На Урале внук возродил мечеть, построенную дедом

Вот такая удивительная история длиной в сто с лишним лет произошла в небольшом городе Алапаевск Свердловской области. Этот старинный город был образован в 1781 году по указанию императрицы Екатерины II на базе заводского посёлка Алапаиха на реке Нейве. Здесь ещё в 1696 году была обнаружена железная руда, а через шесть лет началось сооружение Казённого железоделательного завода, и деревня начала превращаться в заводской посёлок, а со временем, как уже было сказано, в город. Алапаевский металлургический завод к началу XX столетия считался одним из крупных и передовых предприятий Урала. В цехах завода было занято свыше 2 тыс. человек, было среди них и немало мусульман.

Нужда в «богослужениях и требоотправлениях»

По данным первой переписи населения Российской империи 1897 г., в городе проживало всего восемьдесят мусульман, в том числе 56 мужчин и 24 женщины. Но постепенно их число увеличивалось. Это объяснялось тем, что в пореформенный период в связи с массовым строительством железных дорог, бурным развитием промышленности на Урале, тяжёлым экономическим положением на селе, процессами обезземеливания, отходничеством и др. факторами татаро-башкирское крестьянство потянулось в города и заводские посёлки. Мусульмане в городах Урала занимались подённой и наёмной работой, торговлей и торговым посредничеством, земледелием и пчеловодством, а также ремёслами. Сначала их присутствие имело сезонный характер, однако со временем в уральских городах и заводских поселениях стало появляться постоянное мусульманское население, которое стремилось организовать свою жизнь в соответствии с исламским вероучением. Они, копируя свой деревенский опыт, стремились построить мечеть, организовать мектебе, пригласить имама для того, чтобы иметь возможность спокойно совершать обряды жизненного цикла. Не стали исключением и мусульмане Алапаевска. Списки мусульман города, подписывавших приговоры (прошения) с просьбой о постройке в Алапаевске молитвенного дома в 1907 году, свидетельствуют о том, что большую их часть составляли крестьяне, по преимуществу выходцы из Казанской и Уфимской губерний. Один из них, крестьянин Азалевской волости Свияжского уезда Казанской губернии Галиулла Файзуллин, 1849 года рождения, женатый также на уроженке Казанской губернии Гайсе-ханум, был избран доверенным лицом мусульманской общины и обратился с ходатайством о строительстве молитвенного дома в Оренбургское магометанское духовное собрание. В документе, написанном 12 ноября 1907 года, желание построить молитвенный дом объясняется тем, что «в городе этом и его окрестностях проживает много магометан, а самая близкая к ним мечеть и духовные лица находятся в Кушвинском заводе за 200 вёрст, почему крайне нуждаются в богослужениях и требоотправлениях».

Однако данный документ был составлен не по должной форме, и чиновники ОМДС вернули его Г. Файзуллину через Нейво-Шайтанское волостное правление Пермской губернии. В документе поясняли, что «ходатайства о разрешении построения новых мечетей, согласно 165 ст. Устава строительного издания 1900 г., возбуждаются по приговорам, в законной форме постановленным, от лица прихожан, имеющих образовать из себя приход новой мечети, причём наблюдается, чтобы прихожан было при всякой мечети не менее 200 наличествующих мужского пола душ, и чтобы общество, долженствующее составить приход, согласие своё дало на доставление средств для обеспечения содержания будущей мечети и назначенного при ней духовенства, каковые приговором и должны быть предъявляемы в Магометанское духовное собрание». В феврале 1908 г. необходимый документ был составлен и направлен в Уфу. Под приговором стояла 201 подпись. Поскольку все формальные требования были соблюдены, необходимое число мусульман в наличии имелось и они брали на себя обязательство содержать мечеть и имама, ОМДС дало положительную резолюцию и переслало документы на рассмотрение в Пермское губернское правление.

Правление также не имело возражений и своим решением № 4419  от 27 июля 1908 г. дало разрешение на постройку молитвенного дома. В январе 1910 г. строительство храма было завершено. Говоря о роли Галиуллы Файзуллина в строительстве, мусульмане Алапаевска писали в ОМДС: «только благодаря его опытности, прилежанию и заботам в означенном городе, в такой короткий срок, почти без затрат с нашей стороны, так как он изыскал источники средств извне, на наших глазах оказалась выстроена мечеть, вполне заслуживающая по устройству и размерам своему назначению». «Мечеть построили жертвователи и благодетели со стороны Алапаевского завода», – уточнил в переписке с ОМДС Г. Файзуллин.

Кому быть муллой?

Когда мечеть появилась, встал вопрос о том, кто возглавит приход. Мусульмане Алапаевска желали видеть в качестве муллы или муэдзина Галиуллу Файзуллина, как лица, «заслуживающего внимания и достойного сего… назначения». Под соответствующим прошением в ОМДС подписались 160 человек. Формальные основания к этому были. Дело в том, что параллельно с заботами о строительстве мечети Галиулла Файзуллин сдал экзамены в ОМДС о проверке его знаний исламского вероучения и получил свидетельство на должность муэдзина и мугаллим-сабиана (педагогическое звание, дающее право обучать детей младшего возраста). В исключительных случаях ОМДС позволяло муэдзинам исполнять обязанности имама, поэтому Файзуллин надеялся, что ему окажут соответствующее доверие. В связи с этим он несколько раз составлял как от собственного имени, так и от имени прихожан молельного дома прошения с просьбой сделать его имамом. Мотивировал он это тем, что поскольку в городе нет старшего духовного лица, а он не уполномочен проводить религиозные обряды в полном объёме, мусульманам Алапаевска приходится ездить в Нижний Тагил или в Кушву за десятки вёрст для регистрации родившихся и умерших. Но Духовное собрание неизменно отказывало в этом Файзуллину, поскольку знаний, продемонстрированных им на экзамене, было недостаточно для должности имама.

Такая двусмысленная ситуация длилась в течение нескольких лет. Несмотря на отказы, Галиулла Файзуллин направил в ОМДС очередное прошение, подписанное всеми прихожанами мечети, на этот раз с просьбой о строительстве мусульманского учебного заведения. «Ныне население в Алапаевске и его окрестностях… сильно возросло, – писал Г. Файзуллин в 1911 году, – а равно увеличилось молодое магометанское поколение. Как грустно смотреть на наших детей, лишённых просвещения за неимением собственного медресе и учителей… помещать же наших детей в русские школы из-за дороговизны нашим бедным отцам не по силам, да туда их и не примут». Аргументы оказались убедительными, и ОМДС нашло строительство учебного заведения в Алапаевске «крайне желательным».

Опять помогли заводовладельцы – под строительство медресе они подарили алапаевским мусульманам 500 саженей земли, они же обещали профинансировать строительство учебного заведения. К прошению был приложен план и проект одноэтажного здания с тремя окнами по фасаду. Внутри здания предполагалось организовать классную комнату, раздевалку, комнату учителя и кухню. Данный проект не вызвал возражений. Учебное заведение было построено. Вскоре разрешилась и ситуация с духовным наставником алапаевских мусульман: отношением Пермского губернского правления № 8438 от 11.10.1913 года в молельный дом г. Алапаевска был утверждён хатыбом крестьянин д. Нарат-Илек Чистопольского уезда Казанской губернии Шагиздан Миникеев.

Этот человек окончил медресе в д. Адамсу Чистопольского уезда. Про него можно сказать так – «имам-кочевник». Он нигде не задерживался подолгу. Сначала 4 мая 1912 года Духовное собрание утвердило его имамом одного из заводов в Соликамском уезде, уже спустя год с небольшим он становится имам-хатыбом и мугаллимом в Алапаевске. Из имеющихся документов очень сложно судить о том, как сложились отношения нового имама с Галиуллой Файзуллиным и прихожанами, но тот факт, что Миникеев проработал в Алапаевске всего четыре года, заставляет думать, что отношения эти были нелёгкими. Очевидно, не найдя общего языка с муэдзином и прихожанами, он почёл за лучшее подать 3 мая 1917 года заявление на перевод его имамом молельного дома на Егоршинские каменно-угольные копи Верхотурского уезда, представив при сём приговор об избрании его имамом в данный приход. В Алапаевске мусульмане не стали возражать против его ухода, а сам Ш. Миникеев дал письменные заверения, что никаких претензий и возражений против избрания нового имама не имеет: «Я, имам-хатыб города Алапаевска Верхотурского уезда Пермской губернии Шагиздан Миникеев, поступил в обязанность муллы указом, выданным Духовным собранием 17 октября 1913 года за № 5157. Прослужив около четырёх лет, я добровольно слагаю с себя обязанности имама-хатыба и с согласия прихожан-мусульман города Алапаевска и его окрестностей 15 августа 1917 года передаю свои документы, касающиеся моих дел, и метрическую книгу мулле, избранному прихожанами-мусульманами, или же туда, куда следует. С сего числа мусульмане-прихожане имеют право ходатайствовать о выборе нового муллы, в чём не буду прекословить».

