Камиль-хазрат Самигуллин: «Советоваться, получать знания, запретить себе грех»

Мы продолжаем публиковать для вас, наши дорогие читатели, интервью с выдающимися религиозными деятелями. Наверное, когда вы слышите фразу «выдающиеся религиозные деятели», то представляете себе седого старца в заваленном старинными книгами кабинете. Но времена сейчас по некоторым историческим причинам не сильно богаты подобными старцами, поэтому, возможно, в числе активнейших, известнейших и очень эффективных работников религиозной сферы мы видим таких выдающихся людей, как самый молодой на данный момент муфтий Камиль-хазрат Самигуллин, являющийся председателем Духовного управления мусульман Татарстана.

 

Современная поговорка гласит, что жить надо так, чтобы о тебе знал Яндекс, а умирать не раньше, чем о тебе напишет Википедия. В тридцать лет Камиля-хазрата знают не только Яндекс с Википедией, и даже не только вся Россия, но и далеко за её пределами. Камиль-хазрат – член международной организации «Всемирный Совет мусульманских ученых», а также является человеком, который представляет российских мусульман в ЮНЕСКО и ООН, участвует в различных международных конференциях, общался с Президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным, является духовным лидером мусульман Татарстана. Человек, который в 28 лет взял на себя огромную ответственность и, как видно из нашей с ним беседы, вполне осознающий, насколько она велика.

 

– Камиль-хазрат, вы молодой руководитель мусульман Татарстана, фактически это означает, что вам подчиняются все эти верующие, среди них есть люди значительно старше вас, да и по положению выше. Как вам удается выстроить взаимоотношения таким образом, чтобы, невзирая на ваш молодой возраст, вам не говорили: «Сначала дорасти до моих седин, а потом я тебя послушаюсь»?

 

– К счастью, у нас есть такие институты, консультативные органы, как совет улемов, совет кадиев, старейшины, я не принимаю какое-то решение, которое не обсуждено и не является коллегиальным. Я обязательно с ними советуюсь, решение, конечно, принимаю сам. Они – мудрая и важная часть нашего общества, живут здесь и переживают за свою республику и за религию. У молодого человека может быть решительность и энергия, но не всегда достаточно опыта; у пожилого человека бывает нерешительность и некоторая зашоренность, страх что-либо менять. Но сейчас такое время, когда все стремительно меняется, просто мгновенно, поэтому и мы должны принимать решения быстро, у нас нет такой роскоши, чтобы расслабиться и стать консервативными. И вот эти два крыла надо соблюдать: не забывать традиции предков и при этом двигаться вперед с той же скоростью, как и время. Поэтому, наверное, настало время таких вот молодых людей, как я, но при этом мы, разумеется, опираемся на опыт, который есть у более взрослых, опытных и знающих людей. Плюс нам предписано проявлять к ним уважение, пример которого я, если уж говорить о лидерстве, первым должен подавать своей пастве.

 

– Вам часто приходится под давлением мудрости старших менять уже принятое решение?

 

– Для муфтия менять принятое решение – это вообще несерьезно. Поэтому я принимаю решение и высказываю окончательное мнение уже после того, как выслушал все советы и окончены все прения по той или иной теме. Пока все это идет, я думаю, изучаю данную тему и тому подобное. Как человек я ошибаюсь постоянно и, соответственно, меняю свои действия и планы, осознав ошибку, а как муфтий я пока еще не менял уже принятое решение, потому что все они не личные, а коллегиальные.

 

– Я слышала, как вы говорили, что постоянно работаете над собой и меняетесь. Когда вы стали муфтием, чего вам не хватило именно для этой должности и пришлось приобретать, так сказать?

 

– Мне, как и любому человеку, всегда не хватает знаний. Я постоянно нахожусь в процессе их приобретения. Также, конечно, во многих вещах нужен просто опыт. А еще, знаете, вот очень важная вещь, которую нужно в себе вырабатывать, – это когда есть и знания и опыт, но в нужный момент ты просто не в состоянии бываешь вспомнить и воспользоваться именно тем, что нужно. Это на самом деле сложный навык. К примеру, если в обычной ситуации спросить человека «кого ты любишь?», он ответит так, как нужно по книгам: «Аллаха I, Пророка e … себя, – скажет, – вообще почти не люблю», но именно в разнообразных жизненных ситуациях проявляется, что там у тебя в сердце на самом деле. Поэтому надо находиться постоянно в изучении, познании себя, размышлениях.

 

– Вы руководите многими людьми, которые находятся в вашем непосредственном подчинении, а точнее, имамов и сотрудников муфтията. Вам, наверное, приходится быть строгим, увольнять людей… у вас большая «текучка кадров»?

 

– Мы по возможности не увольняем, стараемся разместить человека именно на том месте, которое для него наилучшим образом подходит, поменять ему рабочее место, район и пр. Если уже нигде ему не подошло, тогда мы объясняем, что нам больше нечего предложить и что ему нужно поискать себя в чем-то еще. Но у нас на самом деле очень небольшая «текучка кадров» – основные составы, которые работали еще при прошлом муфтии, сохранены.

 

– Я слышала, что вы никогда не мечтали быть муфтием и не видели себя в этой должности. Заметно, что вы к ней прекрасно адаптировались, и очевидно, что вам она подходит. А ваша супруга как отреагировала на внезапную смену вашего статуса, ей это понравилось, ведь все это на семье, без сомнения, отражается?..

 

– Ей, конечно, понадобилось некоторое время, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Не всегда сразу удается осознать, какая это большая новая ответственность на тебе, для себя ты

же всегда остаешься тем же Камилем, как и раньше, и для своей семьи тоже, дома это не видно, что мы уже в другом статусе. А во внешней жизни – да, ты понимаешь, что есть многие вещи, которые не можешь уже делать именно как муфтий, которые раньше мог. И конечно, это все равно отражается на семье, загруженность у меня больше стала, на семью, конечно, меньше времени остается. Но я стараюсь брать детей с собой в мечеть и как-то совмещать по возможности. Нравится ли это моей жене, сложно сказать, с женщинами всегда все непонятно, один день говорит, что нравится, другой – что не очень, зависит от настроения.

 

– На вопрос «что является главной проблемой мусульман, которых возглавляете» вы ответили: «В сферу исламского образования не поступают финансы, вследствие этого есть недостаток в высокообразованных имамах». Хочу спросить, а что бы решили в этом поступившие финансы?

 

– Знаете, это я постарался ответить на вопрос, как их привлечь поступать. Ведь сейчас даже имамы своих детей не отдают учиться в исламские институты, потому что у наших сотрудников нет соцпакета, внятной карьеры, некой спирали, по которой будет расти твое благосостояние, и пр. Но тут я хочу сказать, что если начать давать стипендии хорошим студентам и обеспечить их соцпакетом, это, конечно, не решит наши проблемы. Это просто породит новых чиновников, но только уже от религии, если они будут приобретать нашу профессию для получения какого-то обеспеченного будущего. Нам нужно учить людей, работать с их душами, мотивировать их получать исламское образование на благо своей души, а финансы – они, конечно, нужны, но мне бы не хотелось, чтобы именно за счет их поступления у нас увеличилось количество студентов исламских вузов. Приоритеты изменились у современных людей, в конце 90-х у нас по шесть человек на одно место было, а сейчас мы ищем тех, кто хочет учиться, и уговариваем их еще.

 

– А каким должен быть имам, чтобы он своего ребенка отправил получать именно исламское образование, и не имам тоже?

 

– Да грамотным должен быть, если человек знает свою религию, то у него все в порядке с приоритетами, и он, следуя им, пожелает для своих детей самого лучшего. И он знает, что ничего лучше, чем глубокие знания об Исламе, он своему ребенку дать не может. Больше того, он знает, какая это удивительная сладость – исламские знания, как это восхитительно, когда ты получаешь их и через это приходит в твою жизнь понимание, осознание, от этого же невозможно оторваться! Какое удовольствие от правильного чтения Корана получаешь! Неужели любящий свое дитя отец сможет пожелать ему чего-то менее хорошего, чем есть у него самого. И он знает, что самая лучшая цель, которую он может ему подарить, – это прожить жизнь ради религии Всевышнего.

 

– А что, в Татарстане имамы с голоду умирают, что ли, вы говорите, что они боятся, что дети их будут жить в нужде, и поэтому не отдают их учиться в исламские вузы?

 

– Нет, что вы, ни сейчас, ни даже когда-либо в истории Ислама я не знаю ни одного хазрата, который умер бы от голода. Да и не могу сказать, что живут в какой-то особенной нужде. Просто люди смотрят телевизор, на жизнь других людей, как кто-то машины меняет, дома себе строят более богатые, и начинают хотеть то, что видят в этой дунье. Это не только с имамами происходит, это вообще с людьми, просто имам должен быть примером, и когда я говорю «даже дети имамов не идут учиться в исламские вузы», это значит, что такой имам и джамаату своему не дает пример, и люди из его паствы тоже не выбирают для своих детей исламское образование.

 

– Вы говорите, времена меняются, какие самые страшные опасности появились в наше время, которых не было раньше?

 

– Доступность греха, причем моментальная доступность греха. Раньше все-таки сложнее было получить то, что греховное. И было больше сдерживающих факторов. В современном обществе можно практически все, и только вера накладывает

ограничения, но искушений слишком много, и они слишком доступны. И все это модно, круто, для всех. Для меня большое чудо сейчас, если просто есть молодой человек, который не грешит явными вот этими грехами, не поддается на соблазны. Я уже такого молодого человека очень уважаю, потому что он смог запретить себе грех.

 

– Люди говорят, что при помощи греховных развлечений они расслабляются и отдыхают. Вы много работаете, даже очень, скажите, пожалуйста, какой способ отдыха подходит вам лично и как вообще должны расслабляться верующие люди, и возможно ли расслабиться, не навлекая на себя гнев Создателя?

 

– Верующий человек не расслабляется в праздности. Есть аят Корана (смысл): «Только упоминанием Аллаха успокаиваются сердца», вот это и есть расслабление и отдых верующего. Человек иногда думает, что если посмотрит телевизор, то он отдохнет и расслабится. На самом деле он так, наоборот, перегружается, получает много лишней информации, лишних картинок и пр. Нужно выделять время для чтения, вот, читая, человек отдыхает и получает знания. Невзирая на мой очень загруженный график, я нахожу постоянно время для получения знаний. Читаю везде, где выдается для этого свободная минутка. Если читать пять страниц Корана в день, можно за год прочитать его полностью три раза. По десять минут чтения в день, если они регулярны, дадут вам огромный объем знаний. Одно слово из иностранного языка, выученное в день, в год обогатит ваш словарный запас на триста шестьдесят пять слов. Люди зря думают, что на учебу и чтение у них нет времени.

 

– Уставший муфтий Татарстана пришел домой, как он отдыхает?

 

– Если уставший муфтий пришел домой, то он ложится спать. Если ему спать не дали, то он отдыхает, играя со своими детьми. Если муфтий не хочет спать и пришел домой, когда дети уже спят, он читает. Так, мне кажется, и любой другой

человек должен делать, потому что ко времени надо относиться экономно.

 

Беседовала Лейла Наталья Бахадори, опубликовано в газете «Ас-Салам»