Лена: Дальний Восток – Канада - Афганистан

Моя собеседница – русская красавица Лена Коханова-Саид. Фамилия украинская по родителям, национальность – по паспорту. Родилась на Дальнем Востоке, вышла замуж за гражданина Афганистана – по нему вторая фамилия, а в настоящий момент проживает с ним в канадском городе Торонто.У неё четыре сына, она счастлива замужем, и это самый яркий пример счастливой семьи, где каждый остался в своей религии. Эта и подобная ей семьи доказывают, что мусульмане и христиане могут жить друг с другом мирно и дружно. Это же доказывают и мои многолетние дружеские отношения с Леной, в которых есть и взаимопонимание и взаимовыручка. А значит, миру во всём мире препятствуют не религиозные взгляды, а… что-то другое.

Лена, на мой взгляд, идеальная жена, отличная домохозяйка и заботливая мать. О супруге она говорит так же положительно, как я о ней.

– Лена, где и как вы встретились, как находят своё счастье?

– Познакомились случайно, когда я гуляла с подругой в парке. Так вышло, что встретились взглядами – и пропали… Сколько бы я ни отводила глаза, ни отворачивалась – повернусь, а он всё смотрит. Пошёл за мной. Шёл-шёл, а дальше инициативу знакомства я взяла в свои руки. Так и познакомились. Я родилась в Комсомольске-на-Амуре, но почти всю жизнь прожила в Киргизии, там и был тот судьбоносный для нас парк. И мы уже 14 лет счастливы вместе.

– Тебя не пугало, что он мусульманин?

– Меня совершенно не пугало, что он мусульманин, да и о своей религии он старался не говорить. Ходил по пятницам в мечеть, никогда мне не намекал ходить с ним.

– Как отнеслись родители?

– Мама и бабушка приняли его как родного. Отец мой к тому моменту уже умер, но если бы был жив, тоже принял бы его, я в этом уверена.

– Бывает, что иностранцы-мусульмане скрывают от родных, что намерены жениться. Особенно если избранница не мусульманка. Потому что боятся, что родители будут против такого брака. Как решился этот вопрос в вашей паре?

– Задолго до женитьбы любимый позвонил родителям и рассказал о своём выборе, и с их стороны не было препятствий, а даже наоборот: его благословили и одобрили выбор, сказали: «Хотя мы не знаем и не видим будущую невестку, но любим её как родную».

– Бывает, что иностранцы женятся там, где живут и работают, – на чужбине, а потом уезжают на родину и женятся на «своих» женщинах. Ты наверняка слышала эти истории. Не боялась, что он так же поступит?

– Того, что он женится на своей, у меня никогда и в мыслях не было, и в голову никогда не приходило то, что он может меня с детьми бросить... Я всегда ему доверяла и доверяю, как себе. За все эти годы он ни разу не обманул моего доверия.

– Как решился в вашей семье вопрос о разных религиозных исповеданиях?

– Этот вопрос у нас как-то даже и не поднимался … Он молится, ходит в мечеть, читает Коран, я так же читаю Библию, молюсь, только в церкви бываю очень редко, занята домом и детьми.

– Я знаю, что ты ездила с ним в Афганистан. Как прошла поездка? Как приняли его родственники?

Да, мы в 2006 году были в Афганистане. Нас встречал в Кабульском аэропорту один из братьев мужа, потом у нас был неблизкий и очень красивый путь в город Баглан. Ехали через перевал Саланг. Там ждали нас многочисленные родственники мужа с цветами и сладостями. Больше всего встречающие обрадовались мне и детям: обнимали, целовали, рассматривали, среднего пятимесячного малыша сразу забрали нянчить, мужа расспрашивали обо всём и поздравляли, что наконец-то за 10 лет он посетил Родину.

– Почему вы уехали жить в Канаду? Как решились на такой шаг?

– Мы переехали только ради будущего детей, в Киргизии оставаться не было смысла из-за политической ситуации, хотя там у нас был достаток и свой бизнес. О переезде в Афганистан не было и речи... В Торонто переехали в 2004 году, в этот период многие афганские семьи были переселены в Канаду и Америку по программе ООН.

– Как вам живётся в Канаде? Вы там чувствуете себя своими или всё-таки гостями?

– Нам, взрослым, в Канаде не совсем комфортно, потому что мы не знаем в совершенстве английского языка. И то, что мы живём не на Родине, конечно, чувствуется, особенно то, что нет рядом близких и родных. Но, тем не менее, мы здесь неплохо устроились, имеем бизнес – у нас кафе-ресторан. За такой срок, как семь лет, мы неплохо прижились и гостями себя не чувствуем. Старшим сыновьям было 5,5 лет, когда мы переехали в Канаду, на данный момент им пошёл 13-й год, они в совершенстве владеют английским и не представляют жизни вне Канады, а про младших вообще промолчу, потому что они рождены здесь и Канада – их Родина.

Чем отличается твоя жизнь в Канаде от жизни на Родине?

– Практически ничем, всё меня устраивает. На Родине я работала с мужем, здесь всё свободное время уделяю детям, по утрам хожу в школу и учу язык, в будущем буду работать в паре с мужем. Мы планируем жить тут всю жизнь. Муж потихоньку перевозит сюда родных, один из братьев уже здесь, скоро приедут родители и остальные братья и сёстры.

– Если вдруг он скажет: поехали жить в Афганистан, меня на Родину потянуло со страшной силой, – поедешь?

– У него никогда не возникнет такой мысли, он там не хочет жить, он будет там, где будет хорошо и комфортно детям.

– Чем отличается твоя жизнь с мужем-мусульманином от других, не межнациональных, браков?

– Я даже не знаю, как и ответить, сравнивать не с кем. Замужем первый и последний раз. А окружают нас только благополучные семьи, в том числе и браки с немусульманами. Мне кажется, в любой семье должно быть понимание, мы все проблемы решаем вместе, советуемся, помогаем друг другу. Я под него совершенно ничего не меняла в своём характере. Мне комфортно. И, хотя у нас обоих характер вспыльчивый, конфликтов почти нет. А когда бывают, то в нужный момент надо просто промолчать и ему и мне.

– Чьи «в лесу шишки» – кто распоряжается тратами?

– Деньги у нас общие: что бы ни купили мы в дом – решение общее, думаем, едем, тратим. Если муж что-то присмотрит, никогда не купит, не посоветовавшись со мной, и я поступаю так же.

– Вы дружите с кем-то семьями? Ваши семейные друзья какого религиозного и национального состава?

– Конечно, мы дружим с множеством семей. Последнее время не получается собираться семьями просто так, потому что мужья работают, и в основном собираемся по событиям: День рождения, Новый год, Конец поста, – но мы, женщины, собираемся намного чаще, наши дети дружат. Для нас совершенно неважно, кто из нас какой национальности: мужья – афганцы пуштуны, хазара и таджики, жёны – русские, украинки, киргизки, казашки, татарки, дунгане, уйгурки. Я дружу с русскими жёнами, мужья которых – граждане Бангладеша, Ирана, Курдистана, Таджикистана, Иордании, Марокко.

– У вас много таких же, как вы, знакомых семей, где муж – мусульманин, а жена – христианка? Как они живут? Так же благополучно, как и вы?

– Да, есть, мы дружим. В каждой семье есть свои сложности, но они решают всё сообща. Я считаю эти семьи благополучными и счастливыми.

– Какую кухню едите?

– Готовим всё смешанное; рис – афганская основная еда, и, конечно, его готовим чаще, но подливы к блюдам самые разнообразные, не национальные, в основном мною придуманные; салаты любим советские, грибы и рыбу.

– Часто говорят: разный менталитет – это большая проблема в браках. А у вас были ли серьёзные непонимания, связанные с менталитетом?

– Пока нет.

– Тебе не сложно быть в семье одной женщиной среди мужчин?

– Нет, совсем не сложно, муж и дети мне помогают, заботятся и оберегают.

Ты счастлива?

– Конечно. Что для счастья надо? Полная семья, дети, занятность, достаток.

 

Беседовала Алиса Алимова