«Разрешите быть мусульманкой!»

На днях в газету «Молодежь Дагестана» (Махачкала) поступило тревожное письмо следующего содержания:

Уважаемая редакция!

Обращаюсь к вам в связи с очень серьезной для меня проблемой. Я постоянно проживаю в Махачкале. Уже несколько лет стараюсь жить по Шариату – Закону Аллаха, по возможности исполняю все фарзы (религиозные обязанности). Подчиняться воле Аллаха в любом вопросе для меня - это смысл жизни, другого я себе не представляю.

Свою 10-летнюю дочь я также воспитываю в духе исламской религии. Нет, какого-то принуждения не было изначально; к моей радости, дочь сама, видимо, руководствуясь моим примером, старается соблюдать нормы Ислама.

Уже сейчас Айшат совершает намаз, очень уважительно относится к старшим, помогает мне по дому, воздерживается от всего запретного и сомнительного. В общем, в свои 10 лет – она уже убежденная мусульманка. И я не устаю благодарить Аллаха за это.

Разумеется, ее исламское поведение относится и к вопросам одежды. Опять-таки, я ее нисколько не заставляла, но Айшат уже два года так одевается.

Проблемы возникли там, где их никто и не ждал – в школе. Классная руководительница неожиданно воспротивилась, заявив, что хиджаб – это «не школьная форма». Хотя в этом учебном заведении нет какой-то утвержденной для всех школьной формы.

Фактически классная руководительница преследует мою дочь, добиваясь, чтобы девочка отказалась от исламской одежды. И сама Айшат, и я много раз говорили с учительницей, очень вежливо пытались объяснить нашу позицию. Мы доказывали, что верующая мусульманка обязана одеваться только так – закрыв все тело, кроме лица и рук. Приводили аяты из Корана и хадисы Пророка (мир ему); разъяснили, что эта одежда – повеление самого Господа Бога.

И что же? В ответ слышали издевки типа «Для тебя здесь я и бог, и царь» и т. п.

Классная руководительница считает, что можно «просто верить в Бога в душе» (так, по ее словам, делает она), но совсем не обязательно выполнять все требования и менять свою жизнь. Мы не возражаем: если хочет так верить – пусть верит; но не указывает другим, как им себя вести. Для нас же, верующих мусульман, религия неотделима от исполнения всех повелений Всевышнего в любых вопросах – молитвы, посты, общение с окружающими, еда, одежда, работа, отдых и т. д.

Я очень прошу оградить мою дочь от преследований классной руководительницы. Кстати, хиджаб нисколько не мешает Айшат хорошо учиться, все ее оценки положительные.

Неужели есть закон, который дает право учительнице диктовать ребенку, как ему одеваться? И почему никого не смущают школьницы в коротких юбочках, обтягивающих джинсах, с оголенными животиками и спинками. Я не лезу ни в чью личную жизнь, но очень прошу не мешать мне и моей дочери жить по Закону Божьему.

Мать Айшатки

 

«Оставьте веру дома»

В письме достаточно ясно изложена конкретная частная проблема. Но, учитывая, что она может коснуться и множества других верующих школьниц, за разъяснениями мы обратились в Министерство науки, образования и молодежной политики Дагестана.

Вот что рассказал наш надежный источник в Минобразования:

- Честно говоря, - отметил он, - я против такого явления – девушка в хиджабе в классной аудитории. Я сторонник принципа «мухи отдельно, котлеты отдельно». У нас ведь религия отделена от государства? Отделена. А появление на занятиях ученицы в подчеркнуто мусульманском одеянии нарушает этот принцип.

- Но чьи права, интересы или какие конкретно нормы законодательства нарушает девочка, появившись в школе в такой одежде? Говоря по-народному, что в этом плохого?

Непосредственно в этом, может быть, ничего плохого нет. Но мы знаем, как быстро растут аппетиты некоторых наших верующих. Сегодня ей разрешишь носить хиджаб, завтра она потребует отсадить от себя другую школьницу в обычной европейской одежде, а послезавтра будет уходить с занятий на намазы. А через неделю – вообще страшно подумать…

Мы хорошо знаем по примеру дудаевской Чечни, как нарастают такие процессы. Помните, там тоже все начиналось безоблачно.

Нужно понять простую вещь: у нас светское государство. Светское, а не религиозное. Вера – это личное дело каждого, не спорю. Та же девочка пусть носит хиджаб дома, у кого-то в гостях, в мечети. Но школа – это светское общественное учреждение. Здесь нужно подчиняться соответствующим правилам.

