Психология зависимости от виртуального общения

В последнее время довольно модно стало говорить о всевозможных социальных сетях, чатах знакомств, интернет-пейджерах, о зависимости людей от них, равно как и о влиянии последних на психику человека. Но в то же время всегда остаётся масса вопросов по поводу частностей данной проблемы, выделения общего и специфического. Думаю, уместно будет разбить раскрытие главной темы на блоки, в которых будут отражаться те или иные аспекты. Закономерно возникнет вопрос по поводу того, в чём же именно автор видит главную проблему. Отвечу так: главная проблема в том, что виртуальное общение при определённых условиях обернётся для нас рано или поздно социальной болезнью, которая как вирус будет распространятся и заражать одного за другим.

Первое, на что следует обратить внимание, так это на формирование психологической зависимости от интернет-общения в целом и от социальных сетей в частности. В психологии под зависимостью понимают особое поведение человека, выражающееся в том, что та объективная реальность, которая есть в наличии, перестаёт удовлетворять в полной мере духовные потребности личности (потребность в общении, в самоуважении, в реализации своего «Я» и т. д.), что в свою очередь заставляет его искать некую альтернативную реальность, где бы эти потребности могли получить удовлетворение. Это важно понять по той причине, что не всякое виртуальное общение можно назвать зависимостью. Вообще, большой вклад в определение критериев психологической зависимости, равно как и в избавление от них, вносит специальная научная дисциплина – аддиктология. Говорить о психологической зависимости от общения в сети интернет, да и от любого другого виртуального общения, неуместно в тех случаях, когда оно сопровождает деятельность человека, выступает своего рода инструментом.

Любое общение всегда преследует некую цель: это может быть как налаживание социальных контактов, так и организация какой-либо деятельности. Вообще, в психологии общения выделяют три основные стороны: коммуникативная (обмен информацией), интерактивная (организация взаимодействия) и перцептивная (познание людьми друг друга). И так уж сложилось, что в рамках вышеуказанных трёх сторон при определённых условиях общение само по себе становится целью. На первый взгляд может показаться, что оно не удовлетворяет каким-либо потребностям. Но если посмотреть на это с точки зрения принципа детерминизма (причинная обусловленность любого психического явления), то становится очевидным, что любая деятельность в своей основе имеет чувство необходимости, потребность, иначе никак. Вот здесь-то и уместно привести психоаналитический «принцип удовольствия», гласящий, что любое действие, совершаемое человеком по своей воле, приносит ему удовольствие. Конечно, можно сколь угодно оспаривать этот тезис, но я не раз на практике убеждался в его справедливости. Вот и получается, что общение само по себе в некоторых случаях приносит удовлетворение. Вопрос лишь в том, удовлетворение чего? Ответив на этот вопрос, мы вплотную приблизимся к основной причине, порождающей интернет-зависимость.

Поскольку мы исходим из тезиса о том, что зависимость – это своего рода компенсация неудовлетворённого собственного положения в обществе и поиск альтернативной реальности, и мы пришли к тому, что виртуальное общение имеет в своей основе потребность, то становится ясным, что основная причина кроется в том, что некая часть населения утратила способность к самореализации в реальном обществе. Это же согласуется с концепцией Адлера, утверждающего, что в основе деятельности человека лежит стремление к собственной значимости, желание быть великим. Он руководствовался мыслью о том, что неполноценность одного из органов обязательно приводит к его компенсации за счёт других. А если орган заменить на некую составляющую самосознания, то проблема предстаёт в несколько ином виде. Мы приходим к тому, что стремление человека раствориться в виртуальном пространстве есть не что иное, как компенсация собственной малозначимости и в собственных глазах, и в глазах значимых людей.

Таким образом, второе, на что следует обратить внимание, так это на наличие у конкретного человека неких комплексов неполноценности, которые он пытается компенсировать путём создания себе аватара на просторах всемирной паутины. Убедиться в правильности этого вывода несложно, достаточно просто полистать страницы пользователей социальных сетей. Мы легко обнаружим массу кричащих ников (имя, выбранное в качестве визитки). Каких имён только не придумают! Тут и всевозможные «Мачо», и «Супердевочки», и ещё много чего, на что способна фантазия. Но практика показывает, что за громкими псевдонимами обычно скрываются ничем не выделяющиеся личности, которые к тому же нередко страдают от кучи всевозможных комплексов неполноценности. Для таких людей подобного рода самопрезентация есть не что иное, как реализация нереализованного чувства принадлежности, чувство собственной значимости. Но, и это достаточно важно, такого рода подмена реального «Я» неким вымышленным образом ничего хорошего человеку не приносит, наоборот, это прямой путь к самоуничтожению себя как личности, индивидуальности. Почему же такое происходит? Да по простой причине: придумавший себе некое альтернативное «Я» волей-неволей становится зависимым от этой выдуманной личности, поскольку вынужден скрывать за ней своё истинное лицо. И чем дольше человек упорствует в подмене собственного «Я», тем труднее ему становится, это своего рода замкнутый круг. Ведь рано или поздно человек, скрывающийся за аватаром, вступая во всевозможные социальные контакты, наткнётся на того, кто заинтересует его самого, но того, другого, будет интересовать уже не он сам, а тот образ, который человек, скрывшийся за «супер»-маской, так тщательно состряпал. И случается так, что люди сначала придумывают себе образ, живут бутафорской жизнью, а потом становятся зависимыми от неё же. Ведь казаться кем угодно легко, намного труднее быть кем-то.

Сейчас наблюдается активный рост интернет-пользователей, и если взрослое поколение не особо спешит в виртуальное пространство, то молодёжь, а тем более подростки, проявляют в этом направлении сверхповышенную активность. Многие молодые люди вообще не берут книги в руки и не читают литературные произведения с монитора, нет, они просто налаживают свою виртуальную жизнь, реализовывают себя на просторах бескрайнего виртуального пространства. Наверно, поэтому сейчас среди профессиональных психологов активно идёт обсуждение, какие психокоррекционные технологии готовить для того, чтобы лечить интернет-зависимых. Видимо, сознание человека не успевает за стремительным развитием событий, не успевает выработать нужные психологические механизмы, способные найти оптимальный баланс между сохранением собственной индивидуальности и следованием в ногу со временем. Остаётся надеяться на то, что мы всё же сможем не раствориться в интернет-пространстве, выработать своего рода защитный рефлекс, сохранить себя и передать полученный опыт новым поколениям.