают ткани, столь необходимые  в хозяйстве, и одевает всю бедуинскую семью, и кормит своим мясом, а верблюдицы поят  прекрасным молоком, которое ныне рекомендуют диетологи всего мира. Это животное вместе с хозяином участвует не только в походах, но прежде участвовал в войнах и набегах, нередко закрывая араба своим телом, о чем в бедуинском фольклоре есть немало касыд, стихов и песен. В арабской литературе описывается немало случаев, когда верблюд выводил своего заблудившегося в степи  хозяина к колодцу или к оазису, тем самым спасая ему жизнь. И если переиначить русский фольклор, то  можно сказать, что бедуин без верблюда и ни туды, и ни сюды.

Между бедуином и верблюдом с раннего возраста устанавливалась тесная связь. Мальчик ухаживал за верблюжонком, отгонял его на пастбище, а если иногда зимой температура ночью опускалась до 0 градусов, то верблюжонка помещали в бедуинскую палатку. Затем мальчонка приучал верблюжонка к верховой езде, носить грузы и делать переходы. Взрослый бедуин, по арабской пословице, знает норов и повадки своего верблюда лучше, чем свою жену.

Однако верблюд — мстительное животное, которое никогда не прощает нанесенной ему обиды. И если хозяин неласково обращается со своим другом, заставляя его только работать, но забывает кормить или не ухаживает должным образом за ним, то рано или поздно верблюд отомстит. В этом году стал широко известен случай, когда верблюд,  привязанный на весь день на солнцепеке,  откусил голову своему хозяину. Произошло это следующим образом: животное простояло на жаре со связанными ногами во дворе дома целый день. Наконец, вечером хозяин вспомнил, что забыл развязать верблюда и пошел к нему. Когда мужчина подошел к животному, оно оплевало, а затем напало на него, вцепившись зубами в шею. Верблюд в ярости кусал и кидал мужчину на землю и, в конце концов, оторвал ему голову. Только тогда он успокоился.

С незапамятных времен бедуины устраивали в пустыни верблюжьи гонки, чтобы выяснить, чей верблюд быстрее. Причем правила были просты: кто первый прискачет к отдаленной дюне, у которой собиралось все племя.  Наградой верблюда была горсть фиников и ленточки, которые ему повязывали бедуинки. Быстроногие животные весьма ценились, и о них знали далеко за пределами племени. Нередко верблюды были мерилом стоимости товаров — ими оплачивали махр (выкуп) невесты, меняли на овец, баранов, домашнюю и кухонную утварь. Во всяком случае, количеством верблюдов измерялось благосостояние бедуина. Понятно, что наибольшим количеством владел, как правило, шейх и его ближайшие родственники. Но не было ни одного бедуина, который бы не владел хотя бы двумя-тремя верблюдами. Бытует арабская поговорка: бедуин без верблюда, что жених без невесты.

Ныне гонки, которые известны как «спорт шейхов», например, в Катаре устраивают на специальных ипподромах, и с 1972 году они признаны официальным видом спорта в этом эмирате. На знаменитом турнире "Emir's Sword Race" иногда участвуют до 6 тысяч животных из соседних эмиратов, и они длятся до двух недель. Вполне очевидно, что коренные катарцы, у которых много свободного времени и денег, все как один посещают данные соревнования.

И если раньше погонщиками выступали мальчики до 4 лет, то сейчас на спине верблюда сидит одетый в костюм араба небольшой автоматический робот-погонщик, который вращательными движениями хлыста гонит  верблюда вперед. Вес этих роботов составляет порядка 25 кг, а стоимость иногда доходит до 5 тысяч долларов - все зависит от сложности конструкции, заложенной внутрь автоматического погонщика. Нередко эти роботы делаются на заказ под вкусы и требования катарца, и тогда стоимость резко взлетает вверх. С другой стороны ипподрома тянется ровное прекрасное шоссе, где на современных машинах владельцы следуют за бегущими животными. И если какой-то верблюд отстает, то хозяин при помощи пульта учащает удары автоматического погонщика, и животное прибавляет шаг. Все это транслируется по местному телевидению, и подсчитано, что в это время у экранов телевизоров собирается огромная аудитория. Выиграть такие гонки — почет для саудовца, и он потом долго рассказывает об этом своим родственникам и друзьям. Да и сумма первого приза огромная - выигрыш  составляет 500 000 евро.

 Специальные люди, нередко приглашенные из других стран, тщательно готовят верблюда для гонки уже за несколько месяцев: гоняют его по пустыне, приучают к быстрому бегу и роботу-погонщику, затем тренировки проходят на ипподроме, и нередко хозяин требует, чтобы на трибунах не было людей. Хозяин совместно с тренером определяет рацион будущего победителя и тщательно следит за его исполнением. Поят верблюда нередко чистой водой только из источника. В катарской прессе приводился случай, когда верблюда поили исключительно французской водой Evian. Богатые катарцы в расходах не стесняются:  выиграть гонки — это почет и уважение окружающих. Да и кроме того, «призовой» верблюд, если хозяин захочет его продать,  на рынке стоит немалых денег. Нередко за хорошего «гонщика» отдавали несколько сотен тысяч катарских риалов.