Душа. Поиск. Истина Часть 1 - Душа

Когда человек в трудной жизненной ситуации обращается за помощью к психологу,  хороший специалист начинает искать ресурс, скрытый в глубине души, для решения проблем,  как внутреннего, так и внешнего плана. Не миновала эта чаша и меня.

 

 Прежде чем стать психотерапевтом, преподавала в университете. Но смерть отца изменила сферу профессиональной деятельности. Тяжело переживала утрату, начались панические атаки и депрессия. Стало сложно общаться с окружающими людьми, казалось, что душа потеряла опору и защиту, оказавшись абсолютно уязвимой для токсичных вторжений извне. Утратила интерес ко всему тому, что радовало раньше, но нужно было жить дальше, хотя бы ради своих детей.

На одной из профессиональных международных конференций встретила специалиста и поразилась глубине и утонченности ее души. Не смутило то, что она проживает в Европе. Как-то сразу интуитивно поняла, что получу помощь и поддержку.

По истечении определенного времени прекратились панические атаки, появились интерес и вкус к жизни. Но по-прежнему ощущала себя крайне уязвимой и неустойчивой перед агрессией, завистью, нарушением личностных границ. Круг общения оставался узким и избирательным. А хотелось, как раньше, уверенно и целеустремленно идти по жизни.

Как-то психотерапевт обратила внимание на то, что после снов, в которых присутствует бабушка по линии отца, где явственно ощущаю запах ее молельного коврика, слышу шепот намаза и легкое постукивание четок из финиковых косточек, обретаю умиротворение и спокойствие в душе. Также было сделано предположение, что проблемы связаны не только с невозможностью принять смерть отца, но и с утратой целостности национальной идентичности. Я — этническая татарка, после приезда в Москву сразу после окончания школы и поступления в университет оторвалась от национальных корней, культуры.

Центром национальной идентичности является религиозная идентичность. Родилась еще в Советском Союзе, в стране с безусловно более справедливым социальным строем, но исповедование религии, независимо от конфессиональной принадлежности, не только не поддерживалось, но и преследовалось со стороны общественных организаций, заменивших после революции религиозные институты. Официально была одна национальность — советский народ, обязанный верить в неизбежную победу коммунизма. Не буду вдаваться в подробности нашего общего недавнего прошлого, уводящие от сути.

Так как мама работала врачом на полторы ставки, папа тоже работал, моим воспитанием занималась бабушка. Она не вела со мной никаких разговоров об Исламе, о Пророке (да благосовит его Аллах и приветствует) в связи с общественно-политической ситуацией в стране, так как если бы я рассказала об этом в школе, то и у меня и родителей были бы серьезные проблемы. Моя неграмотная бабушка прекрасно это понимала, поэтому ограничилась воспитанием навыков бытового поведения мусульманской женщины. Хотя прошло уже несколько десятилетий, но до сих пор слышу голос бабушки: "Гузель, мусульманка так не делает!".

И, конечно же, меня ребенком поражала внутренняя дисциплина женщины более чем преклонного возраста, совершающей пятикратный намаз, а также соблюдение уразы. У советской девочки, пионерки, все это вызывало крайнее недоумение, поскольку противоречило тому, что говорили в школе учителя и писали в газетах, но при этом и бескрайнее уважение.

Могла ли предположить тогда, какие бесценные зерна закладывает в моей душе эта неграмотная пожилая женщина? Наверное, всему есть свой срок. И пути Всевышнего неисповедимы, но именно в минуту душевных терзаний и тревог они открылись с помощью человека, разговаривающего на английском языке. Именно она первой заговорила о необходимости возвращения к религии предков для укрепления психики в трудный момент жизни. И оказалась безупречно права.

Никаких сиюминутных превращений после произнесения шахады не произошло. Но через какое-то время приснился сон, в котором явственно почувствовала бесконечную милость и поддержку Всевышнего, душа как будто бы обрела крылья и психологическую кожу, защищающую от негативных воздействий окружающего мира.

Гузель Махортова, кандидат психологических наук