- Каким правилам? В этой школе нет строгого стандарта единой формы для всех. Каждый одевается так, как хочет, в том числе довольно эротично. И только мусульманская одежда «вне закона»...

Ну, оголенные ножки, грудки и животики – это тоже крайность. Другая крайность. Я тоже против этого. Вообще я сторонник единой школьной формы – одинаковой и обязательной для всех, которая бы решила все проблемы.

Еще раз повторю: я убежденный сторонник светского принципа. Я был возмущен тем, что в ряде российских регионов в школьную программу ввели предмет «Основы православной культуры». У нас в Дагестане не будет ни православной, ни еще какой-нибудь культуры!

Это наша принципиальная позиция. Только такой строгий настрой позволит нам выдержать давление и не впасть в религиозные крайности. Я убежден, что та же одежда не столь важна для исповедания своей религии, это ведь не главное в вере.

- Неужели и в этом случае верующей девочке с мамой придется обращаться в суд? И там отстаивать свои права? Могу напомнить о недавнем судебном решении Кировского райсуда, который поддержал право юриста-студента раз в неделю уходить с занятий на 45 минут для участия в обязательном для мусульман пятничном коллективном намазе…

Ну, вот я не понимаю такого решения. И что значит «отпускать с занятий»? Тот преподаватель вполне мог не препятствовать уходу студента из аудитории, но в журнале аккуратно отмечать «пропуски». С соответствующими последствиями для студента. Или он хотел, чтобы его пропуски считались «по уважительной причине»? Может быть, тогда для верующих еще и индивидуальное посещение установить?

 

«Граждане РФ вправе…»

Вот такой разговор получился у нас с представителем Минобразования РД. Его я знаю как порядочного, некоррумпированного человека и добротного специалиста. Любопытно: оказывается, можно уважать человека за реальные достоинства, можно 15 минут абсолютно вежливо и спокойно обсуждать с ним какие-то темы, шутить – и при этом быть непримиримым идеологическим оппонентом по конкретному вопросу.

Как журналист я добросовестно записал ответы чиновника. Но как мусульманин я в принципе не согласен с позицией моего собеседника, который работает отнюдь не вахтером в Минобразования РД (должность и фамилию не указываю по его просьбе).

И грустно, и смешно: я звонил ему, чтобы заручиться поддержкой и повлиять на требовательную учительницу. А выяснилось, что он находится в одном идеологическом лагере с этой учительницей. А я с Айшат и ее мамой – в противоположном лагере.

Понимаю, что я (будучи верующим мусульманином) являюсь «лицом заинтересованным». А потому, постараюсь быть предельно объективным. И вначале обращусь к Закону.

Конституция РФ провозглашает свободу совести, там есть замечательный принцип: «Граждане РФ вправе исповедовать любую религию или не исповедовать никакой». А соответствующий Закон разъясняет этот принцип.

Что значит «вправе исповедовать любую религию»?

Это означает примерно вот что, если объяснять «на пальцах». Допустим, конкретный россиянин намерен в соответствии со своей религией начать регулярно посещать церковь, носить крестик, причащаться (участвовать в таинстве причастия), прощать всех своих обидчиков, в определенные периоды года употреблять в пищу только растительные продукты, а потом, возможно, вообще уйти в монастырь.

Так вот, если у этого гражданина есть такое намерение и желание – он вправе все это соблюдать. И никто не вправе ему это запрещать. Как бы это кому-то ни казалось странным, чудным, ненужным, бесполезным и т. д.

Это выбор данного гражданина, причем выбор, охраняемый законом. А соблюдение этих конкретных перечисленных и прочих норм и есть право «исповедовать свою религию», указанное в Конституции.

А если другая религия предписывает совершать ежедневно 5 обязательных намазов, в том числе раз в неделю непременно в мечети, соблюдать посты, отправляться для совершения хаджа в Мекку, не употреблять спиртное и некоторые продукты, не давать и не брать взяток, одеваться соответствующим образом – то последователи данной конфессии точно так же вправе соблюдать эти нормы. Потому что для них эти нормы означают конституционное право «исповедовать свою религию».

И в Конституции, смею отметить, нигде не ограничивается это право. Там не уточняется, что дома или в мечети верующая девочка вправе носить хиджаб, а на улице Дахадаева, в учебном заведении или в гастрономе – уже не вправе. Нет там таких ограничений.

И соответствующие запрещающие нормативные акты чиновников были бы грубейшим нарушением конституционных основ. Ни распоряжения Министерства, ни Устав учебного заведения, ни личная неприязнь к исламу конкретной учительницы не могут быть выше Основного закона.

А в каких случаях закон все же может ограничить право верующего на исповедание его религии?

Точнее, ограничить какие-то действия в рамках исповедания своей религии? Предположим, что завтра некто заявит, что ему его религия предписывает каждый день по утрам и вечером бить по голове случайных прохожих на улице. Может ли государство и общество охранять право гражданина на такое вероисповедание? Нет, не может, так как оно входит в противоречие с конституционными правами и интересами других граждан. С правом не получать затрещины по голове в данном случае.

Общий принцип (возможного ограничения свободы вероисповедания) в Законе провозглашает: «Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено Федеральным законом только в той мере, в которой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав, законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства… Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания запрещается».

Все понятно, правда? А теперь вопрос: может ли добровольное облачение девочки в исламскую одежду как-то угрожать «основам конституционного строя», чьей-то нравственности или правам других граждан? Не может.

Девочка всего лишь реализует личное право на исповедание своей религии, не ущемляя ничьих интересов. Вот если бы она ультимативно потребовала, чтобы и другие девочки в классе как-то иначе одевались, тогда бы она полезла не в свое дело. Но требования маленькой Айшат касаются только ее самой.

 

Без двойных стандартов

Теперь – об этической стороне дела. Я достаточно часто слышу от нерелигиозных людей, что, мол, такие-то нормы Ислама нецелесообразны, бесполезны, не нужны в 21 веке и т. д. Понимаю: они, нерелигиозные люди, вправе так считать. Более того, они вправе весь Ислам считать «нецелесообразным» и не руководствоваться его нормами. И это будет их позицией, их реализацией своего конституционного права на свободу совести.

Но самое «умилительное» начинается, когда такие нерелигиозные люди начинают регулировать не только свои поступки, а еще и религиозное поведение верующих мусульман.

Чиновник, разумеется, вправе на выражения типа «Я думаю», «Я считаю», и даже «Я убежден, что одежда не столь важна для исповедания своей религии». Безусловно, он вправе так считать – как частное лицо по отношению к самому себе. Но он не вправе эти личные убеждения проецировать на маленькую Айшат. Он не вправе диктовать верующим, как им понимать и исполнять нормы своей религии. Нет у него таких полномочий.

Многие светские чиновники не хотят понять, что для верующего религиозного мусульманина такие понятия, как «Бог повелевает», «Всевышний призывает», «Закон Аллаха» - это не миф, не литературно-художественный оборот и тем более не пустой звук.

Это сам смысл бытия: всю жизнь идти навстречу своему Господу – через максимально полное исполнение всех заповедей и предписаний. И трепетно надеяться при этом на (пока неведомое ни по форме, ни по содержанию) вечное пребывание с Ним в следующей жизни.

Конечно, есть немало условно-верующих людей (среди и христиан, и мусульман), которые воспринимают религию иначе. Как некую дань традиции. Как повод для приятных семейных и общественных праздников. Как разновидность суеверия. Как форму досуга – где-то между вязанием крючком и просмотром мелодрам. В их жизни религия тоже присутствует, но по своему статусу символически занимает «правый отдаленный пыльный угол на второй полке снизу».

Разумеется, люди вправе и так «исповедовать» свою религию. И еще как угодно. И вообще не исповедовать.

Только справедливость требует добавить: мусульмане тоже вправе. Вправе исповедовать свою религию в полном соответствии с нормами Ислама. И эти нормы верующий черпает из Священного писания, а не из чиновничьего «А я думаю, что мусульманам было бы лучше…».

«За свободу женщин Востока»

Я скоро буду смеяться, слыша, что «дремучие мужчины-мусульмане заставляют несчастных женщин Востока носить ненавистный хиджаб». Не знаю, как где, но у нас в России, в Дагестане – все наоборот!

Не мужчины, а сами религиозные женщины настаивают на своем праве одеваться по-мусульмански. При этом им порой приходится преодолевать активное или вялое сопротивление окружающей среды. Доказывать что-то преподавателю. Терпеть косые взгляды в метро и в другом транспорте. Иногда выслушивать претензии от собственных нерелигиозных родителей.

Такое сопротивление превращает обычный религиозно-бытовой «одежный» вопрос в маленький подвиг, а ее носительницу – в маленькую героиню.

Замечу, что хиджаб - это не какая-то конкретная одежда (типа иранского черного плаща с капюшоном), а способ или некий общий кодекс. Способ одеваться так, чтобы у девушки было закрыто все тело, кроме лица и рук. А как именно закрыть свое тело, какие конкретно компоненты одежды выбрать, какой предпочесть стиль, цвет, модели – определяет сама женщина. А исламские модельеры сейчас предлагают такое множество вариаций, что одеться по нормам религии и при этом выглядеть современно может самая притязательная в вопросах стиля мусульманка.

Кстати, Айшат и ее мама, обратившиеся в редакцию, были одеты совсем не вычурно и вполне вписывались в «окружающий ландшафт».

Аргумент, что аппетиты мусульман растут как грибы после дождя – неправомерен. Если «аппетиты» соответствуют конституционным нормам – никто не вправе их самоуправно пресекать. А если какие-то новые требования верующих будут реально ущемлять права других людей – вот с этими новыми требованиями и надо будет разбираться отдельно.

Требование же маленькой Айшат разрешить ей посещать школу в хиджабе ничьих прав не ущемляет.

Кстати, наш собеседник отчасти лукавит, говоря, что он выступает против и голых ножек, спинок, животиков как другой крайности. Он-то, возможно, и против – в душе, но юные полуобнаженные красотки именно так и посещают учебные заведения сотнями и тысячами, не имея никаких проблем с преподавателями. Эти девчонки не слышат окриков учительницы: «Так, встала, пошла домой и переоделась понравственнее!».

Проблемы возникают только у верующих мусульманок. Такой, знаете ли, маленький антиисламский тоталитаризм.

 

Светское государство «непонарошку»

Наш собеседник несколько раз повторил этот тезис – «Мы живем в светском государстве и поэтому…».

Это так, живем. Но что-то я сомневаюсь, что в современном мире существуют такие рафинированные светские страны в чистом виде, где все религии, а также атеизм и агностицизм в самом деле одинаково равноудалены от государства.

В одних странах прямо в тексте Гимна присутствует упоминание о Боге и вере в Него (целый ряд западных стран). А иски недовольных атеистов суды почему-то отвергают, ссылаясь на «незыблемые традишнс».

В других занятия в государственных школах начинаются с молитвы (множество штатов США), а прямо на денежных купюрах написано «Мы верим в Бога».

В третьих странах государство заключает что-то вроде конкордата с доминирующей Церковью об особых партнерских взаимоотношениях (Греция, Сербия, Болгария, Румыния и др.).

В четвертых странах верующие христиане вправе выплачивать не обычный налог с доходов, а церковную десятину (Германия).

А еще в одной стране Президент публично присутствует в Храме Христа Спасителя – на богослужениях, связанных с Пасхой и Рождеством. Не просто в толпе стоит как частное лицо, а особняком – вместе с премьером и спикером, как бы олицетворяя лояльные отношения власти и Православия в этой стране.

Знаете эту страну? В ней еще недавно ввели новый школьный предмет «Основы православной культуры» сразу в 5 регионах.

И только в Дагестане некоторые чиновники готовы реализовывать светские принципы с таким антиисламским рвением, что маленькую Айшат заставляют в школе снять хиджаб. Хотя в ее понимании это равносильно появлению на людях полуголой.

А право именно на такое понимание у нее есть. Право, защищенное Конституцией.

 

НЕрелигиозные экстремисты

Напоследок о принципах. Я сторонник того, что большинство сложных вопросов можно спокойно обсуждать и находить общий язык. С учетом всех интересов. Включая и интересы верующих мусульман. А при сохранении разногласий, не изменяя своей позиции, уважать выбор оппонента.

Но самое ошибочное, глупое и недальновидное, что могут сделать светские власти и чиновники – это создавать вокруг нормальных мусульман ореол преследуемых мучеников веры.

В таких искусственно спровоцированных ситуациях и без того внушительный мобилизационный потенциал Ислама превращается в поистине «революционный» фактор. Со всеми известными последствиями. Это мы хорошо знаем по истории, в том числе истории раннего Ислама.

 

А историю Айшат любит. Вчера «пятерку» получила.

Альберт Мехтиханов

"Молодежь Дагестана"