Гулечка и дядя Азан (рассказ для самых маленьких)

Гулечка–Гульнарочка–Гуля была очень-очень маленькой, зеленоглазой девочкой, с большими упитанными щёчками и постоянным нежным румянцем на них. Малышка жила в огромном преогромном городе, который назывался Москва. Из окна её дома был виден другой дом с большим количеством окон. Когда в городе наступала ночь, соседний дом казался девочке чёрным страшилищем, украшенным фонариками-окнами. Она даже придумала ему название «страходом». И чтобы он не был страшным, придумала, что в каждом окне фонарике живут хорошие и добрые светлячки. И вот однажды летом Гульнару отправили к её родной тётке в деревню.

Там всё настолько было не похоже на городскую жизнь и удивляло малышку так сильно, что, перевозбудившись от дневных впечатлений, она долго-долго не могла уснуть. Все женщины большой семьи, в которой ей предстояло прожить всё лето, начиная с её тети Амины, поочередно принималась укладывать Гульнару и в итоге так уставали, что маленькая путешественница вполне по-взрослому решила, что будет притворяться спящей, а потом, когда все уйдут, сама себя убаюкивать. Из окон детской спальни была видна гора, а на ней располагалась соседняя деревня. Когда все уходили, Гуля залезала на подоконник и смотрела, как на горе светятся фонарики-окошки в домиках, расположенных там, и всё пыталась понять, почему чёрная ночью гора кажется ей спящей доброй медведицей, а соседский дом в Москве – чудищем. Ведь и там, и там в фонариках-окошках живут добрые светлячки.

Всё удивляло девочку в этой деревне и в семье тёти Амины. Малышка от родителей слышала с детства, что она – мусульманка, но что это такое, не понимала. Её семья была такой же, как семьи других детей в Москве. Она думала, что мусульманин – это какая-то национальность. Но в этой деревне она увидела, что почти все женщины ходят с платком на голове, и спросила свою сестрёнку, дочку тёти Амины, Зульфию: «Почему так?» Та пояснила ей, что это потому, что они мусульманки. Гуля удивилась, ведь её мамочка тоже говорит, что она мусульманка, но платок не носит.

В первый же день её жизни в деревне произошёл интересный случай, показавший девочке, как мало она знает о том, что значит быть мусульманкой.

Малышка и мама вышли из автобуса и шли в окружении встретивших их родственников по главной деревенской улице. И тут она услышала очень красивую, как ей показалось, песню, которая разносилась над всей деревней. Она начиналась так:

Aллаху акбар, Аллаху акбар…

Сначала девочка подумала, что кто-то громко включил магнитофон с музыкой, и не придала значения услышанному. Только вслушалась в красивые звуки и с удивлением отметила, как забилось её сердечко и какое томление, не понятное для неё, вызвали эти звуки в глубине её детской души. Мама побыла пару часов и уехала. В течение дня ещё несколько раз за день малышка слышала эту песню, но мамы рядом не было, чтобы задать ей вопрос, и она спросила-таки у Зульфии, кто это так красиво поёт. Девочка была занята тем, что помогала маме в домашних заботах, и поэтому подробно ничего не объяснила, воскликнув только: «Глупышка, это азан», Гуля подумала что, наверное, Азан – это имя деревенского певца, который исполняет эту песню.

Вечером малышка первый раз смотрела на спящую гору-медведицу и пыталась посчитать фонарики-окна на ней. Она научилась считать уже до пяти и поэтому считала «раз-два-три-четыре-пять – раз. Раз-два-три-четыре-пять – два» и так далее, насчитав пять раз по пять. Кстати, потом каждый день у неё получалось разное количество фонариков на горе, и она никак не могла понять, почему так. Откуда берутся и куда деваются фонарики, думала она. Почему сегодня два раза по пять, а вчера было пять. Это была сложная задачка для такой маленькой девочки, как она. Утомившись подсчётами, Гульнара уснула.

 На дворе было ещё темно, когда малышку разбудили звуки:

«Аллаху акбар, Аллаху акбар…»

Она немножко удивилась, почему ночью этот дядя Азан не спит, и привычно подумала: «Напился, наверное, вот и орёт», так всегда говорила её мама, когда в Москве под окнами кто-то начинал кричать, громко смеяться или песни горланить. Но тут она услышала, что в доме, кажется, кто-то ходит и переговаривается. Посмотрев на кроватку Зейнаб, она испугалась, потому что сестрёнки там не обнаружила. «Наверное, что-то случилось, может, этот Азан – их родственник, и они пошли все его ловить, чтобы спать отправить», – заключила девочка и, выйдя в коридор, пошла всех искать. Нашла она их в комнате, которую днём не заметила, а сейчас дверь туда была приоткрыта. На полу лежало несколько маленьких ковриков, и члены семьи выстраивались на них рядами, зачем – Гуле было не понятно, и она громко спросила: «А что вы все тут делаете? И почему дядя Азан по ночам не спит, а поёт? Он пьяный, да?»

Ей даже стало немного обидно, потому что все, кто были в комнате, засмеялись, даже сестрёнка Зейнаб.

Потом дядя Магомед сказал: «Хорошо, что она это сказала до того, как мы начали намаз читать, а то нам сложно было бы сохранить сосредоточенность на молитве».

Смутившаяся Гуля уже не смогла выдавить из себя вопрос: «Что такое намаз?» Но дядя Магомед, видимо, прочитал его на её личике и сказал: «Ты подожди, мы сейчас помолимся, а потом всё тебе объясним», и посмотрел на свою дочку: «Да, Зуля?» Зульфия, поняв, что таким образом её отец передаёт ей поручение поговорить с малышкой об азане и намазе, сказала: «Конечно, папа, я всё ей расскажу».

Гуля, замерев, смотрела, как все выстроились рядами, потом старший её двоюродный брат Арсен повторил песенку дяди Азана только не нараспев, а как стишок. Все подняли руки и сказали: «Аллаху акбар». А потом много раз произносилось это «Аллаху акбар», и все наклонялись, вставали на колени, касались головами ковриков и вставали обратно, делая всё это одновременно, повторяя за дядей Магомедом. Всё происходящее перед её глазами очень понравилось малышке. А потом сестрёнка Зульфия объяснила ей, что азан – это призыв на молитву. И что его кричит муэдзин, специальный человек, который находится в мечети, поднимается на минарет и оттуда зовёт всех на молитву. У муэдзинов красивый и сильный голос, чтобы все его слышали. Последнее время в их деревне муэдзину стало легче жить, потому что он теперь кричит азан в микрофон, который делает его голос громче.

Молитва, на которую призывает азан, – намаз, его все мусульмане должны читать пять раз в день. Пока Зуля объясняла, за окном уже стало практически совсем светло, она показала на небо и сказала: «Видишь, уже совсем светло, это значит, что наступает утро и скоро восход. Первый намаз, который мы читаем, – утренний – совершается до восхода солнца». Тут Гулечке стало почти всё понятно, и она поблагодарила свою сестрёнку, но один вопрос всё-таки не решилась ей задать.

В доме все легли спать до полного наступления утра, и Гульнара тоже почувствовала, что её глазки сами по себе закрываются. Последний взгляд она кинула на просыпающуюся гору-медведицу. И прежде чем совсем уплыть по волнам сна, подумала: «А самый главный вопрос я лучше сама задам маме. Пусть объяснит мне, почему, если все мусульмане должны читать намаз, этого не делают она и папа».

Ещё много забавных и поучительных историй случилось с маленькой мусульманкой Гулей этим летом, но о них читайте в следующих рассказах, иншаллах.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки