Неограниченный хадж для людей с ограниченными возможностями

Хадж – это не только пятый столп Ислама, но и испытание. Возможно, самое сложное и ответственное испытание в жизни каждого мусульманина. Нелегко совершить все ритуалы и выполнить все условия, как предписывает религия. А что делать людям, которые ограничены в условиях и в возможностях, у которых плохое зрение или слух или эти органы чувств совсем отсутствуют? Таких паломников в этом году в программе благотворительного хаджа Сулеймана Керимова около 50 человек. 12-й рейс, которым прилетели паломники-инвалиды, считается самым сложным. Ведь даже здоровых людей зачастую организовать нелегко, а бывает, люди теряются, возникают вопросы, недопонимания… Что же говорить о тех, кто по воле Всевышнего не видит или не слышит?

Мы в Мина. В палатках много людей, очень жарко, даже несмотря на то, что работают кондиционеры. Здесь – репетиция Судного дня. И здесь идёт проверка на терпимость и толерантность. Каждый вспоминает свои хорошие и плохие деяния, анализирует жизнь. И каждый благодарит Всевышнего за возможность оказаться на этой святой земле.

– Когда я узнал об этой поездке, то очень обрадовался, – говорит паломник Магомед Магомедов. – Даже мысли не было о том, что будет сложно. И страшно не было – мы знали, с кем едем. Знали, кто нас будет сопровождать, были заранее готовы и настроены.

Магомед – инвалид по зрению. Ему даже в квартире сложно ориентироваться самостоятельно. А здесь, где всё незнакомо, просто нереально сориентироваться в пространстве самостоятельно.

– Как же вы тут ходите?

– У нас всё получается очень хорошо, нас сопровождают ребята-помощники. Даже у зрячих людей не всегда всё получается правильно. А ребята нас сопровождают везде, и, альхамдулиллях, у нас получается совершать обряды хаджа как положено. Со мной всегда Магомедрасул, Хаджимурад, они алимы, грамотные ребята. Всё знают.

Магомедрасул сидит рядом. Голос у него сел – здесь все болеют. Но он старается не обращать на это внимания. Он совсем ещё молодой парень – наверное, нет и тридцати; преподаватель Исламского университета им. Мухаммад-арифа. Да будет доволен им Аллах за то, что он решил помочь инвалидам совершить хадж!

– Это же, наверное, нелегко – постоянно находиться с кем-то, чувствовать, что за Вас кто-то несёт ответственность, заботится, чтобы Вы не потерялись, чтобы совершили все фарзы. В такой толпе, в давке…

– Да, тяжело было, когда совершали таваф – семикратный обход вокруг Каабы. Эти молодые люди всё время переживали за нас, чтобы с нами ничего не случилось. Когда на джамарат ходили камушки бросать, тоже было сложно. Нужно было стоять в определённом направлении и бросать камни... Но мы потихоньку продвигались, не торопились. Мне лично тяжело не было, я всё время думал, чтобы нашим проводникам не было тяжело.

– С такими ребятами нам ничего не страшно, – подключается к разговору Имран Залимханович Минтимиров. Ему 70 лет, он из Хасавюрта. Ещё в школе он начал молиться, соблюдать все нормы Ислама. И вот только сейчас у него появилась возможность совершить пятый столп Ислама.

– Со мной рядом всё время находится Магомед Нажмудинов. Он – мои глаза. Он так обо мне заботится, что иногда даже неудобно за такое беспокойство обо мне. Ещё оказывают помощь Шарапудин, Курбан... Все помогают, дай Бог им здоровья.

– Вашим детям не страшно было отпускать Вас в такую дальнюю поездку?

– Ничего страшного. Всё во власти Всевышнего. И если предначертано, то всё равно от судьбы своей не уйти. А если здесь умру, то это даже лучше. Может, в Рай попаду.

– Я такое даже в самых смелых мечтах представить себе не мог, – делится Шамиль Абдуллаев из дагестанского отделения Всероссийского общества слепых. – Тут такая хорошая организация, альхамдулиллях! Все помогают нам. Спасибо слаженной работе Духовного управления мусульман Дагестана, которое занимается организацией паломничества благотворительных рейсов. И, конечно, огромное спасибо Сулейману Керимову, который помог стольким людям осуществить свою самую заветную мечту. Мне, наверное, даже легче всех остальных инвалидов. Наши руководители помогли перевести моего сына в нашу группу. Он приехал за свой счёт, а здесь, на святой земле, мы встретились, и он теперь помогает мне совершать хадж.

– О чём Вы просили Всевышнего в долине Арафа?

– О здоровье для всех дагестанцев. Чтобы после возвращения из хаджа они вернулись домой здоровыми. Чтобы Аллах берёг от проблем. И просил у Всевышнего всех благ для ребят, которые нам помогают. Руководитель нашей группы Абдулла и руководитель нашего рейса Даитбек ежедневно к нам подходят, спрашивают, в чём мы нуждаемся, какие трудности; к каждому инвалиду по зрению прикрепили помощников для сопровождения.

Путь в хадж для Али Рамазанова был труден. Но он стремился попасть сюда всеми силами. Изучал Ислам, три года участвовал в региональных и республиканских конкурсах среди инвалидов по зрению на знание основ религии. И в этом году он всё же стал победителем и обладателем путёвки в Саудовскую Аравию.

– Родным не страшно было Вас отпускать?

– Нет, не страшно, я долго готовился. Теоретически я всё знал, где и что делать. Единственная для меня проблема – плохое зрение, поэтому мне нужно сопровождение. Я даже не знал, что существует такая группа для наших инвалидов. Нам все помогают. Я тоже стараюсь помочь – рассказываю, где что надо читать, потому что я готовился к хаджу целых три года.

Али вообще очень целеустремлённый человек. Молиться начал ещё в школе, в 5–6-м классе. Проблемы со зрением у него начались в 1989 году, тогда Али было 24 года. Но это его не сломило, а только укрепило морально. «Глаза» Али – его сосед по палатке Джанай Азизов. Он тоже инвалид по зрению, но он видит, хотя и плохо.

– Шукру альхамдулиллях, что нам дали такую возможность наши земляки. Сулейман Керимов, духовное управление. Очень им благодарен, особенно Абдулле, ребятам, которые нам помогают, всё подсказывают, – с воодушевлением подключается к разговору Джанай.

– А что для Вас в этой поездке было самым сложным? – интересуюсь я и в очередной раз удивляюсь кроткому ответу:

– Когда веришь во Всевышнего, сложностей вообще не чувствуешь. У меня с рождения проблемы со зрением. Когда братья рядом, никаких трудностей не ощущаешь.

Помощник руководителя рейса, который отвечает за группу слепых паломников, – Абдулла Ибрагимханов, тот самый Абдулла, которого так благодарят все паломники, – самокритичен и понимает, что в любой работе нужно искать способы сделать её ещё лучше.

– У нас в группе 24 человека – инвалиды по зрению, 18 мужчин и 6 женщин. Их сопровождают и помогают совершить хадж наши руководители и их помощники, которые знают свою работу и ответственно её выполняют.

– Как Вы организовали свою работу? Ведь к людям с ограниченными возможностями нужен особый подход, требуется постоянное внимание.

– Один в поле не воин. От меня вообще мало что зависит. Мне помогают ребята, которые опекают инвалидов. Один обслуживает двоих инвалидов. Помощники и их подопечные познакомились ещё в Махачкале. Мы ходили в общество слепых. Получили списки тех, кто выиграл путёвки в хадж, получили их адреса, телефоны, а также адреса и телефоны родственников. Потом мы все встретились в Центральной джума-мечети Махачкалы и познакомили помощников с их подопечными. Определили, кто и кого будет опекать. Они обменялись номерами телефонов. Мы и сейчас знаем телефоны друг друга. Мы сделали так, чтобы их махачкалинские номера тут тоже работали, и в любое время их родственники могут позвонить нам и узнать о том, как идёт процесс совершения хаджа инвалидами. Сказать, что мы полностью удовлетворены своей работой, я не могу, но мы очень старались.

– Что было самым сложным?

– Сложно было организовать быстро и оперативно выход группы для совершения того или иного обряда хаджа – у каждого бывают свои нюансы, и нужно было всё учитывать. Но мы все фарзы хаджа совершили и даже постарались все суннаты тоже охватить. И надо признать, что все эти трудности они вынесли достойно.

Хочу сказать спасибо организаторам, которые во всём пытались нам помочь. Во всех обрядах хаджа нас пропускали вперёд, чтобы мы первыми все фарзы совершили.

– А были проблемы с другими паломниками? Или они тоже помогали?

– Проблемы иногда возникали. Но это скорее наше организационное упущение. И его мы обязательно исправим в следующем году. Мы не сделали опознавательных знаков для инвалидов по зрению, чтобы другие могли понять, что это инвалиды, и не создавать им трудности во время совершения обрядов хаджа. Среди толпы их же не отличить! Другие паломники же не знают, что это слепые люди и что нельзя стоять у них на пути, создавать помехи их передвижению и т. д. И бывали случаи, когда в очередях их не пропускали. Но большинство паломников, когда узнавали, кто они, сразу помогают.

– Мне говорили, что были люди с других рейсов, которые решили помогать в работе со слепыми. Кто они?

– Да, такие люди есть, они помогают. Всего помощников для инвалидов по зрению около 10 человек. К сожалению, к каждому инвалиду по одному человеку мы прикрепить не можем. Но они очень хорошие люди, и совсем не такие, как здоровые. Была такая история. Один человек жаловался, что у него с каждым днём зрение ухудшается. Но мудрец ему сказал, что ухудшение зрения – признак увеличения душевного прозрения. Это мудрость и здесь лишний раз доказала свою правдивость: хотя зрение у них очень плохое либо совсем отсутствует, но душевное прозрение у них намного больше, чем у зрячих и здоровых людей. И не было у нас случаев, когда кто-то потерялся или кто-то пропал.

Наконец удаётся поймать для разговора руководителя рейса Даитбека Саипова. Здесь он руководитель самого сложного рейса. У него не только слепые паломники, но и целая группа глухонемых. А в Махачкале у него свой бизнес, который во время хаджа он оставил и решил посвятить это время такому благородному богоугодному делу.

– Как получилось, что Вы стали руководителем благотворительного рейса, и не просто рейса, а такой сложной группы?

– В прошлом году муфтий Дагестана предложил помочь с организацией хаджа мне и Ахмаду Хабибову. Тогда мы стали помощниками в 15-й группе. И у нас тоже было 11 человек из общества глухонемых. В этом году их стало больше, и ещё слепых добавили.

– Наверное, это очень сложно?

– Здесь всем сложно – и инвалидам, и не инвалидам. Знаете, они, хотя и инвалиды, но организованнее, чем остальные паломники. Самое сложное – объяснить людям, что все трудности, с которыми они здесь сталкиваются, происходят не по нашей вине, а потому что по-другому не получается. Это же хадж! Это испытание. Здесь те паломники, которые впервые в хадже, тем более если первый раз летят на самолёте, попав в такое пространство, где большое количество людей, чувствуют растерянность. Люди с ограниченными возможностями очень искренние, сильные и стойкие духом, и у них всё получается иногда даже лучше, чем у здоровых людей.

– А как Вы с глухонемыми друг друга понимаете?

– Нам очень помогает девушка Зайнаб Дадаева. Она специально обучалась языку жестов и переводит всё. И среди самих инвалидов по слуху есть люди, которые не родились глухими, а приобрели инвалидность. Они читают по губам и переводят глухим. Да и сами помощники тоже уже научились кое-как общаться с ними.

– Сколько всего инвалидов по слуху в Вашем рейсе?

– Изначально их было 29 человек, но двоих забрал к себе в группу отец. Он приехал за свой счёт в другом рейсе. Теперь на нашем попечении находится 27 инвалидов. Они такие любознательные, у них слуха нет, но сильно развиты другие чувства. Они всё снимают на видео, всем интересуются. Проблема только в том, что мы не привыкли, что они не слышат, мы их окрикиваем, а они не слышат. Приходится подходить, хлопать по плечу… Или, бывает, они в номере закроются и не слышат, когда стучат. Как их будить? Но мы уже это поняли и заселяем людей в номера так, чтобы хотя бы один в комнате был слышащий. Многие люди нам помогают – вот, например, Заур, он приехал в другом рейсе.

– Заур, почему Вы решили помочь инвалидам?

– Я с Даитбеком знаком давно и решил ему помочь. Мне нравится общение с глухонемыми. Они очень хорошие ребята. Это люди совсем другие, у них есть своя особенность. У них другое мышление, другой взгляд на жизнь: они что-то принимают, что-то не принимают. Среди них есть люди, которые с детства глухие, и люди с приобретённой глухотой – даже они между собой иногда с трудом общаются. Мне раньше казалось: раз они не слышат, то можно написать на бумаге, и они всё поймут. Но это не так. Им напишешь, а потом ещё объяснить приходится, что имел в виду. Вот мы и выкручиваемся – говорим тому человеку, который раньше слышал, и он потом переводит глухим с детства. Мы научились уже общие фразы руками показывать. Бывают и сложности: они немного рассеянные, их собрать тяжело, они же не слышат. Их 27 человек – пока к каждому подойдёшь… Или, бывает, они идут, разговаривают друг с другом, увлекутся и пойдут в другую сторону. Поэтому мы создали маленькие подгруппы по 3–4 человека. Вообще официально у нас 3–4 помощника, а остальные все добровольцы.

На мавлиде, который провели в Мина дагестанские паломники, подводили промежуточные итоги организации хаджа. 12-й рейс отметили особенно. Несмотря на присутствие таких «сложных» паломников, многие из которых не видят и не слышат, организация хаджа здесь была признана одной из лучших. Все фарзы и суннаты были совершены вовремя и правильно. И ни один паломник не остался без внимания. Все как один воздают хвалу Всевышнему и благодарят людей, которые стали помощниками в претворении в жизнь воли Всевышнего: это меценат Сулейман Керимов и сотрудники Духовного управления мусульман Дагестана.