Ливан: позабытые исламские корни

О благословенном кусочке области Шам, названном Ливаном, было сказано немало. Западные и христианские историки сыграли заметную роль в формировании искаженной картины прошлого этого края. Они, в первую очередь марониты, преуспели в создании такой школьной программы, которая «помогла» вырастить целые поколения мусульман Ливана, остающихся в неведении относительно истории своей родины с момента проникновения в нее Ислама и до момента ее отделения от Османского халифата четырнадцать столетий спустя.

По этой причине крайне важно сегодня осветить данную тему с исламской точки зрения. Ведь имеющее место на нынешнем этапе усиление национального самосознания в Ливане зачастую доводится до экстремизма, шовинизм на этнической почве становится чуть ли не новой формой идолопоклонства.

Эта статья предоставляет читателю возможность взглянуть на подлинную историю этого благословенного кусочка Земли. Она также проливает свет на сегодняшнее положению дел и на перспективы, ожидающие Ливан в будущем.

Ливан со времен проникновения Ислама и до падения Османского халифата

То, что Ливан впервые появился на карте мира как отдельная страна в 1920 году – исторический факт. Ранее он был лишь горным районом, простирающимся вдоль восточного побережья до Средиземноморья. Благодаря своему географическому положению Ливан являлся мостом между Востоком и Западом. По этой причине на протяжении всей истории этой земли на ней шло противоборство различных сил. Конфликты возникали то здесь, то там. Сегодняшнее положение дел в стране является закономерным результатом такого исторического развития.

По свидетельству специалистов, в III тыс. до н.э. побережье Ливана было освоено финикийцами. Затем на землях Шама вплоть до появления мусульман в 7 веке н.э. установилось господство греков, а затем римлян. Пришедшее в период правления праведных халифов с Аравийского полуострова освобождение стало исполнением воли Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) после его смерти. В 641 году этот район покинули последние отряды византийцев. С тех пор на протяжении многих веков Шам, включая Ливан, оставался частью территории исламского Халифата, которым правили халифы, а затем – султаны.

На протяжении этого времени Шам входил в состав следующих государств:
• с 661 г. по 750 г. – Халифата Омейядов со столицей в Дамаске;
• с 750 г. по 1258 г. – Халифата Аббасидов со столицей в Багдаде;
• с 908 г. по 1171 г. - Халифата Фатимидов, столицей которого первоначально был Тунис, а затем (с 973 г.) – Каир;
• с 1058 г. по 1157 г. – Султаната Сельджуков со столицей в Исфахане;
• с 1183 г. по 1250 г. – Султаната Айюбов со столицей в Каире;
• с 1271 г. по 1517 г. – Султаната Мамлюков со столицей в Каире;
• с 1379 г. по 1922 г. – Султаната Османов, столица которого первоначально находилась в Идерне, а затем (в 1453 г.) переместилась в Стамбул.

Со времен появления мусульман географический район Шама Ливан стал частью земли Ислама. В то же время его северная часть осталась основным местом проживания христиан-маронитов.

Когда в конце 11 века в Шам пришли крестоносцы-завоеватели, большое количество маронитов объединилось вокруг них. Вскоре после этого их церковь официально вступила в союз с Католической церковью Рима. В то же самое время друзы установили свое господство над горным Ливаном, в особенности над его западной частью.

В этот период шииты-имамиты осели в Баальбеке и на горе Амель на юге, но в то же время многие шииты переместились в более населенные районы. Тогда же были основаны города Средиземноморья - Триполи, Бейрут, Сайда и Тир. Но несмотря на все крупномасштабные миграционные процессы, эта земля оставалась под властью исламского Халифата.

В 1516 году Османы распространили свою власть на весь Шам и назначили губернаторов, управлявших его провинциями, на которые была поделена и территория Ливана.

Восстание Фахр уд-дина против османских властей потерпело поражение. Его связи с христианскими принцами и попытки отделиться от исламского государства были раскрыты. Фахр уд-дин был казнен, и Султанат Османов вновь вернул себе всю полноту власти, которая во времена его процветания распространялась на территорию от Атлантики на западе до Персии на востоке, от сердца Европы на севере до Тихого океана на юге.

В девятнадцатом столетии, в особенности после 1840 года, началась вестернизация различных аспектов жизни Ливана, что повлияло на лояльность мусульман по отношению к Стамбулу. В этот период рынки Шама подверглись наплыву европейских товаров, что привело к возникновению напряженности в обществе, вылившейся, в конечном счете, в конфликт между друзами и маронитами в 40-х годах 19 столетия. После этого состоялась Бейрутская конференция представителей европейских стран, на которой было заключено Парижское соглашение 1856 года. Одним из ее результатов стало выделение провинции Горный Ливан в составе Османской Империи.

В это время крупнейшие империалистические державы и христианские организации уделяли огромное внимание тому, что они называли «восточным вопросом». Целые полчища евангелистов вторглись в различные области Султаната, декларируя в одних случаях цель распространения науки и образования, а в других – «приобщения к благам цивилизации».

Их тактика была различной. Стратегия же была направлена на претворение в жизнь программ, служащих интересам крупных империалистических держав. Франция и Великобритания были первыми среди государств, боровшихся за влияние в землях Шама. Наиболее опасной из разработок было создание небольших групп арабов с целью поднять восстание портив Османской империи во время Первой мировой войны. Деятельность таких групп под руководством шерифа Мекки привела к подрыву внутренней стабильности, что помогло англичанам и французам войти в Шам, разгромив армию Османов.

Арабские повстанцы руководствовались неумеренными амбициями и теми обещаниями, которые щедро раздавали им англичане с целью втянуть арабов в битву с исламским правительством. Но некоторое время спустя империалисты отказались от ранее данных ими заверений, и секретные соглашения стали достоянием гласности, что привело к разделу мусульманских и, в частности, арабских стран.

Одним из таких соглашений был договор Сайкса-Пико, ставший результатом тайного сговора французских и английских дипломатов, разделивших сферы влияния на арабских территориях Османской империи. Все попытки пришедших в себя арабских лидеров исправить сложившуюся ситуацию были обречены на неудачу. Англичане отказались от своих обещаний, предоставив Франции овладеть Сирией и Ливаном после битвы при Мейсалуне, в которой арабские радикалы потерпели поражение.

Декларация Бальфура также стала приносить свои плоды: империалисты вторглись в Палестину, что со временем привело к созданию сионистского государства, империалисты начали целенаправленно осуществлять свои планы по расколу мусульманского мира путем насаждения идей национализма, а также предоставляя различным религиозным меньшинствам разный объем прав, чтобы сделать их в будущем инструментом в своих руках.

Франция стремилась насадить в Шаме этническое размежевание, разделяя эту землю на провинции по признаку принадлежности к различным племенам и родам, а в 1920 году провозгласила создание страны «Великий Ливан» в ответ на давление, оказываемое маронитами на своих французских патронов. Горный Ливан включил в себя различные части областей, входивших ранее в состав Османской империи.

Однако подобная политика встретила яростное сопротивление со стороны мусульман, которые возражали против отделения их городов от Шама. В результате французы, в свою очередь, стали создавать видимость притеснения маронитов, чтобы уменьшить ярость мусульман, чувствовавших, что им хотят навязать правление меньшинства и сделать «гражданами второго сорта» в своей же стране. Именно это явилось фактической подоплекой принятия Конституции Ливана в 1926 году.

Таким образом, вопрос Ливана стал одной из наиболее важных проблем современного мира. Его создание в нынешнем виде стало проявлением политического распада единого исламского мира и наступлением империализма.

Ливанский режим со своей племенной структурой и сектантскими различиями оказался подверженным междуусобицам вследствие своей искусственной природы. Построенное по его модели государство с виду представляло собой единую гармоничную общность, в которой на самом деле одна часть общества узурпировала власть над всеми остальными под лозунгом «плюралистического» государства.

Со временем противоборство переросло в вооруженную борьбу, которая подогревалась вмешательством послов крупных государств, ставших главными дирижерами происходящих в стране событий. С 1840 года внешний элемент играл важную роль в разжигании на территории нынешнего Ливана внутренних конфликтов.

Гражданская война и последующее политическое развитие

Суть крестового похода против мусульман невозможно понять, не вспомнив историю Ливана, который был искусственно выделен из Шама а также лишен своей религии – Ислама. Марониты сумели воспользоваться толерантной природой Шариата, благодаря которой они нашли пристанище на северном побережье государства Триполи, когда спасались от крестоносцев, ведущих против них беспощадную борьбу из-за разницы в вероучении.

В то время мусульмане не придали большого значения появлению в их землях новых беженцев. Во многом это было связано с тем, что они были заняты рутинными проблемами, не уделяя должного внимания большой политике. Марониты же со временем склонились к участию в заговорах иностранных держав, направленных против исламского правительства.

Так Франция смогла оккупировать различные части Шама, оторвав от него провинции Триполи, Бейрут и Сайд, которые были включены в состав Горного Ливана. Ливан же был создан как государство маронитского меньшинства, которому была предоставлена вся полнота власти.

В 1973 году Ливан вступил в новую фазу конфликта между различными группировками. Его причиной стала боязнь маронитской элиты потерять контроль над исполнительной властью, которую она имела с момента приобретения Ливаном независимости. В то время мусульмане осознали важность сохранения религиозной идентичности, а также защиты своих прав и интересов и поддержки Палестинского движения сопротивления.

В результате Ливан был втянут в междуусобицу. Марониты обратились за помощью к Западу, найдя точки соприкосновения: стремление устранить вооруженное сопротивление палестинцев и воспрепятствовать мусульманам осуществлять свое право управлять собственным государством.

Таким образом, когда начался ожесточенный конфликт, мусульмане оказались неспособными противостоять враждебным силам, спонсируемым Западом и «Израилем». С тем, чтобы защитить свои собственные интересы в Ливане они прибегли к помощи Организации освобождения Палестины, которая предоставила им оружие и тренировочные лагеря.

Но многие мусульмане встали под знамена радикалов, выступавших с секулярных позиций и призывавших к осуществлению права наций на самоопределение и т. д. В результате исламское движение как таковое не сыграло в войне никакой политической роли. Ее деятельность свелась к защите некоторых северных и южных городов под руководством ООП. Лишь впоследствии роль исламского движения изменилась

Роль Запада

Силы Запада воспользовались войной в Ливане, во-первых, для того, чтобы обеспечить интересы маронитской верхушки, а, во-вторых, с целью воплотить в жизнь свои политические планы и покончить с палестинской проблемой. Запад начал оказывать маронитам финансовую поддержку как непосредственно, так и по скрытым каналам, в том числе используя «Израиль». После нескольких ожесточенных сражений маронитам стало казаться, что они способны уничтожить всех мусульман и превратить Ливан в чисто христианскую страну, как и было задумано изначально.

Однако арабо-палестинским силам удалось склонить чашу весов в свою пользу. Ответом на это стало решения «Израиля» прибегнуть к прямому вмешательству. Сионисты вторглись в Ливан в 1979 году, а в 1982 году их войска совместно со своими ливанскими союзниками совершили самые страшные из всех известных на сегодняшний день зверств – массовые убийства в Сабре и Шатиле. «Израилю» удалось вынудить ООП покинуть Ливан, после чего ее члены оказались рассеянными по всем арабским странам, что и входило в планы сионистов.

Роль арабов в войне

Арабские режимы не смогли сыграть никакой роли в защите прав мусульман. В большинстве случаев они оставались в стороне от происходивших событий или же ограничивались осуждением совершаемых зверств на словах. Они не предприняли никаких реальных усилий, чтобы оказать мусульманам помощь.

В конце концов, лидеры арабских стран решили послать вооруженные силы для того, чтобы заставить враждующие стороны подписать мирный договор. Главную роль при этом сыграла Сирия.

Таифское соглашение положило конец гражданской войне в Ливане, предоставив некоторые права мусульманам этой страны. В это же время заговорили о возобновлении диалога между различными группами населения Ливана.

Однако Сирия, взявшая правительство соседнего государства под свой полный контроль, стала проводить ту политику, которая служила его интересам.

Ливан в тени политики установления нового мирового порядка

После подписания Таифского соглашения Ливан вступил в новую фазу своей истории. Военные действия прекратились, были назначены выборы, на которых победили ставленники сирийского правительства. Начался процесс перестройки, однако при этом остались не урегулированы те вопросы, которые послужили причиной войны. Не был получен ответ и на главный вопрос: каким должно быть ливанское правительство? Акцент делался единственно на том, что Ливан – это арабская страна. При этом не учитывались ее исторические особенности и тот факт, что она является неотъемлемой частью мусульманского мира.

Итак, то, что было достигнуто, можно было считать лишь временным перемирием. Подписанное соглашение не стало решением ливанской проблемы.

Война привела к «перетасовке карт» внутри ливанского общества. На политическую сцену вышли новые силы, которые стремились изменить ситуацию в своих интересах и интересах своих спонсоров.

Больше всех потеряли в результате этой кровопролитной войны мусульмане-сунниты, поскольку их силы были рассеяны, и они оказались под властью лидеров – марионеток, не имевших ничего общего с Исламом и заботящихся только о собственном благосостоянии. Подобная ситуация наиболее ярко проявилась в прибрежных городах, таких как Бейрут, Триполи и Сайд, где проживало большое количество мусульман-суннитов. Все это произошло на фоне ослабления исламского движения в результате нанесенных ему болезненных ударов.

Политика по установлению нового мирового порядка проявилась в том, что ливанское правительство было вынуждено обращаться к США с тем, чтобы разрешить свои споры со страной-узурпатором – «Израилем». Отсюда вытекало и то, что результаты переговоров между Ливаном и «Израилем» теперь начали зависеть от отношений Сирии с Тель-Авивом.

Но параллельно вступило в новую фазу исламское сопротивление. Ему удалось провести операции против сил «Израиля» и его сторонников, которые привели к более серьезным потерям, чем во время предшествовавших войн. В результате сионисты нанесли ответный удар, включая вторжение в южный Ливан.

Ливан и мирные переговоры

В проходящих переговорах Ливан является наиболее слабой стороной, что связано со следующими факторами:
• с политическим и военным господством Сирии, осуществляющей контроль над этой страной;
• с проблемой оккупированных территорий;
• с результатами гражданской войны и экономической слабостью Ливана.

Решение проблемы

Будущее Ливана зависит от понимания истории как этой страны, так и всей области Шам. На него влияют такие факторы, как усиление сионистского государства, с одной стороны, и набирающее силу в мире исламское возрождение – с другой. Само по себе признание арабскими режимами государства «Израиль» не изменит ситуацию, поскольку мусульмане не примут того, что им навязывают диктаторские режимы. Таким образом, будущее Ливана связано с тем фактом, что его территория является частью мусульманских земель.

Та искусственная ситуация, которая сложилась в результате усилий французского империализма, не может оставаться неизменной, поскольку она противоречит демографической, географической и идеологической природе этой территории. А учитывая исламское возрождение, нельзя считать невозможным восстановление естественного хода развития событий и создание в Ливане исламского государства.

Доктор Халид Мерхеб, Абдул Рахман ат-Тарабулси

На фото: Завия ибн аль-Аррак (суфийская обитель)