После подписания этого документа была создана временная комиссия, выбранная Алапаевским мусульманским обществом, в составе Нурмухамеда Башарова, Ахмадуллы Загидуллина (председатель), Шакира Зяббарова и Садыка Зарипова (помощник председателя), которой было поручено организовать выборы нового муллы. Им стал крестьянин д. Яхшибаевой Больше-Каменской волости Самарского уезда, работавший учителем в Алапаевском мусульманском мектебе, Ярулла Хайруллин Фаризов. Ранее он учительствовал в Больше-Шахтинском русско-татарском училище. Он был утверждён имамом резолюцией от 9 февраля 1918 года за №1981. Правда, в отношении этого человека возник казус: когда Я. Х. Фаризов сдавал экзамен в ОМДС, то представил документы, в которых его фамилия значилась как «Александров». Это вызвало беспокойство членов Духовного собрания, которые отправили запрос в волостное правление по месту его жительства с просьбой уточнить национальность и вероисповедание заявителя. В итоге оказалось, что отец будущего алапаевского муллы был крещёным татарином и принял русское имя, однако Я. Х. Фаризов был мусульманином. В итоге испытаний он оказался достоин быть имамом.

«Приходите на молитву по одному, чтобы никто не заметил»

Неизвестно, в течение какого времени Ярулла Хайруллин Фаризов был духовным наставником алапаевских мусульман, поскольку в 1921 году наш герой, Галиулла Файзуллин, получил официальное утверждение муфтията в качестве муллы алапаевской мечети (ранее он имел лишь свидетельство о сданном экзамене, но не был официально назначен в приход). В период гражданской войны в Алапаевске, как и во многих других городах Урало-Поволжья, действовало Милли Идарэ, в котором значительное влияние имели представители национальной буржуазии и духовенства (лидеры городской мусульманской общины), ориентированные на общероссийские органы управления мусульман. Однако, как известно, в итоге к власти пришли большевики, которые начали проводить антирелигиозную политику.

В годы советской власти мечеть и медресе были закрыты. Здание мечети начало использоваться под склад. В годы хрущёвской «оттепели» здесь разместилась татарская школа, после неё в стенах мечети начал работать детский сад, однако здание ветшало, детей перевезли в другое место, и бывшая мечеть некоторое время пустовала, пока в середине 1980-х годов не была снесена по ветхости.

Но закрытие мечети не означало, что в Алапаевске перестали молиться Аллаху. Местом собраний в 1920–1930-е гг. стал дом (ул. Володарского, д. 61) Галиуллы Файзуллина, которого в народе стали называть «муллой». «Мулла предупреждал людей: «Приходите вечером по одному, чтобы никто ничего не заподозрил», – рассказывают родственники муллы,они совершали вечернюю молитву и потом до утра по одному расходились». В середине 1930-х гг. Галиулла Файзуллин скончался. Ему было больше восьмидесяти пяти лет. С его смертью центром мусульманской жизни города стало татарское кладбище. «Я с детства помню, как старики собирались на мусульманском кладбище, там был специальный пристрой, – вспоминает нынешний председатель мусульманской общины Алапаевска Фирдаус Латыпов. – Там проходил пятничный намаз, читалась проповедь. Неформальные муллы у нас всегда были. Помню, что был Кадыр-бабай, Самат-бабай. Они проводили различные исламские обряды. На праздники, Курбан и Ураза-Байрам, собиралось очень много людей, даже на улице молились».

Галиулла Файзуллин умер бездетным. Зато у него было два племянника – Каримулла и Гарифулла Файзуллины. Согласно оставленной муллой дарственной, принадлежащий ему дом и надворные постройки делились поровну между ними. Так случилось, что сыну Каримуллы Габтрахману Файзуллину было предназначено возродить построенную дедом мечеть. Произошло это в начале 1990-х годов, когда по всей стране шёл активный процесс религиозного возрождения. Проработав всю жизнь на домне на Алапаевском металлургическом заводе, Габтрахман Файзуллин вышел на пенсию и имел возможность полностью посвятить себя этому нелёгкому делу.

Продолжая дело деда

«Сначала хотели мечеть построить на кладбище, но потом знающие люди объяснили, что так делать нельзя, – рассказывает супруга Габтрахмана Файзуллина. – Тогда мой муж решил возродить её на прежнем месте. Он официально зарегистрировал местную мусульманскую религиозную организацию «Сафар» в составе ЦДУМ, его избрали председателем». Протокол собрания мусульманской общины датирован 19 июня 1993 года, вскоре она получила официальную регистрацию. Тогдашний глава города Б. Ю. Кошкин своим постановлением от 23 марта 1994 года передал мусульманской общине землю под строительство мечети площадью 1317 кв. м. Как рассказал активист мусульманской общины Сайгид Билалов, городские власти и в дальнейшем оказывали всяческую поддержку строительству мечети. «Сменивший Б. Кошкина на посту главы администрации Алапаевска Ю. Валов никогда не отказывал Габтрахману Файзуллину, с какой бы просьбой он к нему ни обратился по ходу строительства, присутствовал на открытии мечети и подарил нам ковровое покрытие для неё».

Строительство мечети превратилось в настоящую народную стройку. «Когда два года назад мы приняли это решение, у каждого в душе была настоящая радость. Строить начинали буквально на пустом месте, но работали все с воодушевлением, – рассказывал корреспонденту газеты «Алапаевская искра» Габтрахман Файзуллин в 1998 году. – Многие мусульмане приходили на стройку в свои выходные дни, делали кто что мог, несли кто что мог: кто – банку краски, кто – инструмент. Собрали деньги – 2,5 мил­лиона рублей. Большую помощь нам оказали в администрации города и рай­она. С материалами для строительства помогли многие предприятия… Одним словом, все, к кому обращался, оказы­вали благотворительную помощь».

В итоге 28 января 1998 года состоялось открытие мечети, построенной в традициях восточной архитектуры – с высоким минаретом и потрясающей красоты чеканкой, выполненной Рашидом Умитбаевым. В своё время Габтрахман Файзуллин ездил в Татарстан, где знакомился с проектами поволжских мечетей; свой проект помогли довести до ума алапаевские строители из числа мусульман, они же помогли составить смету и распределить расходы. Мечеть рассчитана на 60 человек. Сегодня по пятницам приходит около 40. А по большим праздникам собирается более ста мусульман.

Община Алапаевска сегодня

Габтрахман Файзуллин ушёл в лучший мир, став легендой в Алапаевске. На посту председателя общины его сменил Фирдаус Латыпов. Родился он в 1952 году в Алапаевске, трудился, как и Г. Файзуллин, на Алапаевском металлургическом заводе, затем работал строителем, вышел на пенсию и оказал огромное содействие строительству мечети. Сегодня на нём все хозяйственные дела: ведение документации, решение текущих проблем, организация субботников. Сейчас он завершает строительство нового дома для ритуальных омовений на мусульманском кладбище вместо того, в котором в советские годы молились алапаевские мусульмане. Фирдаус Лытыпов с удовлетворением отмечает, что со времени открытия мечети количество прихожан существенно возросло, появилось много молодёжи.

Духовным наставником алапаевских мусульман все эти годы является Рифхат Саетшович Саетшин, или, как его с уважением называют мусульмане города, Рифхат-хаджи. Родился он в д. Черемшан Апостовского района Татарской АССР в религиозной семье 31 июля 1934 года. В 1958 году переехал в Алапаевск, здесь познакомился с женой, вырастил двух дочек. Работал стропальщиком на лесобирже. Вышел на пенсию. Помогал строить мечеть. Начальные религиозные знания получил у родителей, а потом был направлен мусульманами Алапаевска на учёбу в медресе при мечети «Маулид» г. Екатеринбурга. 12 лет работает имамом. Мусульмане города до сих пор удивляются его феноменальной памяти. Вроде бы пожилой человек, а во время обучения, не зная арабского языка, быстро запомнил суру «Ясин» и многие другие коранические тексты. Самые светлые и радостные дни для него – это Курбан- и Ураза-Байрам, когда все мусульмане города собираются вместе, чтобы воздать хвалу Всевышнему за его милости.

Нельзя не рассказать ещё о двух неформальных лидерах мусульманской общины Алапаевска – Сайгиде Билалове и Резване Муртазалиеве. Без их всесторонней поддержки общине было бы сложно обходиться. Оба родились в Дагестане в религиозных семьях, с детства соблюдали предписания Ислама. Оба окончили Саратовский пушно-меховой техникум, оба по распределению попали в Алапаевск в конце 1980-х гг. Думали, приехали ненадолго, закончатся обязательные три года – и уедут домой, но жизнь распорядилась иначе, и именно здесь они оказались нужней всего: как могли, помогали строительству мечети. Сейчас оба занимаются предпринимательской деятельностью. А Сайгид Билалов помимо всего прочего является депутатом Думы МО «Алапаевск», мастер спорта по самбо, председатель Федерации самбо Алапаевского района; он уделяет огромное внимание развитию в городе спорта среди детей и юношей. «Наша федерация была образована пять лет назад, – говорит Сайгид Билалов. – На сегодняшний день у нас в спортивных клубах в городе и районе тренируется более 100 человек. Два года назад, чтобы ребятам было интересно, мы начали преподавать рукопашный бой. Образовали соответствующую федерацию. В 2009 году наш спортивный клуб «Олимпиец» стал чемпионом Уральского федерального округа по самбо в командном зачёте». Как известно, дух единоборства заключается не в желании беспричинно применять физическую силу, а в стремлении к духовному совершенствованию. Поэтому философия борца сродни философии Ислама. «Мы занимаемся не только физическим, но и нравственным воспитанием, дети вырастают порядочными, понимающими и уважающими старших людьми, они выделяются среди основной массы молодёжи. У них лица другие, и отношение к старшим совсем другое. Это не зависит от вероисповедания спортсмена, просто такова философия борьбы. Хотя у нас среди прихожан мечети есть чемпион России по рукопашному бою среди мужчин, это Абдулл Долгатов, он у нас в федерации работает тренером. Очень верующий и порядочный молодой человек».

По подсчётам лидеров мусульманской общины, из почти 80 тысяч человек, проживающих в г. Алапаевске и окружающем районе, от 6 до 10 % составляют представители народов, традиционно исповедующих Ислам. Намного больше, чем сто с лишним лет назад. Приятно отметить, что в Алапаевске царит хороший климат в области межнациональных и межконфессиональных отношений, городские власти с уважением относятся к мусульманам города. «Наш город старинный, многонациональный, живём небогато, но дружно», – отметил в беседе с нами глава муниципального образования «Город Алапаевск» Станислав Шаньгин. Он и председатель Думы МО «Город Алапаевск» Галина Канахина отметили, что власти заинтересованы в том, чтобы в городе было больше храмов разных конфессий, так как они повышают нравственность горожан. Сейчас в городе реставрируется один из старинных православных храмов. Власти высоко оценили роль традиционных конфессий в целом, и Ислама в частности. В особенности их привлекает отношение этой религии к здоровью людей. И это, наверное, не случайно, достаточно сказать, что первый председатель ММРО «Сафар» Габтрахман Файзуллин был заядлым лыжником и футболистом, имел спортивные разряды.

История алапаевской мусульманской общины во многом уникальна и поучительна. Исламские традиции тут передавались из поколения в поколение, примером чему является семья Файзуллиных, основавшая и возродившая мечеть. Отношения с властями и предпринимателями мусульмане всегда выстраивали грамотно и продуктивно: и в начале, и в конце ХХ века власть имущие активно помогали строить мусульманский храм. Поэтому мусульмане Алапаевска помнят и чтят свою историю, её героев и с оптимизмом смотрят в будущее, ведь намаз на алапаевской земле не прекращал читаться на протяжении ста с лишним лет.

