Ковроткачество – тёплое искусство

Краски у основания ковра будто огонь, а строгие формы арабесок уравновешивают буйство цвета. Плавное движение фигур в середине замирает по краям ковра, где в абстрактных орнаментах чувствуются и жизнь, и смерть, и любовь мастера к своему делу, и его огромное терпение. И неважно, что перед нами: музейный экспонат или ковёр, сотканный вчера, – в каждом из них чувствуются жизнь, история народа и удивительная теплота. Да, столько теплоты нет, пожалуй, ни в одном другом виде искусства.

Ковроткачество – искусство, достигшее огромного развития и успеха у мусульманских народов. Только вспомните «персидский ковёр», «восточный орнамент» – и сразу будто почувствуете горячей воздух пустыни, пряный аромат духов, услышите голос, распевно читающий Коран.

Коврик для намаза – то, что сопровождает мусульманина на протяжении всей жизни. Пять раз в день мы расстилаем перед собой намазлык и, стараясь отрешиться от всего мирского, совершаем богослужение.

Самыми ранними сохранившимися мусульманскими коврами являются фрагменты, найденные в Аль-Фустате (старый Каир). Самые старые из них принадлежали IX веку (821 г.), в то время как остальные датируются XIII, XIV и XV вв. Ещё в те времена техника ткачества была очень развита, постоянно появлялись новые краски, а искусство ткачей было в почёте. В Средневековой Европе полы покрывали плетёными половиками, которые пачкались и изнашивались очень быстро.

Неудивительно, что яркие, прочные, приятные во всех отношениях арабские и персидские ковры быстро прижились в Европе.

Самыми распространёнными видами ковров являются два: первый – орнаментальный, где главное украшение – его узоры и орнаменты, цветы и растения, геометрические фигуры; второй же вид (менее распространённый) – изобразительный. Такие ковры украшались сценами битвы, охоты, природными пейзажами. Это направление ковроткачества было распространено в местности, где активно развивалось искусство миниатюр.

История персидского ковра

Персия – страна родом из детства. Из сказок о караванах верблюдов, о благоухающей красоте садов персидских владык и, конечно, об удивительно ярких персидских коврах. Персидскими называют и ковры, созданные в современном Иране, территории, входившей в состав древней Персии.

В древней Персии секреты ковроделия передавались от поколения к поколению и считались семейной ценностью. Вначале ковры ткали на дому, для себя или в подарок. Позже в мастерских и мануфактурах Персии началось производство ковров на продажу. Проследить историю персидского ковра – значит проследить путь развития одной из величайших в мире цивилизаций.

В современном Иране производится огромное количество ковров. Кум, Наин, Tебриз, Исфахан, Габе – в каждом из этих городов Ирана свои особые, самобытные ковры. Отличается всё: цвет и орнаменты, шерсть и основа, плотность ковра и тип узла. Палитра иранских ковров очень тёплая и насыщенная, и самое интересное, что с каждым годом цвет обретает новую глубину и яркость. Это связано с тем, что красители используются натуральные.

Турецкие ковры

Турецкие ковры славятся особой, характерной только для Турции техникой – используемым мастерами-ковроделами так называемым «турецким двойным» узлом. Самые известные центры ковроткачества в Турции – Кайсери, Хереке, Кула, Конья.

В городе Хереке производят ковры из натурального шёлка. Для них характерны натуральные нежные оттенки, мягкая шёлковая ворсовая поверхность.

Глядя на эти гармоничные и тонкие произведения искусства, начинаешь понимать, что процесс ковроткачества необычайно трудоёмкий: на изготовление 1 кв. м такого ковра требуется в среднем 60 рабочих дней одного ткача.

Дагестанские ковры

В основу классического дагестанского ковроделия положены традиции восточных умельцев. Можно ли сравнивать табасаранские ковры с

персидскими? Да, действительно, в них много общего. На протяжении нескольких веков центром торговли на Кавказе был город Дербент, который лежал на маршруте Великого шёлкового пути. Это тоже послужило толчком к развитию ковроделия.

Говоря о дагестанских коврах, в первую очередь все вспоминают изделия табасаранских мастеров. Притом что все народы Дагестана были заняты ковроткачеством. Например, лезгины в селениях Ахты, Курах, Касумкент с большим успехом ткали ковровые изделия. Аварцы из Хунзаха, селения Цада, Гергебиль славились безворсовыми коврами. Даргинцы из селения Леваши ткали шерстяные паласы.

А знаете ли вы, как в былые времена в Дагестане проверяли качество изделия? Сначала по только что вытканному ковру пропускали табун лошадей; после этого оставляли изделие под палящими лучами солнца. В конце ковры опускали в воду и оставляли там на некоторое время. Если после такого экзамена ковёр не терял своих свойств, то считалось, что мастеру можно доверять.

Коврик для намаза

Турция, Азербайджан, Узбекистан, Иран, Египет, Марокко, Тунис, Кувейт – это лишь малая часть мест, где создают ковры-шедевры. В каждой местности свои особые узоры, расцветки, материал, форма. Но, безусловно, везде, где живут мусульмане, особое внимание уделяют коврикам для намаза.

Шёлковые, шерстяные и хлопковые, они живут в каждой мусульманской семье. И становятся молчаливыми свидетелями главных дел нашей жизни – намаза, чтения Корана, поминания Всевышнего.

Саджжа́да (араб. سجادة), намазлык (тат. намазлык), джай-намаз (перс. جانماز) демонстрируют всё самое лучшее, на что способны мастера ковроткачества.

Они могут отличаться всевозможными узорами, фактурой, цветом, но традиционным остаётся размер, позволяющий совершать земные поклоны. Ширина обычного коврика колеблется от 0,4 до 0,6 м, а длина – от 1 до 1,5 м. По традиции на коврике для намаза изображают нишу с остриём свода, обращённого в сторону киблы.

Коврик для намаза, сотканный вручную, радует глаз, приятный узор успокаивает душу, помогает сосредоточиться на поклонении. К тому же

намазлык может служить очень долго, передаваясь, например, от отца к сыну, и с каждым новым поколением он будет становиться всё более прекрасным от количества совершённых намазов.


Вот такое удивительное мусульманское искусство – ковроткачество. В нём сочетается всё: нежность, тонкость вместе с удивительной крепостью, яркость форм вместе с лаконичностью. И в каждом сотканном вручную ковре живёт терпение и тепло рук мастера, которые его сотворили.