Дагестан люблю по-русски. Пять лет спустя

18 февраля исполняется ровно пять лет с того дня, как я вместе с моими детьми, которым тогда было 6 и 3 года, высадилась на махачкалинском перроне, где меня встречали уже тогда очень дорогие моему сердцу люди.  

Первые полгода моей жизни в Дагестане мои друзья, проживающие в родной моей Москве, регулярно интересовались, когда же я вернусь. Потом спрашивали, пакую ли я чемоданы обратно, уже реже, но каждый раз делали это, когда слышали об очередном теракте, убийстве, о прогнозах, что в Дагестане вот-вот точно начнётся что-то ужасное. Я не собиралась. Ни разу. Даже когда было совсем невыносимо, я доходила до мысли: «И что, уехать теперь, что ли?» – и останавливалась. Ничто иное не стоит счастья жить на этой благословенной земле!  

Но мои друзья ждали, что я вернусь. Они знали о беспокойности моей натуры, которая всегда побуждала меня искать новые места и ситуации. Они только всё не могли понять, что я нашла своё место и ситуацию и мои поиски нового были поиском своего. Примерно через год моей дагестанской жизни в журнале «Ислам» вышла моя статья «Дагестан люблю по-русски»Я тогда уже объездила почти всю республику и каждый день просыпалась с мыслью: «Какое счастье, что я здесь!».  

Вот сейчас я смотрела в окно своего рабочего кабинета, на купола мечети и её двор, залитый золотистым солнечным светом, и привычно думала: «Какое счастье, что я здесь!». И вспомнила, что на днях – пятилетие этого счастья. Мне захотелось написать для всех, кто ищет лучшее место для жизни: оно тут. 

Конечно, лучше Дагестана есть место: Лучезарная Медина и Великолепная Мекка, безусловно, предел мечтаний. Но жить там – слишком большая ответственность. Святость этих земель – большое обязательство для живущих на них. А Дагестан? Конечно, тоже обязывает. Обязывает любить себя! И его невозможно не любить. Местные жители тут родились и не понимают той уникальности, которой здесь всё преисполнено. Это называется «баракят», благодать в воздухе.  

Однажды я была в командировке два месяца. Я очень не люблю уезжать из Дагестана. Каждый раз боюсь: пока меня не будет, он будет жить и меняться, а когда я приеду, он будет другой… изменившийся не на моих глазах. Но разлуки укрепляют и чувства. В моём «романе» с Дагестаном всё как в этих книгах о любви. Или как у Расула Гамзатова:  

Когда я, объездивший множество стран, 
Усталый, с дороги домой воротился, 
Склонясь надо мною, спросил Дагестан: 
«Не край ли далёкий тебе полюбился?» 
 
На гору взошёл я и с той высоты, 
Всей грудью вздохнув, Дагестану ответил: 
«Немало краёв повидал я, но ты 
по-прежнему самый любимый на свете». 

Вернувшись из двухмесячной командировки, я расплакалась от счастья, когда шасси коснулись взлётно-посадочной полосы. Потом рассмеялась от счастья, вдохнув с трапа морского воздуха. И обрела покой, взглянув на Тарки-Тау, у подножья которой расположена столица Дагестана – Махачкала. Глядя из окна автомобиля, я в тысячный раз спросила себя: «Ну почему ты любишь этот ужасно застроенный город, с разбитыми дорогами, не слишком чистый, не слишком зелёный, не слишком… в общем, что ты тут нашла, Бахадори?!». И в тысячный раз мой мозг не нашёл ответа, а сердце заныло: «Любят не за что-то». И только вечером в разговоре с подругой я нашла это слово: «баракят», разлитый в воздухе. То, что видно не глазу, а сердцем. Классик сказал: «Самое главное глазами не увидишь, зорко одно лишь сердце».  

При всём сказанном я могу убедительно доказать, что это лучшее место на земле. У меня много доказательств. Но важно то, что чувствует сердце. Приезжающие сюда ко мне мои друзья или просто гости, свалившиеся откуда-то в поисках своего места в жизни, – вот кто понимает меня. Они тоже это чувствуют – особенное место!  

Если говорить фактами, то тут все условия для соблюдения религии. Причём не только превалирующего Ислама. Здесь живые, настоящие люди, радостные, без постоянной озабоченности, без печати, которую накладывает на лицо отчаянно греховный образ жизни. Если вы скажете дагестанцам, что они радостные, они будут в шоке. Потому что любят поныть и убедить собеседника, что у них тут всё плохо. Когда я хвалила республику, они мне: «Ты просто ещё не всё тут видела»; когда хвалила жителей, они мне: «Ты просто ещё не знаешь, какие у нас люди». Ну, видела, ну, знаю, пять лет уж… республика прекрасная, люди хорошие. Про гостеприимство просто промолчу – оно общеизвестное.  

Климат? Если вы спросите у дагестанцев, они скажут, что ужасный, расскажут про ветра и влажность. Но вы им не верьте. Тут шикарный, комфортный климат. Тёплая зима, умеренно жаркое лето и осень-весна для меня, москвички, просто великолепные: без слякоти, унылых и бесконечных дождей и долгих ожиданий, когда распогодится.  

На улице нет курящих и уж тем более пьяных. Детей можно спокойно отпускать гулять во двор. У меня тут ни разу ничего не украли, а когда я теряла – возвращали, найдя. Я привыкла в столичной жизни к правилам безопасности – тут они не нужны. Если совсем «распускаюсь», напоминаю себе, что дверь входную лучше всё-таки закрывать на замок – мало ли...  

И опять Ислам. Он тут везде! Просто в воздухе, и ты им дышишь. Множество мест, где ты можешь изучать религию. В хиджабе практически все, кто хочет работать – работает, а кто не хочет – тому вроде как хиджаб работать мешает. Для выполнения религиозных предписаний всё максимально удобно.  

Самое главное! 

Самое главное – это работники религиозной сферы, которые тут есть. Это знают уже везде: самые светлые, активные, влюблённые в свою религию и готовые посвятить ей без остатка всю свою жизнь мусульмане живут в Дагестане. Если учиться религии – только у них. Если брать кого-то себе примером – только их. Если с кем-то рядом встать, чтобы работать на Ислам, – с ними.  

Почему я переехала в Дагестан? 

Я искала таких людей, таких мусульман, как здесь. Прочитала интервью Саида-афанди аль-Чиркави и поняла, что хочу, чтобы он был моим наставником. А потом поняла, что хочу жить, работать и тратить свою жизнь с теми, кто учился у него тому, как это – быть мусульманином. Так и живу, наставляемая и направляемая теми, кого он учил. И ни разу не пожалела о принятом решении.  

Если вы хотите найти место, которое полюбит ваша душа, оживить свою душу, ищущую постоянный и не иссякающий источник духовной пищи, – приезжайте в Дагестан.  

Когда, уезжая в хадж, я поделилась со своей любимой подругой озабоченностью, что, как мне кажется, я слишком сильно люблю Дагестан, и спросила: «Может, это не нормально?», она ответила: «Это нормально, духовная родина всегда самая любимая».