Данные Таблицы № XIV «Распределение населения по вероисповеданиям и родному языку», опубликованной в XXXI томе «Первой всеобщей переписи населения Российской империи: Пермская губерния» / Под. ред. Н.А. Тройницкого. – СПБ: Центральный статистический комитет МВД, 1904. – С. 98–121.

Первая всеобщая перепись населения Российской империи. – 1897. – Т. XXXI… С. 205.

ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 6. Д. 1466. ЛЛ. 10 об-13.

Там же, Л. 1.

Там же, Л. 1-1 об.

ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 2 Д. 8. Л. 680–682.

ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 6. Д. 1466. Л. 10.

Там же, Л. 19.

Там же, Л. 10 об.

Там же, Л. 8-9.

ЦГИА РБ Ф. И-295. Оп. 6. Д. 1466. Л. 11–35.

ЦГИА РБ Ф. И-295. Оп. 6. Д. 4191. Л. 19 об.

ЦГИА РБ Ф. И-295. Оп. 6. Д. 1466. Л. 18 об.

Там же, Л. 21.

ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 2 Д. 8. Л.680–682. 

ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 6. Д. 1466. Л.24–25.

ЦГИА РБ Ф. И-295. Оп. 6. Д. 4191. Л. 1.

ЦГИА РБ Ф. И-295. Оп. 5. Д. 14890. Л. 14–14 об.

Там же, Л. 17

ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 2 Д. 8. Л. 680–682. 

ЦГИА РБ Ф. И-295. Оп. 5. Д. 14890. Л. 6–8.

ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 2 Д. 8. Л. 680–682.

Бикбов Р. Первый революционный мусульманский батальон Урала // Казань. –  № 4 – 04.2006. – С. 19.

Владимирович О. Мечеть // Алапаевская искра. – № 147 – 2.12.1995. – С. 3.

Дарственная запись Г. Файзуллина // Личный архив семьи Файзуллиных.

Визит в г. Алапаевск // Урал карчыгасы. – 06.2007.

Дело ММРО «Сафар» // Текущий архив мечети «Маулид» г. Екатеринбурга.

Владимирович О. Мечеть //Алапаевская искра. – № 147 – 2.12.1995. – С. 3.

Для увеличения нажмите на фото

Мечеть Алапаевска

Мечеть Алапаевска (Mosque Russia)

Мечеть Алапаевска

Мечеть Алапаевска (Mosque Russia)

Мечеть Алапаевска

Мечеть Алапаевска (Mosque Russia)

Мечеть Алапаевска. Интерьер мечети

Мечеть Алапаевска. Интерьер мечети (Mosque Russia)

Мечеть Алапаевска. Пятничный намаз

Пятничный намаз в мечети Алапаевска (Mosque Russia)

Мечеть Алапаевска. Традиционные рукопожатия

Мечеть Алапаевска. Традиционные рукопожатия (Mosque Russia)

Мечеть Алапаевска. Сайгид Билалов и Резван Муртазалиев

Мечеть Алапаевска. Сайгид Билалов и Резван Муртазалиев (Mosque Russia)

Мечеть Алапаевска. Фирдаус Латыпов и Рефхат Саетшин

Мечеть Алапаевска. Фирдаус Латыпов и Рефхат Саетшин (Mosque Russia)

Дом Галиуллы Файзуллина, где в советское время молились мусульмане

Мечеть Алапаевска. Дом Галиуллы Файзуллина, где в советское время молились мусульмане (Mosque Russia)

Габтрахман Файзуллин

Мечеть Алапаевска. Габтрахман Файзуллин (Mosque Russia)

Ходатайство Галиуллы Файзуллина об открытии молитвенного дома в Алапаевске

Мечеть Алапаевска. Ходатайство Галиуллы Файзуллина об открытии молитвенного дома в Алапаевске (Mosque Russia)

Печать Шагиздана Миникеева

Мечеть Алапаевска. Печать Шагиздана Миникеева (Mosque Russia)