Исламофобия. Мир с мусульманами, но без Ислама

С недавних пор в средствах массовой информации в результате постоянных манипуляций и игры воображений прижилась и стойко утвердилась новая концепция – исламофобия. Каждый позволяет себе судить об Исламе, возводя своё личное мнение в ранг приговора, не удосужившись при этом хотя бы полистать оригинальные исламские источники (Коран и Сунна). В целях формирования негативного общественного мнения кропателю потворствуют в неограниченной публикации усечённой и искажённой информации об Исламе, при этом ограничивая права авторитетных оппонентов на ответную реплику.

Самая примитивная стратегия атаки на религию находит своё отражение в осквернении святыни – Корана. Невежество масс подкрепляется необъективной информацией о Пророке Мухаммаде (мир ему и благословение). Боязнь неизведанного, принятия инаковости, как угрозы уничтожения личной идентичности, и, как результат, проекция всего негативного на тех, кто «из другого теста», является производной животного страха человека. Но такое объяснение не является достойным высших существ на земле для оправдания реальной конкретной дискриминации, предметом которой становятся себе подобные, в данном случае – мусульмане.

Самым серьёзным фактором в этом столкновении культур является не только невежество и отсутствие доверительного общения и отзывчивости, но и гиперболизированное высокомерие Запада, разыгрывающего непонимание тех, кто уязвлён им. Расовая принадлежность в демократической системе с подлинным гуманизмом не может быть предметом для предрассудков и дискриминаций. Религиозная же принадлежность в отличие от расовой ещё более глубока, тонка и определённа для индивида и потому тем более не должна подвергаться высмеиванию и нападкам.

Серьёзным препятствием для налаживания полезного и эффективного межкультурного и межрелигиозного диалога является вынужденная форма самосохранения мусульман как ответная реакция на происходящее. Существует прямая связь между властью и определениями, в которые «пакуются» представления об альтернативном мире людей. Ведя борьбу с боевиками, власть забывает о собственном интеллектуальном терроризме. В настоящее время западная культура, включая власть, возомнив себя всесильной, предпринимает попытки на законном уровне дать определение «прочим». Выщелачиванием всего доброго, присущего мусульманам, культивируется негативное отношение к ним, подкрепляемое различными «дебатами» внутри узкого круга лиц, формируемого сильными мира сего. Не случайно даже тогда, когда мусульмане вызываются на «диалог», как бы выбирают мусульман «умеренных», то есть тех, которые отвечают требованиям правителей, забывая, что каждый истинный мусульманин в основе своей – умеренный мусульманин, а Ислам, по сути, религия срединного пути.

Толерантность, основанная на светских принципах, теоретически провозглашает мультикультурализм и не может избежать гегемонистских тенденций культурного империализма, набравшего силу на протяжении истории. Навязывание западной модели культуры и цивилизации как нормы, дискредитация или неприятие любой другой парадигмы (религиозной, политической, культурной) ведёт к ассимиляции, ибо не согласуется с существующими различиями и правом на них. Горячо дискутируется концепция евроислама, сторонники которой ратуют за создание Ислама европейского, азиатского, балканского и т. п. для отвлечения мусульман от истины. Кому-то очень нужен мир с мусульманами, но без Ислама.

Мусульманка с паранджой или бородатый мужчина автоматически записываются в фанатики и экстремисты. Почти каждый мусульманин стал отождествляться с потенциальным террористом, а ежедневные преследования, проклятия, оскорбления, инкриминации, маргинализация, дискриминация препятствуют интеллигентному и полезному сосуществованию в подлинно демократическом исламском стиле и ведут к опасным столкновениям и краху культур и цивилизаций.

Быть фанатиком означает попытаться навязать свои убеждения другим людям. Однако часто фанатиком называют человека просто безразличного к существующим «модным» течениям в виду того, что он не сторонник «исключений» и не идёт на компромисс в том, что касается таинства религиозной практики.

Западу пора понять, что быть терпимым не означает признание «прочих» только за то, чтобы они соответствовали конкретной культурной модели или существующим шаблонам, но и признание «прочих» во всём их разнообразии, укладывающемся в дозволенные безопасные пределы и не нарушающем фундаментальные права человека.

Ислам действительно противостоит культурной модели Запада (не цивилизационного), потому что Ислам – это религия, культура, общество, цивилизация, образ мышления и поведения, разделяющие, по крайней мере, в теории светскую жизнь от духовной. Недопустимо трансплантировать идентичные решения из одного культурного пространства в другое, потому как менталитет, история и цели разные. Однако с точки зрения перспективы Ислама, как подтверждает история, это не должно служить препятствием гармоничной и плодотворной жизни общества.

В отличие от Западной культуры, позволяющей карикатуры на Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), мусульманское духовенство всегда оперативно реагировало и осуждало кощунственные издания об Иисусе (мир ему). Это вызвано тем, что мы хоть и разные, однако с точки зрения Ислама, нас объединяет Единый Бог, единство религий (учитывая линейность эволюционной модели), через которые «красной нитью» проходит доктрина монотеизма, тождество божественного откровения, ставшее доступным и понятным людям через пророков, входящих в единый аксиологический регистр и наделённых божественной властью. Коранические предписания человеку требуют отказа от любых попыток создания иерархии и неравной оценки этой плеяды носителей Божественного Слова.

Братство пророков по вере и духу отвергает узаконивания любой теологии, ненависти или проявления насилия против общин, имеющих свою религиозную идентичность, основанную на учении каждого пророка. Пока Запад будет потворствовать гедонизму и меркантильности, забывать, что свобода одного индивида заканчивается там, где начинается свобода другого, исламофобия будет продолжать формировать сознание людей, в котором Ислам будет восприниматься за горизонтом совместимости с отчуждением и отдалением современного человека от Бога.