Сила азана. Рассказ бывшего наркомана, вставшего на путь Ислама

Колоться я начал еще в армии. Вначале я проходил службу в военной части под Челябинском, потом в Чернобыле, как ликвидатор, после уволился в запас, но страсть к наркотикам оказалась настолько сильной, что я продолжил употреблять их и на «гражданке».

Я устроился водителем, работал в столовой (у меня есть специальность повара), зарабатывал приличные на то время деньги. Но в Екатеринбурге хватало их мне ровно на 15 дней, чтобы «красиво жить», гулять и напропалую колоться. Ближе к 1990 году у меня начались проблемы, я понял, что работа мне мешает колоться. Вскоре я уволился и после этого уже нигде не работал.

Со временем моя жена тоже втянулась. Я оформил опекунство нашей дочери на моих родителей, понимая, что ничего хорошего ей дать не смогу. В 1991 году первый раз сел в тюрьму за хранение, употребление и изготовление наркотиков. Несмотря на ужасные условия в лагере, первое, что я сделал по возвращении домой, - спросил у жены, есть ли чем «убиться». Все пошло по накатанной дороге. В 1993-м попала за решетку жена. В 1996 году я сел второй раз, мне добавили и кражу. В конце второго срока я с женой развелся.

В лагере я почти не кололся, перетерпел раз - и все, ведь от этого не умирают. Да, это больно, ужасно, однако где-то уже через две недели пропадает физическая зависимость, а через месяц восстанавливается сон. Когда наркоманы рассказывают, что такое перенести невозможно, - это неправда. Ведь попадая в камерные условия, ты прекрасно понимаешь, что закрывается дверь и достать «кайф» уже негде. Поэтому сидишь и мучаешься. В лучшем случае там могут вызвать «скорую помощь» и с помощью резиновой дубинки «подлечить».

 

Я поселился на Уралмаше (Екатеринбург) у родителей, мы жили все вместе: отец, мать, дочка и брат. Естественно, ничего хорошего там не было, потому что я продолжал периодически колоться. Так продолжалось до 2004 года, пока я снова не влез в систематическое употребление наркотиков. Все это время я не работал, а тратил время на поиск денег на новую дозу, на работу времени просто не хватало. Я начал больше воровать, дома меня практически не было, участились конфликты с родителями.

В начале 2005 года мама сказала, чтобы я пошел по объявлению в реабилитационный центр, я согласился, потому что мне стало ее жалко, да и наркотик перестал доставлять мне ощущение эйфории. Из 24-х дней реабилитационной программы я отходил где-то дней двенадцать.

 

Был обыкновенный серый день, я в очередной раз зашел в клинику отметиться. И тут я услышал азан (призыв на намаз), проходя возле мечети. Это была пятница, я вспомнил, что тоже мусульманин, но всего пару раз был в Доме Аллаха. И тогда я решил, что надо зайти.

В мыслях представлял, что друзья тем временем приготовят и уколются, потом им покажется мало, они добавят, а мне не останется. Но, несмотря на это, я пересек порог мечети. Страхи как-то сами прошли, стало спокойно, интересно даже, я начал вслушиваться в молитвы, запомнилось, как начали читать "Фатиху". Я остановился, мне хотелось умереть, все заботы отошли на второй план. Надо бы исповедаться и покаяться перед Господом, думалось мне. Я упал в саджда (земной поклон) и пробыл в нем больше получаса.

После этого меня охватило такое состояние, будто я смыл грязь с себя после полумесячного осквернения. Как молитва закончилась, я не помню, но за потерянный «кайф» переживаний уже не было. В конце намаза имам подошел ко мне, дал сборник молитв. Я спросил в ответ, как читать их. Он так расположил меня себе, что я пообещал придти в следующую пятницу, также сказал, что буду совершать каждый день утром и вечером намазы, а про себя подумал: ну что ж я делаю, сам себе какие-то проблемы ищу! Попрощались, я сел в троллейбус.

В дороге решил посмотреть книжку, хотел узнать, как готовиться к молитве. Открыл, начал читать и перестал видеть людей вокруг, перед глазами стоял только перечень грехов. Я понимал, что это все обо мне, это все во мне есть, и никуда оно не денется. Как пелена с глаз начала спадать, я понимал, что, если действительно есть Ад, то мне гореть в самом его жарком пламени. Я перепугался, но в конце книжки прочитал, что спасение есть - молитва и покаяние очищают от греха. Тогда я решил, что в следующую пятницу обязательно пойду в мечеть.

 

Большую роль, конечно, сыграла Книга Аллаха. Там рассказывается, как победить пагубную страсть. Скажем, возникает у меня какая-то ассоциация, например, вижу валяющийся шприц – и я тут же в душе начинаю просить: «АстагфируЛлах!»... Сейчас, по милости Всевышнего, я перестал обращать внимание, уколотые ли старые друзья, не уколотые – мне все равно.

С алкоголем было труднее. Какое-то время держался, но однажды очень захотелось пива, я выпил... Очнулся только утром. Тогда решил, что больше этого не повторится. Ушли наркотики, алкоголь не тянет, осталось пристрастие к курению, вылезают другие страсти, которые тоже меня не радуют. Поэтому надо еще много над собой работать. Страх есть, что опять упаду. Но два слова «АстагфируЛлах» действуют.

 

Бросить наркотики без Аллаха невозможно. Когда задаешь вопрос ребятам: «Почему вы прекращаете колоться?», многие отвечают, что родителей жалко, другие хотят иметь семью, многие говорят, что для себя. На самом деле все это неверно, потому что, когда хочется «кайфа», ни о чем другом не думаешь. Нужна более высокая цель, а наше общество ее не может предложить, потому что тоже живет ради удовольствия.

В результате получается замкнутый круг: человек бросает колоться, начинает искать удовольствие и возвращается обратно. Так что попытка «соскочить» превращается просто в перерыв в употреблении. Тут выход только один: мечеть, желание угодить Всевышнему и осознание того, что очень страшно оказаться за воротами Рая.

 

Записал Собир Ситдиков (имя героя статьи по понятным причинам не указывается)