Валиулла Якупов – человек, оставивший глубокий след в духовном наследии Татарстана

Система ценностей – это то, на что каждый человек опирается при оценке того или иного поступка или явления. С изменением мировоззрения меняется осознание происходящего. Исламская система ценностей приходит к вставшему на путь веры не сразу и во многом зависит от наличия духовного наставника. Научиться делать что-либо ради Аллаха, любить Всевышнего невозможно без любви к Его друзьям: пророкам, в том числе Мухаммеду (мир ему и благословение), его духовным наследникам - муршидам тарикатов.

Валиулла Якупов, встав на путь Ислама, постепенно, шаг за шагом продвигался в своем духовном развитии.  Конец 80-х – начало 90-х годов было своеобразным временем. Исчезли запреты на исповедование религии, выражение национальной самоидентификации. Появилась свобода выбора и действия, но не было ни опыта, ни знания, куда идти.

В памяти мусульман России он останется человеком, очень много сделавшим для широкого распространения исламских знаний в постсоветском Татарстане и других регионах России самым доступным на тот момент способом – через печатание на татарском и русском языках недорогих брошюр и книг классических трудов исламских богословов. Благодаря своим организаторским способностям, острому аналитическому уму, широте знаний, Валиулла Якупов занял особое место в новейшей истории Ислама в России. Заслуживает внимание его особое отношение к духовному мусульманскому наследию татар Поволжья, последовательное отстаивание ценностей и традиций Ислама, критический анализ радикальных псевдоисламских сект. Эта статья – попытка воссоздать облик Валиуллы- хазрата  Якупова, основываясь на воспоминаниях людей, знавших его в разные периоды жизни.

Рафик Насыров, директор средней школы деревни Нижняя Майна Аксубаевского района Татарстана, кандидат исторических наук 

    С  одной из самых ярких личностей, представлявших Ислам в постсоветской России  Валиуллой хазратом Якуповым я познакомился в 1990 году. Тогда он был одним из руководителей татарского национального движения. Весной того года прошёл съезд татарского молодёжного союза «Азатлык». Я принял в нем участие как студент Казанского сельскохозяйственного института. Среди принятых решений Съезда прозвучало выделение распространения Ислама как одного из важных направлений молодежного союза «Азатлык». В то время в национальном молодёжном движении не было людей, достаточно хорошо знавших религию и намаз. Вскоре  руководителем комитета стал Валиулла хазрат. Через месяц комитет трансформировался в Молодёжный центр Исламской культуры «Иман».  При этом Валиулла ещё несколько лет совмещал активную работу в молодёжном объединении «Азатлык» и в центре  Исламской культуры.        

     Организация центра «Иман» стала началом развития доселе невиданного по масштабам религиозного движения в Татарстане. Если до этого Ислам в республике был представлен мечетями, кладбищами, дуа дедушек-бабушек, то благодаря деятельности Валиуллы хазрата, в нашу религиозную жизнь вошли смелые, глубокие по содержанию книги, первые мусульманские газеты и журналы, религиозные лагеря для детей и молодёжи, вечера с лекциями для стдентов светских вузов и конкурсы знаний. Благодаря хазрату через различные религиозные объединения и через обучавшихся  в Казани арабских студентов быстро установились крепкие связи с зарубежными благотворительными организациями. Валиулла хазрат объединял вокруг себя неорганизованных молодых верующих людей из небольших городов и посёлков, до этого зачастую незнакомых друг с другом. Будучи умелым дипломатом, он находил общий язык и с фициальными представителями духовенства, и с членами группы  «Саф Ислам». Так в Казани возникло  организованное религиозное мусульманское движение.

     Близко с Валиуллой хазратом я стал общаться с начала лета 1991 года, когда был избран  руководителем местного отделения «Азатлык» в своем институте. Тогда общественная деятельность привлекала меня больше, чем религиозная. Однажды после одного из собраний «Азатлык»  Валиулла хазрат предложил участникам посмотреть видеофильмы с религиозным содержанием. На это предложение откликнулся только я один. Хазрат привёл меня в дом на окраине Казани на улице Торфяной. Это место известно тем, что там до 4 апреля 2014 года проживали члены секты файзрахманистов со своими семьями, а тогда дом принадлежал зятю Файзрахмана Саттарова, активисту  «Саф Ислам» Мударрису Ибрагимову. В тот день мы вместе с собравшимися людьми посмотрели фильм о жизни Пророка (мир ему и благословение) «Послание». В конце Мударрис абый прочитал вагаз о важности обучения Исламу и пригласил на занятия, посвящённые изучению религии. В то время в Казани было мало мест, где можно было бы обучаться Исламу: курсы в мечети Марджани, кружок Габдулхака Каюмова. Пожилые прихожане в мечетях смотрели на интересующуюся религией молодёжь с удивлением и некоторым сомнением. Читающих в Казани намаз молодых людей можно было пересчитать на пальцах двух рук. Занятия в группе «Саф Ислам» благотворно сказывались на нашей общественной деятельности. До начала летней практики я успел посетить 5 занятий по Исламу, на которых научился правилам совершения намаза и чтения Корана. Уроки вел учившийся в Ташкентском Исламском институте Нурислам хазрат, младший брат Мударриса абый. На пару занятий приходил и Валиулла хазрат. Таким образом, через Валиуллу Якупова Всевышний Аллах дал толчок моему движению на пути Ислама.

      С осени 1991 года я стал ходить на пятничные намазы в Закабанную мечеть, рядом с которой находилось первое работающее в Татарстане медресе имени 1000-летия принятия Ислама. Там же находился и центр  Исламской культуры «Иман».  Валиулла хазрат часто приходил сюда и тесно сотрудничал с покойным имамом мечети Исхаком хазратом Лотфуллиным. Вместе они совершили свой первый хадж. По возвращении из этого хаджа Валиулла хазрат собрал молодых мусульман, говоря о благородстве усилий, потраченных на один из главных способов поклонения Аллаху, имеющий множество смыслов, – хадж. Тогда я впервые попробовал воду из источника Зам-зам.

      1992 год был богат  важным событиям в религиозный и в национальной жизни Татарстана. Возникли Национальный Меджлис татарского народа, Всемирный конгресс татар, Духовное управление мусульман Татарстана. В то время вместе с оживлением в религиозной жизни шел спад активности  национального движения. Избранные руководители  «Азатлык», оставив свои обязанности, один за другим уехали за рубеж. Я стал тесно сотрудничать с Валиуллой хазратом. Главной задачей центра «Иман» была организация распространения Ислама по разным направлениям. Сам я выбрал путь исламского образования. С начала 1993 года вел курсы по изучению основ Ислама и Корана у себя в институте. Валиулла хазрат очень помог необходимыми книгами. В тот год много его сил было отдано открытию медресе «Мухаммадия».  По просьбе хазрата все летние месяцы я посветил поиску благотворителей для нужд издательства «Иман». 

В то время в центре «Иман» велась работа среди верующих представителей различных профессий. Алмаз Сабиров организовал общество врачей-мусульман «Шифа».  Валиулла хазрат поручил мне объединить учителей-мусульман. Нашими задачами стали подготовка преподавателей курсов изучения Ислама, составление единой программы обучения, подготовка учебных пособий, повышение уровня духовных знаний школьных учителей, создание системы исламского образования. Для учителей школ читались лекции, проводились воскресные занятия, в период каникул –  курсы  по изучению основ Ислама.        

     Летом 1994 года по семейным обстоятельствам я переехал в родную деревню, но и после этого не терял связи с  Валиуллой хазратом, старался по возможности участвовать в мероприятиях, проводимых Духовным управлением и центром «Иман».  Валиулла хазрат одобрил мою учебу в аспирантуре.  Полагая, что среди верующих должно быть как можно больше образованных людей с учёными степенями, он помог отпечатать автореферат в издательстве «Иман», участвовал на моей защите кандидатской диссертации в качестве рецензента.  В 2010 году после начала моей работы в Совете улемов - мусульманских учёных Духовного управления мусульман Татарстана я стал чаще встречаться с Валиуллой хазратом.

    Валиулла хазрат обладал широкими знаниями, интеллектом,  открытой душой, светлым лицом и тонким чувством юмора. Он не тратил время на праздное безделие, постоянно был чем-то занят. Не стремясь к  материальным удобствам, Валиулла хазрат жил в узких тесных комнатах с рядами книг от пола до потолка. Построив дом в районе Казани - Северном поселке, он передал его многочисленной семье своего первого учителя в области религии Мударриса абый после ухода того от  Файзрахмана Саттарова. Упомянутый случай показывает степень искренности веры Валиуллы хазрата, его отношение к ценностям этого материального мира. Его жизнь была посвящена службе на благо мусульманской уммы и татарского народа.

Ирек Гарипов, один из руководителей оргкомитета первого объединительного Съезда татарской молодёжи, бывший председатель молодёжного объединения «Азатлык».

     С Валиуллой Якуповым я познакомился в 1986 году на курсах арабского языка в казанском Доме учёных.  Затем я возглавил молодёжный отдел Общества Марджани, а в 1989 году имам мечети Марджани Габдельхабир хазрат Яруллин поручил мне и моим товарищам встречать и сопровождать зарубежных гостей-мусульман: времена Казанского феномена молодёжных преступных группировок ещё не прошли. Тогда возникла

Неформальная группа искренних активных молодых людей, обеспокоенных судьбой татарского языка, культуры, религии. Среди них был и Валиулла Якупов. Мы ездили в Булгары, организовывали празднования маулида, встречи студентов Казани с имамами.  Валиулла пригласил Габдельхабира хазрата в Казанский химико-технологический институт.  Валиулла Якупов был одним из создателей союза татарской молодежи «Азатлык». Его эрудиция, разносторонние знания, искренний интерес к вопросам Ислама стали причинами того, что Валиулла стал ответственным за «Иман» - мусульманское направление нашего объединения. В дальнейшем «Иман» стал самостоятельным религиозно-просветительским проектом.  Наше объединение «Азатлык» организовало два первых Международных съезда  татарской молодежи. Мы тесно сотрудничали с Валиуллой в рамках подготовки этих мероприятий. В 1992 году я уехал в Австралию, и наши пути разошлись.  Гибель Валиуллы сильно поразила меня. С помощью насилия ничего решить нельзя.  Кровопролитие само по себе плохое дело. Этим ничего не достигнешь и не изменишь. Наш Пророк Мухаммед (мир ему и благословение) говорил, что грех убийства одного невинного человека для Аллаха равноценен убийству всех людей.

Лилия Ганеева, студентка медресе «Мухаммадия»  в период руководства этим учебным заведением Валиуллы Якупова

Когда, приехав из деревни, я поступила учиться в медресе «Мухаммадия», то была в тяжёлом материальном положении. Обратившись к нему за помощью, я получила от хазрата 300 рублей. По меркам 1994 года, это были неплохие деньги. Тогда своего общежития у медресе не было, мы снимали комнаты и углы у бабушек. В 1995 году мы были посланы на практику на родину Валиуллы хазрата. Вернувшись в Казань, поехали к нему домой, чтобы передать посылки с подарками от родственников.  Я была поражена скромной обстановкой его квартиры: одна доска в качества стола, раскладушка и в большом количестве книги, отпечатанные в издательстве «Иман». В декабре 1994 года он проводил в Национальном культурном комплексе замечательные вечера издательства «Иман», на которые приходило очень много разных людей. Помню его проникновенные вагазы для шакирдов медресе на пятничных намазах в Апанаевской мечети Казани в 1995 году.

Альфия апа Ганеева, журналист

Я помню Валиуллу ещё молодым студентом Казанского химико-технологического института с 1985 года. Тогда, будучи комсомольским активистом, он плотно работал с нашей газетой «Комсомолец Татарии» (позже «Молодёжь Татарстана»), писал для нас как внештатный корреспондент на актуальные для советской молодёжи темы. Затем, во времена подъёма татарского национального движения было удивительно наблюдать его уже в другом качестве - активного участника процесса восстановления Ислама,  национальной самоидентификации татар. Когда Валиулла приехал в Казань из Башкортостана, он не знал ни слова по-татарски. Однако через некоторое время он овладел родным языком в совершенстве, как литературным, так и разговорным. Получив первоначальные знания в области Ислама, Валиулла сразу же начал делиться ими с другими. Достав старый, 60-х годов печатный станок производства Чехословакии, он организовал издание оригинальных мусульманских материалов. Эти тексты, до того не переведённые ни на русский, ни на татарский языки, печатались на дешёвой бумаге, были недорогими и доступными практически каждому.

    С ним было очень легко работать. Валиулла мог дать необходимый компетентный комментарий по любому вопросу, говорил четко, ясно, конкретно. Он хорошо знал мировую историю, историю татар, историю Ислама. Мне приходится часто бывать на кладбище, там похоронены мои родственники, муж. Я делаю дуа за них и за Валиуллу.

Гумар Саматов

Где-то с 1991 года по 1995 представители духовенства – носители традиционного Ислама такие, как Ахмад-Заки хазрат Сафиуллин, Габдулхак хазрат Саматов, получившие знания из знаменитого накшбандийского Кизляуского медресе, были отодвинуты на второй план. Тогда у Валиуллы в Исламе ещё не было чёткой позиции. Было трудно из комсомола переориентироваться к духовным мусульманским ценностям.  В начале 90-х годов он вел передачи об Исламе на телевидении. У Валиуллы был очень широкий круг общения. Со временем он заинтересовал меня своим уважительным отношением к тем, кого я уважаю.

   Валиулла хазрат, в конце концов, все перепробовав, приблизительно в 2004-2005 годах пришел к тарикату. В том отношении на него сильно повлиял один из его хаджей. У него произошел некий перелом в сознании после встречи с кем-то вовремя этой поездки. Уничтоженные могилы сахабов, друзей Аллаха, по-видимому, тоже оставили свой след. Тогда и была написана его книга о хадже. Хороший ученик постигает мудрость от любого явления, с которым сталкивается. У имама Абу Ханифы, по разным оценкам, было от 300 до 1000 учителей. После прихода Валиуллы в тарикат у него появилась своя чёткая конкретная позиция. Знание фикха, акыды это одно, а формирование личности и стабилизация, обретение душевной гармонии без зикра и муршида не получается.

Наиль Галеев, бывший учащийся медресе «Мухаммадия»

   Я с ним познакомился в 1994 году. Тогда Валиулла Якупов, работая ректором «Мухаммадии», набирал 2-й поток шакирдов в медресе. Я встретился с ним по рекомендации преподавателя «Мухаммадии», бывшего военного переводчика, мусульманина Александра Савельевича Михеева. Мне было 27 лет, но после собеседования хазрат пошёл на встречу и, поставив ряд условий, которые я должен был выполнять: не пить, не курить, не заигрывать с девушками, - принял меня в качестве учащегося. Моя жизнь с того времени изменилась. У нас преподавали арабы, но они не выражали какие-то жёсткие радикальные точки зрения. Всегда выдерживался традиционный исламский взгляд. В дальнейшем я взаимодействовал с Валиуллой по общественной деятельности: выступал за возвращение медресе его старого здания, обращался к нему с вопросами для СМИ, с которыми на тот момент сотрудничал, реализовал через его торговые точки книги по тасаввуфу.  

Валиулла сделал для Ислама в Татарстане и России в целом колоссальную работу по созданию различных медресе, в плане мусульманского просвещения. Его типография выпустила сотни наименований книг, преследуя совершено бескорыстные цели. Валиулла действовал в интересах уммы, а не чьих-либо личных. Он издавал огромное количество литературы, тем самым поднимая просвещение мусульман. Валиулла противодействовал внешним экстремистским воздействиям, не позволяя литературе, выражающей подобные взгляды, занимать значительную часть на книжных полках магазинов.

К суфизму Валиулла сначала относился с осторожностью как к чему-то непонятному, сектантскому. Через какое-то время он стал рассматривать этот вопрос глубже, изучая историю Ислама в Татарстане. Проанализировав работы многих мусульманских татарских авторов, Валиулла увидел, что, в действительности, Ислам буквально пронизан тасаввуфом. Поняв, что лишь этот путь может помочь сохранить веру среди татар и других мусульманских народов России, он сделал свой выбор сердца сначала через разум, продолжив свою жизнь в Исламе через духовные принципы наших предков – через тарикат. Валиулла открыто не проповедовал тасаввуф, притом придерживаясь его принципов. Он ездил к накшбандийским шейхам - к Ибрагиму хазрату в Коканд, к Мухаммаду Ришату хазрату в Арский район Татарстана. При его поддержке стали печататься книги суфийских шейхов. Ведь не какие-то внешние атрибуты, а путь, основанный на внутренних переживаниях и искренних чувствах - любви к Аллаху и богобоязненности, который предлагает тасаввуф, ведёт к чистому пониманию Ислама, его роли в жизни человека, формирует реальный облик мусульманина.

Заключение

По словам нынешнего руководителя издательства «Иман», заместителя Муфтия Татарстана Нияза хазрата Сабирова, издательство, созданное Валиуллой хазратом Якуповым, сегодня продолжает свою работу. В дальнейшем будут также переиздаваться и публиковаться новые книги. При Апанаевской мечети существует музея Валиуллы хазрата, число экспонатов которого постоянно увеличивается. В Казани работает издательский дом «Хузур», весной этого года также открылось издательство при мечети «Ярдэм». Данные издательства не являются конкурентами между собой, у них разные задачи, все они нужны мусульманам Татарстана, России.

Хасан Хусаинов

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки