Теологическое образование как залог будущего России

В Российском исламском институте (г. Казань) состоялся круглый стол на тему «Теология – учение о Боге и/или конфессиональное религиоведение».

Стоит отметить, что уникальность круглого стола состоялась в том, что проходил он в двух параллельных направлениях. Одна секция работала по направлению «Протестантизм глобальный и локальный в условиях современности», во второй секции обсуждалась тема «Теология – духовное и/или светское образование». Завершилась работа круглого стола объединенным заседанием его участников.

Основным организатором выступила Резеда Сафиуллина – кандидат филологических наук, руководитель НОЦ письменного наследия и археографии ИМОИФ КФУ.

Работу круглого стола по направлению исламской теологии начал ректор РИУ доктор политических наук, профессор кафедры религиоведения КФУ Рафик-хазрат Мухаметшин. Он сразу же задался вопросом:  что собой представляет теология, какие, например, темы давать для написания курсовых и дипломных работ студентам? И сам же он высказал свою точку зрения. «Теология – это взгляд на религию изнутри, в отличие от религиоведения. Теология смотрит не только на учение о Боге, но и на существование мусульман внутри сообщества. Неправильно сужать теологию только к атрибутам Бога, ангеологии и т. д. Теология смотрит на эти вопросы намного шире. Теология подразумевает внутриконфессиональный подход», - отметил Рафик Мухаметшин.

Гульфия Хабибуллина, декан теологического факультета Московского исламского института: На сегодняшний день религия отделена от государства. И для нас это плюс. Мы сами можем предлагать систему исламского образования. Содержание образования выбирается сначала для университетов, потом медресе и мактабов. С появлением стандарта по теологии появилась возможность легализовать исламское образование. С появлением стандарта 3+ мы можем сформировать профессии собственно исламского профиля (история ислама, системная конфессия и т. д.). По профилю культура конфессии мы можем готовить преподавателей по основам религии для школ. Уже легализованы бакалавриат и магистратура и сейчас всё идёт к тому, чтобы появилась аспирантура.

Рафик Мухаметшин: До революции у нас были отличные школы, были казанские ис-ламоведы, которые создавали прекрасные научные труды. Богословие развивалось. Но сегодня получится ли у нас развивать исламскую теологию? Как бы ни вышло подмены между понятиями исламоведение, религиоведение, исламская теология и внеконфессиональная теология. Как бы исламоведение не вытеснило теологов. Не окажемся ли мы под классическим академическим исламоведением?

Назиря Гиззатуллина, заведующий учебным отделом Российского исламского института: Откровенно говоря, трудно работать, когда требования со стороны Минобрнауки РФ и Рособрнадзора меняются так быстро. Мы должны разрабатывать практически с нуля учебно-методическое обеспечение, разрабатывая основные образовательные программы, учебно-методические комплексы. В таких условиях трудно выпускать качественных специалистов.

Денис Брилев, доцент кафедры культурологии НПУ им. М.П. Драгоменова, доцент кафедры религиоведения КФУ, кандидат философских наук высказал мысль о том, что необходимо развивать начальную школу, которая бы готовила к поступлению уже в вузы. Невозможно обучить студента арабскому языку или сире за четыре года.

Далее дискуссия развернулась в ключе того, что многие классические университеты от-крыли отделение теологии. В частности, в Казанском федеральном университете оно тоже есть. Рафик Мухаметшин отметил, что «при всех проблемах исламской теологии, наши специалисты востребованы для работы с мусульманской общиной, практически все они трудоустроены. Посмотрим, что будет с выпускниками КФУ…».

Участниками Круглого стола затрагивался и вопрос целесообразности огромного количества часов по таким дисциплинам, как физкультура, математика и пр. Мнения в данном вопросе разделились по следующим направлениям: кто-то считает, что в любом случает так называемые светские дисциплины знать надо, особенно теологам для работы с обществом. Другие высказались за то, что необходимо выучить религию, не нужно размывать религиозное образование, ведь система бакалавриата и так повлекла за собой сокращение аудиторной нагрузки буквально в разы. «Да, можно учиться в худжре, как это делалось раньше и хорошо знать религиозные догмы. Но как они адаптируются потом в современном светском обществе? Знать религию важно и нужно, но при этом нельзя становиться маргиналами», - заключил Рафик Мухаметшин.

Главный редактор портала Islam.ru Хаджи-Мурат Раджабов поднял вопрос о пре-стижности исламского теологического образования. «Ведь если эта специальность будет конкурентоспособной и в ней будет заинтересованность, тогда отпадут многие проблемы», - отметил Раджабов. Данное мнение было поддержано участниками круглого стола.

Было отмечено, что сегодня недостаточно иметь только одно образование, чтобы реали-зоваться в современном обществе. Есть такая концепция, как непрерывное образование.

Также одним из актуальных вопросов остается создание диссертационных советов по теологии. В этом направлении ведётся работа, как со стороны русской православной церкви, так и со стороны мусульман. В этой связи, Рафик Мухаметшин привёл конкретный пример: «Допустим, тема моего аспиранта “Адат и шариат в Российской империи” чисто теологическая, а приходится её то под одно направление подгонять, то под другое. Мы смогли это сделать, Альхамду лиллях. Но вопрос остается открытым, что подобные темы не исторические или политические, а именно теологического характера».

Далее на совместном обсуждении с представителями православного теологического об-разования обсуждение данной темы было продолжено.

Мнение участников свелось к тому, что вузовская теология готовит специалистов по го-сударственно-конфессиональным отношениям, теологические вузы – священнослужителей. Был поднят вопрос: кого же готовит исламская теология – верующих или знающих? Светский вуз не может готовить верующих, это компетенция медресе. Следующим вопросом, заслужи-вающим внимания, явился вопрос разницы между исламоведением и исламской теологией. Разница же заключается в контекстах. У теологов должны быть знания религиозных традиций, истории, языков. В программах обязательно должно быть нужное количество часов по арабскому языку. Открытым остаётся и вопрос: кого же принимать в магистратуру. Если выпускников теологических факультетов, то с этим проблем нет, у них есть подготовка и знания, а если, например, будет поступать выпускник актёрского факультета – чему его можно научить за два года и кем он станет на выходе. То есть необходимы какие-то ограничения при поступлении в магистратуру по направлению «Теология».

Часть участников сошлась во мнении, что всё-таки необходимо, чтобы фокус внимания сейчас сместился на школы, которые бы давали начальную подготовку. При этом важно анализировать опыт примечетских школ.

В современных условиях, когда духовный фактор возрастает важно сохранить единое целое – Россию. Необходимо, чтобы люди понимали друг друга. Важно, чтобы студенты теологических отделений имели хорошую культурную подготовку, поскольку от них зависит будущее России.

Для увеличения нажмите на фото

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки