Правда солдата

Маленький домик в череде других таких же на окраине Грозного отличался от всех остальных дощечкой, прикреплённой к двери с надписью «Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны».

К сожалению,  с каждым днём таких дощечек у нас остается все меньше и меньше.

Поэтому волонтёры из региональной молодёжной организации «Патриот» решили для себя, что будет справедливым, если они посетят каждый дом в республике, где живут солдаты - победители фашизма. Ведь правда войны не только в том, что пишется в книгах и мемуарах военных начальников. У каждого солдата на войне была своя правда, выстраданная и оплаченная собственной кровью, своим потом, своей болью, правда, рождённая на холмах братских могил, на пепелищах, сожжённых сел и деревень.

Ведь война для солдата – это не только бои и сражения, бомбёжки и обстрелы, атаки и отражения натиска противника. Война для солдата – это тяжкий труд, когда он в любую погоду вынужден копать окопы, тащить через поля и болота тяжёлые орудия, целыми сутками оставаться без еды и питья, ночевать в обнимку с бурей в холодную зимнюю стужу…

Кто может рассказать про цену Победы лучше всех, кроме солдата, прошедшего через все муки и тяготы войны?

Мы приехали в гости к ветерану войны Бауди Чадиеву, чтобы услышать правду из первых уст.  Хотя годы берут свое, мы увидели старика-горца, чьё сердце ещё полно любви к своему Отечеству и своему народу. Но более всего поражает в стариках-чеченцах их любовь к своим матерям. При встрече с другими ветеранами войны мне приходилось наблюдать, как их голоса начинали дрожать только тогда, когда они вспоминали своих матерей.

То же самое произошло и при встрече с Бауди, старика охватило сильное волнение, когда он вспомнил, как уходил добровольцем на войну.

Их маленькое горное село Харсеной всполошилось, когда до горных ущелий дошла весть о том, что фашисты вероломно напали на Советский Союз, и страна несёт тяжёлые потери в начавшейся войне. Вся молодёжь рвалась на фронт и, наконец, их порыв был услышан, из аульчан начала формироваться команда добровольцев. Когда в сельсовет приехала группа военных, и уже было записано свыше 60 добровольцев, Бауди сделал шаг в их сторону. Нежная рука матери постаралась удержать его, ухватившись за его локоть, но Бауди убрал руку матери и встал в ряды добровольцев. Прошло около 70-ти лет с тех пор, но он и по сей день не может себе простить ту «обиду», нанесённую матери. Он говорит о матери с глубокой нежностью, и его глаза наполняются слезами. Сколько он доставил страданий той, чьи молитвы уберегли его о смерти, и он прошёл солдатом всю войну, оставляя в братских могилах от Кавказа до Чехии своих соратников.

Ратное дело было хорошо знакомо Бауди Чадиеву. Он уже успел отслужить три года в рядах Красной Армии. В составе советских войск он прошёл Финскую кампанию, занимал западную Белоруссию, и хорошо помнит про выселение поляков, с некоторыми из которых ему потом довелось свидеться на бескрайних просторах Казахстана, уже будучи сам   выселенцем.

В 1942 году новобранцев перебросили в район Краснодара. Враг рвался на Кавказ. Немец был хорошо вооружён и успел познать вкус победы, советские же войска были вынуждены отступать перед сильным натиском противника.

Плохо вооружённых и необученных добровольцев бросили против врага, который танками и артиллерией раскромсал оборону вооружённых винтовками красноармейцев. Однако и сами немцы были немало удивлены мужеством   чеченских конников, с саблями наголо несущихся на танковую армаду.

Потеря своих товарищей в первых боях только обозлила воинов. Их разбросали в новые войсковые части, имеющие боевой опыт и достаточно хорошее вооружение. Так Бауди стал артиллеристом.

Его 12-тонная пушка прошла на плечах солдат боевой путь от Кавказа до Европы. Иногда бои были столь интенсивны, что приходилось таскать 40 – килограммовые снаряды и заряжать пушку до потери сознания. Каждый удачный выстрел приближал миг Победы, каждый удачный залп спасал жизни своих солдат, поднимающихся в атаку…

Если солдат-пехотинец копал окоп только для себя, то артиллеристу приходилось сначала обезопасить свою пушку, и только затем копать блиндажи для укрытия…

Однажды немец засёк координаты батареи и открыл интенсивный огонь по ней. Губительный огонь вражеских батарей сносил все в округе. Была дана команда покинуть позиции, и укрыться в блиндажах, однако позиция вражеских пушек стала известна и нашим солдатам, и Бауди не был намерен уступать в начавшейся дуэли. Вместе с ним остался и наводчик. Хотя силы были несоразмерны, им удавалось наносить сокрушительные удары по врагу. Вражеским огнем были снесены прицел и защитный бронещит, искорежённые пушки валялись рядом, снесённые ужасным смерчем, но смертельная дуэль продолжалась, пока враг не был уничтожен. За этот бой наводчик   был награждён орденом, а он сам – медалью «За отвагу», хотя ранее командир грозился отдать его под трибунал за неисполнение приказа покинуть позиции.

Увы, боевые награды бойца-артиллериста стали добычей мародёров   во время недавней войны. Остались только благодарности Верховного главнокомандующего И.В. Сталина, которых Бауди заслужил более десяти.

Такая воля и солдатская «злость», которые зачастую становились причиной малых побед, приведших в итоге   к большой Победе, импонировали в Бауди его командирам и сослуживцам.

Однажды артиллеристы и танкисты расположились в одном городке, готовясь к очередной атаке на немецкие рубежи. Командиром танкового батальона оказался чеченец из Шали, который очень обрадовался встрече с земляком. Он предложил Бауди перейти к нему, и тот согласился, хотя за долгие годы войны уже прикипел душой к своему орудию и боевым товарищам.

Однако предложение комбата-чеченца ввергло в ярость командиров-артиллеристов. Они наотрез отказались отпускать своего опытного бойца, не раз показывавшего свое мужество, умение и смекалку в тяжелых боях.

Офицер-чеченец отступил от своих намерений, увидев, насколько необходим его земляк артиллеристам. Они тепло попрощались друг с другом. Танкист повел свой батальон на Запад. Артиллеристы точными залпами начали очищать дороги перед ними от врагов…

Бауди в своем рассказе вспоминал о деталях, не принятых открыто обсуждать, но хорошо известных тем, кто соприкасался с войной.

Переходя границу Бессарабии, некоторые солдаты начали мародерствовать и насильничать, однако командование быстро прекратило это безобразие в первый же день.

Перед войсковым строем было расстреляно 11 отличившихся вояк. С этого дня мирное население Молдавии могло чувствовать себя в безопасности, потому что решительные действия командования отбили среди войска желание грабить.

К сожалению, мы все стали свидетелями того, что современная российская армия не могла похвастаться таким   руководством. Увы, в ней оказалось мало честных и порядочных отцов-командиров, преданных своему Отечеству.

Бессарабия запомнилась Бауди ещё тем, что там они впервые досыта наелись. Кому-то эта деталь может показаться незначительной, но тяжкий ратный труд войны, отягчённый голодом, был для солдат во сто крат тяжек.

Бауди в составе Советской Армии освобождал Польшу, Румынию, Чехию.

Однажды во время затишья между боями к нему пришёл земляк из соседней части. Артиллеристы   как раз варили бульон из свежего мяса.  Земляк был чем-то сильно озабочен, Бауди подумал, что он голоден и накормил его досыта. Тот попросил выпить что-нибудь покрепче, и эта просьба была удовлетворена. Затем земляк подал Бауди письмецо-треугольник, трех - роговую бумажку, как он выразился, прочитав, которую, он узнал о высылке чеченского народа.

Солдат вспомнил предвоенную Польшу, страдания и муки поляков, которых разлучали с Родиной.

Бауди не смог сдержать свой гнев, его ярость вырывалась наружу, он начал проклинать Советскую власть, подвергшую такому тяжкому испытанию весь чеченский род, от мала до велика.

К счастью для него, начальник особого отдела, находившийся там же, не дал хода этому делу, которое по тем временам грозило солдату в лучшем случае лагерями, в худшем – расстрелом. Более того, ни один находившийся там солдат не обмолвился об этом случае, чтобы не подвергнуть опасности своего боевого товарища.

Наоборот, с этого дня бойцы и командиры стали бережнее относиться к Бауди, понимая, с каким тяжким грузом на сердце ему приходится воевать.

Война для бойцов артдивизиона закончилась в Чехии. Артиллеристы впервые стреляли болванками в воздух, салютуя Победе, добытой в страшной и тяжёлой войне против сильного врага.

В 1946 году начальство предложило Бауди вернуться к своей семье, в Казахстан. Его часть собиралась перебазироваться к границе с Японией, и поэтому чеченец отказывался от демобилизации. Боевым командирам было нелегко расставаться со своим бойцом, но они тоже были людьми подневольными и исполняли приказ, даже если он им не был по нраву. 

Увешанный боевыми наградами боец двинулся на Восток, навстречу своей каторге,  «заслуженной» за четыре года непрерывных боев, за испитую до дна чашу страданий и мук, за пролитую кровь, за до  победного конца исполненный солдатский долг.

На одной из железнодорожных станций в Румынии Бауди встретил двух солдат-чеченцев. У них оказалась схожая с ним судьба, они также направлялись в Алма-Ату, где военной комендатуре предоставлялось право определять их дальнейшую судьбу.

Фронтовики прибыли в Алма-Ату, но, когда в поисках комендатуры Бауди обратился к женщине в военной форме, та отсоветовала ему обращаться к коменданту.

Если для чиновников Бауди был просто выселенцем, то для неё он оставался братом по оружию, вместе со всеми рисковавшим собственной жизнью за Родину.

«Всех обращающихся в комендатуру чеченцев отправляют на насильственные работы, будет лучше, если ты найдешь своих земляков и через них узнаешь о судьбе своих близких», – посоветовала она. Бауди последовал этому совету и не ошибся. В Алма-Ате он нашёл своих односельчан и родственников, которые помогли ему найти семью.

Из 60 харсеноевцев, отправившихся на войну, домой вернулись только четверо, но это не спасло ни Чечню, ни Харсеной от злой судьбы. Солдат до конца испил чащу страданий, выпавшую на долю его многострадального народа.

Сегодня Бауди Чадиев живёт на окраине Грозного, но ему и по сей день снится Харсеной, громады скал, нависшие над ущельями, узкие тропы, ведущие от одного дома к другому.

Во сне приходит отец, который сидит на камне возле сакли и перебирает чётки, мать, которая возится возле очага, чтобы приготовить вкусное мясо для сына, возвращающегося из армии.

Чтобы задышать полной грудью, Бауди не хватает чистого горного воздуха, утолить жар в груди способна только вода из прозрачных ручьев, змейкой скользящих по древним скалам, хранящим свою тайну о народе, который когда-то жил здесь по законам гор.

Тяжелые недуги терзают ослабевшую плоть ветерана, но его родственники никогда не слышали от него ни одной жалобы. Он всегда остается стойким солдатом. В этом и есть правда старого фронтовика, который добывал Победу над фашизмом не только мужеством, но и терпением и стойкостью.

Мовла Гайраханов

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки