Чему учатся наши дети

Наверное, трудно найти родителя, которого бы не волновали проблемы его ребёнка. А если и найдём такого, то вряд ли кто-то осмелится назвать такого родителя нормальным, разве только не такой же. Но вместе с тем легко обнаружить, что многие родители всерьёз не обеспокоены психосоциальным развитием своего ребёнка. Очень часто весь воспитательный процесс сводится к тому, чтобы у ребёнка было всё необходимое, чтобы был чем-то занят и не мешал. Не так часто найдутся родители, которые беседуют со своими детьми, пытаются проникнуть в их внутренний мир. Некоторые ошибочно полагают, что всему необходимому их ребёнка научит школа. Так ли это на самом деле, что происходит в современной школе и вообще в системе образования?

Современные условия таковы, что учителя-предметники, равно как и классные руководители не всегда в состоянии заниматься воспитанием, они нередко ограничивают себя рамками изучаемого предмета и не заморачиваются на моральной стороне того, что они сейчас изучают с учениками. Конечно, это касается не всех учителей, но процент тех, кто ориентирует себя на воспитательный процесс, заметно снижается. Эта общая негативная тенденция является следствием того, что заметно снижается сам уровень подготовки молодых учителей в ВУЗах: с одной стороны невысокий престиж профессии учителя в сочетании с относительно небольшим окладом с другой.

Что же касается самой учебной программы, так она претерпела серьёзнейшие изменения, особенно в области точных наук. Ведь многие родители в курсе того, что те задачи, которые приходится решать их детям в школе, не каждый взрослый решит. Не до конца ясно, как удаётся получить гриф УМО многим учебникам по математике, физике, биологии и др.

Если взять старую школу, то легко обнаружить что по одним и тем же учебникам занималось чуть ли не целое поколение, сейчас же учебная программа меняется из года в год, меняется само содержание и форма преподнесения материала. Большинство математических задач не под силу среднему ученику, их могут выполнять лишь те дети, у которых хорошо развиты математические способности или с ними дополнительно занимается репетитор. Очень легко обнаружить, что самооценка школьной успеваемости явление комплексное, слагаемое из многих переменных. И если ребёнок будет понимать, что в математике он полный профан, то большая вероятность того, что его самооценка начнёт заметно падать и учебная мотивация будет таять как апрельский снег. Конечно, это можно компенсировать за счёт успеваемости по другим предметам, но тем не менее, отставание по одному из важных предметов негативно отразится на всей картине.

Что же касается итогового контроля обучения, так пугающего многих родителей ЕГЭ, то и тут можно легко обнаружить некоторые серьёзные недочёты. Вообще, уместно заметить, что мы, мусульмане должны быть крайне заинтересованы в том, чтобы наши дети не просто получили образование, а чтобы они были образованными, чтобы могли стать специалистами в различных областях науки. Ведь очень большая часть детей мусульман ходит в общеобразовательные школы, изучают научные дисциплины и мечтают стать профессионалами в своём деле. И что же мы имеем в наличии? А то, что большинство школьников думают не о том, как получить знания, как развить свои познавательные способности, а о том, как бы набрать высокий проходной бал по ЕГЭ.

Так что же из себя представляет этот экзамен? По своей сути, это тест на узнавание, не больше. Получается, что тестовые задания по большей части направлены на то, чтобы школьник смог просто узнать из приведённых ответов правильный. А это означает, что деятельность таких важных познавательных процессов, как мышление и воображение практически не задействована,  всё ложится на память, точнее на одну из её форм. Ведь суть мыслительных процессов заключается в умении выделить существенный признак, оперировать этим самым признаком, устанавливать причинно-следственные связи. К сожалению, ни того и ни другого тест ЕГЭ не даёт.

Отдельно стоит упомянуть о таком важном для нас аспекте, как изучение школьниками основ религии. Этот предмет стал активно внедряться в школы, учитываются даже пожелания самих учеников, вот только не учитываются их образовательные потребности. К большому сожалению, материалы по изучению основ Ислама написаны с сильнейшим искажением истины. Легко обнаружить, как нарушается главный принцип – принцип объективности. Материал подаётся однобоко, искажённо и по меньшей мере вызывает крайнее неодобрение людей, сведущих в основах Ислама. Уже не раз высказывались пожелания на счёт того, чтобы школьный материал прежде, чем будет преподнесён учащимся, прошёл каноническую сверку на предмет правильности. Ведь если среднестатистический школьник будет иметь искажённые знания об Исламе, то рано или поздно он станет среднестатистическим россиянином с таким же искажённым восприятием нашей религии. А это благодатная почва для развития межконфессиональных столкновений. Ведь любую проблему легче предупредить, чем потом её разрешать, и именно поэтому сейчас крайне важно не допустить того, чтобы ещё на уровне школы у детей были сформированы не правильные знания.

Немаловажную роль играет и то, как выглядят современные ученики. Сейчас бурно обсуждается вопрос о том, вводить ли в обязательном порядке школьную форму, и какой она должна быть. Лично я за то, чтобы школьная форма была введена, но обязательно с учётом религиозных убеждений конкретного учащегося. Конечно, я против той модели школьной формы, которая принята в Японии, поскольку она не отвечает даже самым малым нормам не то чтобы религии, а просто нормам. Плюсы школьной формы заключаются в том, что она в какой-то мере уравнивает учащихся, сводит к минимуму тот факт, что одни дети начинают комплексовать перед другими за то, что их одежда в десятки раз дешевле и низкокачественнее одежды сверстников. Кроме того, ученик даже за пределами школы выглядит как ученик, и это налагает на него определённые обязательства того, как следует себя вести. Вовсе не обязательно, чтобы у всех детей на советский манер были костюмы и платьица. Можно просто свести всё к тому, чтобы одежда имела определённый цвет, скажем к примеру, синий низ, белый верх, вовсе не ограничивая нижнюю длину платья и рукава. При желании всё можно сделать максимально правильно, так, что и родители, и учителя останутся довольными.

В заключении немного коснёмся системы высшего образования. Сейчас мы наблюдаем общую тенденцию централизации высшего профессионального образования. Повсеместно идёт сокращение часов, меняется программа, да и само образование переходит на новую, двухуровневую систему: бакалавриат и магистратура.  В перспективе всё это должно привести к тому, что специалистов будут готовить сразу на двух уровнях: на общепрофессиональном и специалитете. Но это не столько в перспективе, сколько в идеале. На практике скорее всё будет совсем иначе, и вряд ли хорошо. Уже сейчас легко заметить, как при переходе с классической оценочной системы на рейтинго-модульную студенты больше беспокоятся не за то, что они знают или нет, а за то, достаточно ли у них баллов. Разумеется, это преподносится как одна из форм борьбы с коррупцией, но на деле всё привело к тому, что студенты просто заранее покупают себе проходной балл и потом чувствуют себя вольготно.   В какой-то мере эту проблему пытаются решить за счёт того, что независимая комиссия проводит экзамен в виде тестирования, но и тут натыкается на другую проблему: ведь если проходной балл студента гарантирует ему сдачу экзамена, то ему вовсе не обязательно идти на это тестирование. В общем всё не так просто.

Мы, мусульмане не должны оставаться равнодушными к этим проблемам в образовании. И самое главное  – это независимо от тех или иных условий хорошо изучать тот или иной предмет, приложить максимум усилий для того, чтобы стать профессионалом в своей области. И вовсе не важно, высокий ли у Вас балл, а важно, знаете ли Вы свой предмет на высоком уровне. Ведь как только выпускники ВУЗов устроятся на работу, уже никто не посмотрит на его диплом и оценки, всех будет интересовать лишь одно – разбирается ли он в своём деле.