Катя хочет жить в Кабуле!

«Разлука с любимым была для меня страшнее Афганистана»

Екатерина познакомилась с будущим мужем, когда училась в школе. Они играли в волейбол на местном стадионе, там и произошло судьбоносное знакомство, которое через три года поменяло жизнь обыкновенной российской девушки, переместив её из обыденной действительности в интересный мир Афганистана.

Я сама жила там и прекрасно понимаю, на что пошла Катя, приняв решение следовать за любимым в эту удивительную страну. За долгие годы знакомства с многочисленными русскими жёнами афганцев это первая девушка, которая не просто съездила туда для знакомства с родственниками мужа, но и осталась жить.

Поэтому я не смогла удержаться и поговорила с ней о том, как прижился этот нежный российский цветочек на золотистых просторах этой милой моему сердцу страны. Беседа наша показалась мне настолько интересной, что я решила ознакомить с ней и вас, мои читатели. Глобальным отличием между моей и её историями является то, что я не смогла найти своё место в этом удивительном мире, а Катерина, напротив, не хочет уезжать оттуда, невзирая на желание супруга, настаивающего на отъезде на родину жены.

– Сколько ты замужем?

– Мы женаты двенадцать лет, большую часть которых прожили в моём родном Волгограде, а последние три – в Кабуле. Познакомились мы ещё раньше, но, для того чтобы пожениться, пришлось ждать, пока я окончу школу. У нас трое детей: старшему одиннадцать, младшему два года.

– Как ты решилась на такой действительно сложный шаг?

– Не знаю сама, как решилась, но знаю, что до трапа самолёта читала дуа, что если мне там будет плохо, то пусть я туда не попаду. Но попала всё равно! А если серьёзно, то муж уехал первый раз в Кабул в 2006 году и потом не смог приехать обратно, и когда потом наконец-то мы встретились, для меня, наверное, ещё одна такая разлука с любимым была страшнее Афганистана, поэтому я рискнула!

– А твоя семья? Как же родные тебя отпустили?

– Родные меня сначала отговаривали, но когда увидели, что бесполезно, попросили хотя бы детей оставить, но и их мы забрали сразу с собой.

– Неужели ты не скучаешь по родине? Всё-таки живёшь совсем в других условиях, чем те, к которым ты привыкла с детства.

– Ностальгии как таковой у меня нет, потому что я каждый год езжу домой... А дом мой там, где мой муж, будь то Афганистан, Африка или Северный Полюс.

– Как встретила тебя родина мужа?

– Мы приехали в июне, когда на его родине стояла аномальная, изнуряющая жара. Поэтому первое ощущение на афганской земле – это, как ни удивительно, ветерок прохладный. Потом, когда приехали домой, случился забавный случай: чуть подальше дома была мусорная куча, и когда мой муж сказал, что всё – приехали, мой младший сынишка спросил: «Папа, мы на помойку приехали?» А дальше прошло всё как-то обычно, только гостей много было. Языком я владела, поэтому с первого дня объясниться могла со всеми. Наверное, поэтому для меня не было ощущения, будто я не в своей тарелке. Но людей было очень много, трудно было запомнить лица и родственные связи, кто есть кто и кому кем приходится. У меня не было мусульманского имени, поэтому родня мужа назвала меня афганским именем Нилаб.

(Есть такая традиция в афганских семьях: невестке, когда она приходит жить в дом мужа, дают второе имя, которым называют её в этом доме. Мне не стали давать, потому что, когда я приехала в Афганистан, у меня уже было мусульманское имя – Лейла. – Прим. Н. Б.)

– Как представлялся тебе раньше Афганистан? Как ты приняла новые условия жизни, какими они были?

– До поездки сюда я представляла жуткую жару, глиняные дома с соломенными крышами, ишаков больше чем машин, каменные туалеты на улице и маленькие окошки без штор. Первый дом, в котором мы жили, был не очень обустроенный. Одноэтажный, не было кухни – готовили мы в гараже, воды не бывало по три-четыре дня, ванная – с одним окошечком комнатка, вдоль стены – вёдра с водой, её надо было нагреть и ковшиком поливаться, туалет на улице – комнатка с дыркой в полу. Но когда я ехала сюда – всё ещё хуже представляла, поэтому была наверху счастья. А потом мы быстро переехали в другой дом, и там было всё, в том числе и кухня с бытовой техникой, привычной для меня.

– Я знаю, что в большинстве своём афганцы живут, по нашим меркам, просто огромными семьями. У вас тоже так?

– Да, именно так. С нами в доме живут братья мужа со своими семьями и детьми, незамужние сёстры, их две, и старший сын старшей сестры, ну и, разумеется, родители супруга; ещё в первом доме с нами жила сестра с семьёй. Ну и, конечно, замужние сёстры часто приезжают погостить, а те, что живут по соседству, много времени проводят с детьми у нас. Так что дом всегда полон. Но я живу несколько обособленно от всех. Сейчас у нас с мужем отдельный этаж, и я веду хозяйство отдельно от других женщин, хотя тут так и не принято, но в нашем случае сделали исключение. Сначала, когда мы жили в первом доме, мы все ютились на одном этаже, каждый в своей комнате.

– Какой образ жизни ведёшь ты, будучи в статусе афганско-русской жены?

– Как проходит мой день? В основном я занята детьми, уборкой и готовкой. Из преимуществ, недоступных другим женщинам здесь, у меня есть Интернет, книги, иногда я даже бездельничаю. Также трачу время на то, что стараюсь шить и вязать. С мужем мы ходим в гости, иногда просто катаемся на машине; бывает, ездим мороженое поесть. В поездках с мужем я побывала в Чарикаре, Саланге, собираемся съездить в Мазари-Шариф, если получится. В самом Кабуле нагулялись во всех парках: бах Бобур, бах Раис, Бустан Кабул, Эсе-Авваль, местном зоопарке и т. д. Вот, в общем-то, и все мои развлечения. Обычная и самая доступная радость: муж дома в выходной – джума, ну и те небольшие для меня, но существенные по сравнению с афганскими жёнами привилегии, которые мне удалось отстоять: возможность пользоваться Интернетом, читать, обслуживать по хозяйству только своих детей и мужа. Конечно, это не помогает иметь идеальные отношения с родственницами мужа, но при этом делает мою жизнь здесь приемлемой для меня.

– Наверное, как у всех иностранцев, с тобой случались какие-то забавные случаи, пока ты там живёшь? Помнится, я очень долго здоровалась с мужчинами фразой, подразумевающей женский род, и это всех веселило. У тебя тоже так было?

– Да, смешные случаи бывали в моём общении, когда я что-то неправильно говорила, и это приобретало совсем другой смысл... Например, когда гости приходили, вместо того чтобы сказать «как хорошо, что вы пришли», я говорила «вы мне понравились», причём так, как говорят влюблённые между собой... А сейчас, совсем недавно, был смешной случай, уже совсем с другой стороны: я со своими золовками и средним сыном поехали на базар. Сын сел возле водителя, начал разговаривать с ним, и говорит: «А ты знаешь, что я из России приехал?» Тот не поверил, поворачивается ко мне и спрашивает: «Хола (обращение типа «женщина». – Прим. Н. Б.), а он что, правда из Москвы приехал?» Я говорю: «Да...». Он отворачивается и говорит: «Вот шутник, мама же – афганка, а он с кем из России приехал?» Так приняли меня за афганку.

– На родине мужа у тебя появились подруги? Кто они?

– Да, у меня есть подруги в Афганистане – как афганки, так и русские. Афганки – из родни мужа и из семей его друзей, а из русских – одна моя землячка, а одна из Дагестана девушка, мы с ней в аэропорту познакомились.

– Чего привычного и необходимого не хватает тебе в Кабуле?

– Здесь есть практически всё необходимое, а чего недоставало – я привезла из России, и теперь мне всего хватает! Только плохо, что рыба бывает в продаже по сезону, то есть летом её не найдёшь. Но муж и тут нашёл для нас выход – он покупает в супермаркетах морскую рыбу замороженную. Единственное, что мне здесь реально недоступно, – это то, что я не могу никуда ходить сама; но в России, приезжая туда погостить, я веду такой же образ жизни, как и раньше. Наверное, муж рано слепил из меня то, чем я являюсь сейчас, я рано вышла замуж и привыкла уже к такому образу жизни, поэтому не чувствую никаких ущемлений своих интересов.

– Какой твой муж? Это мужчина твоей мечты?

– Я в юности, наверное, не особенно успела помечтать о муже, сразу из школы замуж вышла. Но хотела, конечно, доброго, мягкого, исполняющего мои капризы, не бьющего меня, не пьющего, не изменяющего. Мне очень повезло, мой муж как супруг – альхамдулиллях! Есть какие-то недостатки, как и у всех, впрочем, но с помощью Аллаха я довольна им полностью до кончиков волос! Муж для меня – это весь земной мир, альхамдулиллях!

– Катя, а как ты стала мусульманкой?

– Ислам в моей жизни случился как-то неожиданно, но как само собой разумеющееся. Я пришла к нему тогда, когда муж надолго уехал в Афганистан, а мне нужно было воспитывать детей. Но воспитать я их хотела непременно мусульманами, а чтобы чему-то научить детей, я сама должна была обладать знаниями. Так я оказалась на пороге мечети в поисках знаний, альхамдулиллях! Не могу сказать, что я приняла его из-за мужа... Нет. Я произнесла калима, когда уже научилась читать намаз и читать Коран на арабском языке. А началось всё с того, что я в первую очередь прочитала перевод Корана на русском языке! Я до сих пор точно не знаю, все ли требования религии соблюдаю верно. Стараюсь, иншааллах, поступать по законам Аллаха, по Сунне Его Пророка (мир ему и благословение), но все знания невозможно постичь до конца... Всё равно есть что-то, чего я до сих пор не знаю и, соответственно, не соблюдаю. Семья мужа обычная – в чём-то соблюдают, в чём-то нет! Но Аллаху видней!

– Когда мы с мужем жили в Кабуле, я чувствовала, что это его мир, его дом, что он здесь полностью на своём месте, т. е. он – да, я – нет. А как у вас?

– А у нас, похоже, наоборот. Я хочу жить здесь, а муж не хочет. Хочу жить тут из-за доступности халяля, из-за призыва на молитву, и климат здесь мягче в том плане, что когда Рамазан – ифтар раньше наступает, нежели в России, да и сама атмосфера Рамазана чувствуется – например, никакие кафешки и магазинчики продуктовые до дегара (времени разговления) не работают. А Ид – это вообще отдельная тема... Короче, дух Ислама тут в воздухе витает, это не в России, где выйдешь на улицу, а тебя обкурят со всех сторон, все вокруг всё едят и пьют, а ты терпишь... особенно летом. А муж не хочет здесь жить из-за страха за детей, он звонит каждый раз, как сын должен вернуться из школы, боится отправлять его в ближайший магазин, в мечеть, боится даже, если сын общается с кем-либо из соседей, потому что дети наши светлые, видно, что иностранцы. И вот мы уже почти решили: муж работает здесь последний год, а потом весь бизнес переводит в Россию, иншааллах!

Такая вот трогательная история о том, как афганская земля принимает цветы с русской лужайки. История о любви жены к мужу и его родине. Беседуя с Катей, я представляла золотистый и любимый мною Афганистан, и меня потянуло в аэропорт, и подумалось: «Доведётся ли мне когда-нибудь ещё ступить с трапа самолёта на землю предков моих детей?..»

Беседовала Лейла Наталья Бахадори

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки