И руки наши смогут говорить

В детстве мы верим во всякие чудесные, чаще всего невозможные вещи. Я помню, как в своём воображении оживляла дерево, и оно было оленем, который катал меня по заснеженной степи, тоже существующей в моих мыслях и только… Вы, наверное, тоже представляли себе, что ваши игрушки умеют говорить или что ваша любимая кошка на самом деле заколдованная принцесса. Ну, или, может, ещё что-то подобное, в зависимости от того, как сильно развито ваше воображение. Но я не знаю ни одного человека, который бы представлял, что хотя бы на мгновение живут собственной жизнью и умеют говорить его собственные руки. Да ещё и делать это самовольно, не спросив у вас, что сказать, а о чём умолчать. А между тем этой-то, кажущейся совсем уж невероятной, фантазии как раз и предстоит сбыться. И верующие мусульмане знают, что событие такое произойдёт в День Суда. Когда наши органы и части тела будут свидетельствовать за нас или, увы (ох, какое больное, какое трагическое это «увы»), против.

Все интересно сейчас посмотрели на кисти своих рук? Если ещё нет – сделайте это незамедлительно. Да-да, вот эти самые, увенчанные десятью перстами, с аккуратно подстригаемыми ноготочками и регулярно кремом увлажняемой и смягчаемой и пр. кожей холёные ручки. Или, наоборот, эти неухоженные, в заусенцах и царапинах, с неровно обгрызанными ногтями. И в тот решающий день наличие или отсутствие маникюра не будет играть большой роли. Вряд ли вообще то, как вы заботились об их внешнем виде, будет озвучено на Суде. Глобальное значение будет иметь рассказ о том, что по вашему указанию делали эти руки. Сейчас нам они вверены в подчинение, а в будущем и от их повествования будет зависеть наше положение в Вечности. Мы предпочитаем беспечно не думать о том, что услышим от них о самих себе когда-то. Зато многим из нас нравится беззаботно любоваться этими своими конечностями. Так ли привлекательны, заслуживают ли любования наши руки, если представить что всё дурное, что они делали, прилипло к ним? Если вообразить, что линии жизни существуют на них не для греховного гадания, а для того, чтобы на них, как на плёнке записались ваши грехи и благодеяния? Вы всё ещё видите на руках только особенности маникюра? Гладкость кожи? Или некие непристойные вещи, которые они совершали вчера? Сегодня?

Вы вспоминаете, как было такое, что ваша душа тянулась сделать садака, ваши руки просились протянуться в подаянии, а вы, послушавшись наущений нафса, отказали им, спрятав поглубже в карманы, где есть нужная кому-то больше, чем вам мелочь? А может, вам кажется, что ваши руки не помнят, как вчера вы ударили ими собственного ребёнка? Вчера ли? Не помнят ли? Они расскажут. Вы можете забыть, а руки будут помнить по Воле Всевышнего Аллаха. Или как вы ударили свою жену, которая может забыть, потом, когда-нибудь… может. Возможно, она покинет вас и вы даже забудете, что эта женщина была когда-то вашей супругой, и вы её ударили. Но руки… руки предадут вас в Судный День, и не будут защищать ваши интересы в плохом.

Мы вынуждаем свои руки быть союзниками в грязных делах, но однажды они будут свидетельствовать против нас. И наши пальцы в отдельности будут рассказывать, и больше всего историй будет, наверное, у указательного. На кого только не указываем мы им, кому только не грозим, и даже сплетничая,бывает, приподнимаем его, как бы ставя восклицательный знак в разговоре. Ладонь расскажет о пощёчинах, которые давала. Кулак – как крушил в гневе мебель и… что подворачивалось на ходу. Всё будет озвучено: как подписывали документы, несущие вред другим, как держали в руках взятые в кредит денежные средства, как обнимали, подчиняясь запретной страсти, переключали пультом ТВ каналы, выбирая греховное и т.п., всего и не перечислить. (Астагфирулла, как же надеюсь я, что это не про нас с вами, мои дорогие читатели) А ещё воровство… Тайный грех, который даже глаза не всегда видят – вор чтобы не привлечь внимания к собственным действиям смотрит в другую сторону, говорит что-то отвлекающее, кивает головой и прочее, а руки грешат. Многим светским людям кажется жестоким то, что в шариатском государстве плата за воровство – потеря конечности. Однако, если бы они знали, насколько лучше для грабителя потерять руку, чем быть наказанным за её действие в адском пламени… А ведь мы, даже если бы, например, мы придумали, чтобы не слышать отчёта рук о своих деяниях, отрубить их себе сами перед смертью: всё равно в Судный День они будут говорить о нас, потому что Аллах – Всемогущ, а наши хитрости – ничто перед Ним.

А хорошие вести сегодня будут?

Будут, конечно, потому что Аллах так всё обустроил касательно нас с вами, что Милости к нам проявлено намного больше, чем строгости. И хороших новостей для богобоязненного человека обычно больше, чем плохих. Первая из таких это то, что руки будут рассказывать и о наших благодеяниях. Они будут повествовать о том, как гладили и качали ночью детей, утешали любимых, как служили близким вашим людям, как помогали нуждающимся и защищали слабых. Ваш указательный палец поведает, как поднимался в намазе, ладони расскажут, как вы опирались на них в суджуде, и каждое действие поклонения, о котором они поведают, будет вознаграждено. Ваши верные друзья – руки будут защищать вас своим отчётом о том тайном, что не знает никто, причем даже по-отдельности, потому что в жизни мусульманина бывают такие моменты, когда он совершает добродеяние стараясь так, чтобы даже правая рука не ведала о том, что творит левая. Ваши ногти расскажут, что больше чем о качестве маникюра вы заботились о том, чтобы они были охвачены омовением, и поэтому подстригали их короче, чем требовал ваш (женский) нафс и не покрывали их лаком, чтобы под ними не скапливалась грязь и не препятствовать проникновению воды. Они расскажут, как иногда, возможно, вы останавливали ими совершение греховного другими людьми. И как много они работали по вашему указанию, чтобы обеспечить насущным хлебом находящихся под вашей опекой. Они расскажут, как готовили, наводили чистоту, сажали деревья… Расскажут, как вы строили дом, учили боевому искусству сына, ухаживали за прикованной к постели женой или матерью. Список может быть как велик, так, к сожалению, и мал.

Подумайте сегодня, представьте: вы на Суде, допрашиваются ваши органы, дошла очередь до ваших рук – что расскажут они? Пока я писала эту статью, и мои руки летали по клавиатуре, выбивая эти слова, буква за буквой, мне стало страшно. Стало страшно, потому что я представила себе всё это, и мне захотелось закончить поскорее писать и сесть подсчитать, чего же больше я услышу? И напрячься и вспомнить, быть может, есть что-то нераскаянное, нечто такое, что я забыла, а руки помнят.

И мне вновь захотелось сделать тавба словами шейха Саида Афанди аль-Чиркави:

За все деяния и слова, которыми Ты недоволен,
Прости нас, грешников, Аллах, о милости Твоей мы молим.
Сердца, забывшие Тебя, устам грешить давая волю,
И каждый нечестивый шаг, и зло, что сделано рукою.

Глаза, смотревшие на то, на что смотреть Ты не дозволил,
И уши, слышавшие то, чем не был Ты, Аллах, доволен. 
За то, что я согласен был с тем злом, что предо мной творилось,
За каждый вздох, что сделан был, забыв Тебя, Аллах, прости нас.

Аминь.