Мечеть Аль-Карауин

Великие мечети мира

В ряду памятников культовой архитектуры Ислама, наглядно свидетельствующих о почтительном наследовании зодчими мусульманского средневековья художественных достижений прошлого, одно из первых мест занимает знаменитая Большая мечеть марокканского города Феса – аль-Карауин, не менее известная как один из старейших университетов. Оказавшаяся по воле Всевышнего на перекрестке культурных контактов арабского и берберского мира, испытавшая на себе творческие усилия мастеров Северной Африки и Южной Испании, удачно объединившая строительные традиции трех континентов – Азии, Африки и Европы, аль-Карауин стала энциклопедией архитектуры Магриба, наглядно иллюстрирующей этапы ее становления и зрелости.

Арабским названием – Джами аль-Каравийин (Соборная мечеть Кайруанцев) – здание обязано своим основателям, выходцам из Кайруана, которые во многом обеспечили быстрое развитие Феса – первого мусульманского города на территории королевства Марокко. Возникновение Феса связано с появлением на исторической арене династии Идрисидов (788–974 или 985) и с романтической судьбой ее основателя Идриса I (788–792). Правнук аль-Хасана, сына халифа Али, зятя Пророка Мухаммада, он поддержал направленное против Багдадских халифов, но не удавшееся восстание в Медине в 786 году, вынужден был бежать из Аравии и нашел пристанище в Дальнем Магрибе – Марокко, вблизи развалин античного города Волюбилиса. Идрис сумел обратить в свою веру местные берберские племена и стал их главой. Основанный им или его сыном Идрисом II Фес – столица династии, будучи местом пребывания шарифа, приобрел значение священного города. Религиозный центр Феса, мечеть аль-Карауин стала средоточием святости и местом паломничества.

История возведения здания мечети доподлинно неизвестна; по одним источникам, она была впервые построена в 849 году, а по другим – десятилетием позднее. Предание повествует о двух сестрах-мусульманках из Кайруана, которые на свои средства возвели по сторонам речки Фес две молельни – в квартале кайруанцев, на западном берегу, и для выходцев из Андалусии, на восточном. Обе постройки, похожие словно сестры, имели каждая маленький зал с крышей на нескольких рядах опор, двор, обсаженный деревьями, и небольшой минарет. В середине X века на их месте появились две соборные мечети–соперницы, аль-Карауин и аль-Андалу.

По-видимому, уже в этот период архитектурные судьбы мечетей-сестер разошлись. Пальма первенства осталась за Джами аль-Каравийин, расположенной в экономически более активной зоне и постепенно обретавшей черты государственного культового здания; ее строители чутко улавливали отличительные особенности Больших мечетей знаменитых мусульманских столиц. Аркады на кирпичных столбах, поддерживающие перекрытия молитвенного зала – харама, более просторного, чем в Джами аль-Андалу, в аль-Карауин были поставлены поперек движения к михрабу, вдоль обращенной к Мекке восточной стены, а не по направлению к ней, как обычно в Магрибе. Подобно Большим мечетям Дамаска и Кордовы, каждый проход-неф получил собственную двускатную крышу. В 960 году по приказу и на средства кордовского халифа Абд ар-Рахмана III для Джами аль-Каравийин был построен каменный минарет, который и теперь возвышается над западным крылом мечети и служит ее ориентиром. От большинства минаретов Магриба его отличает соединение высокой четырехгранной башни, типичной для мавританского зодчества Андалусии, с куполом, характерным для архитектуры Ифрикии (Туниса) эпохи правления эмиров Аглабидов (IX в.).

Самые значительные и плодотворные изменения в истории аль-Карауин произошли в эпоху Альморавидов (1050–1146) – создателей и государей одной из крупнейших держав средневековья. Альморавиды (испанское произношение арабского слова аль-мурабитун – «живущие в рибате», укрепленной обители), первоначально были участниками религиозно-политического движения берберов-кочевников. Начало этому движению положил Абдаллах ибн Йасин, марокканский богослов, проповедник маликитского мазхаба. Во второй половине XI века фактическим главой аль-мурабитун стал Йусуф ибн Ташфин (1061–1106). Его военные и политические успехи привели к образованию огромной державы. К началу XII века государство Альморавидов включало обширные территории Западной Сахары, Северной Африки и Южной Испании, или Андалусии. Политическое объединение земель с различной историей и культурой создало условия для широкого обмена художественными традициями и опытом. Способствовала этому процессу и строительная деятельность Йусуфа ибн Ташфина, который, создав собственную столицу – Марракеш, продолжал уделять внимание Фесу. Именно в этот период Джами аль-Каравийин приобрела статус мусульманского университета – аль-Джамиат – и стала важнейшим на Арабском Западе религиозным, общественным и духовно-просветительским центром.

Расширение функций здания потребовало его увеличения. Самой решительной перестройке аль-Карауин подверглась в 1135–1142 годах, в правление сына Йусуфа ибн Ташфина, султана Али, который пожертвовал мечети знаменитый минбар – один из лучших в арабском мире образцов резьбы и инкрустации по дереву. Молитвенный зал был значительно расширен удлинением аркад, разделяющих 10 проходов-нефов, вытянутых с севера на юг, вдоль стены с михрабом. Аркадные галереи-риваки на торцовых сторонах двора тоже были достроены, что увеличило теневые зоны, удобные для молитвы. Центр харама с запада на восток пересек высокий проход-трансепт, ведущий к михрабу. Купола, своды и верхние части стен покрыли красочным рельефным декором, виртуозно выполненным резьбой и росписью по стуку в том изысканно-пряном стиле, который определил запоминающуюся экзотическую нарядность произведений мавританского искусства эпохи Альморавидов.

При Альмохадах (1146–1269), по-арабски, аль-муваххидун – «единобожников», взошедших на трон на волне религиозно-политического движения оседлых берберских племен, вид мечети стал намного скромнее. С точки зрения Альмохадов – ярых противников Альморавидов, великолепный наряд здания был проявлением ненужной роскоши. Тщательно замаскированный плотным слоем штукатурки, декор харама вновь стал видимым лишь в XX веке, в результате реставрационных работ, которые проводились под руководством французского исследователя Анри Террасса. Заботы Альмохадов об аль-Карауин ограничились текущими ремонтами, возведением зала для омовений и пожертвованием в 1203 году великолепной люстры для освещения михраба.

Султаны династии Маринидов (1196–1465), вернув Фесу статус столицы, значительных работ в мечети, по-видимому, не проводили, но в XIV веке окружили ее кольцом школ-общежитий, предназначенных для студентов Джамиат аль-Каравийин. Над возведением и украшением этих маленьких уютных зданий, как и других сооружений эпохи Маринидов, наряду с местными, трудились и мастера, изгнанные испанцами из Андалусии. Содружество марокканских и андалусских зодчих и декораторов привело к блистательному взлету того пленительного, роскошного и утонченного стиля, который европейцы и называли мавританским искусством. Всплеск этого стиля не сразу, но вернул архитектуре аль-Карауин былую привлекательность.

В конце XV–XVI веке мечеть-университет Феса поражала паломников большими размерами и щедрым освещением. По словам арабского географа Льва Африканского, уроженца Феса, каждый вечер в мечети зажигали девятьсот лампад, по одной в каждой арке.Особенно ярко был освещен «ряд арок, идущий посередине» (трансепт), где висело «сто пятьдесят ламп». В глазах географа достопримечательностью мечети были «большие, изготовленные из бронзы люстры», рассчитанные на тысячу пятьсот ламп каждая. Любопытно также упоминание Львом Африканским стоявших по стенам внутри здания «разного рода кафедр», с которых«многие ученые знатоки обучают народ предметам веры и духовного закона». По-видимому, это были небольшие ступенчатые возвышения, сидя на которых богословы читали лекции разместившимся на полу ученикам. Подобные сценки еще недавно можно было видеть в залах соборных мечетей многолюдных арабских городов.

В 1587–1588 и в 1613–1621 годах, в правление султанов из династии Саадидов, на торцовых сторонах двора были возведены два грациозных киоска. Их массивные, крытые изумрудно-зеленой черепицей четырехгранные шатры, защищающие от солнца и пыли чаши фонтанов питьевой воды, опираются на испещренные кружевным узором стенки тройных фигурных арок на тонких, зрительно хрупких колоннах. Своими очертаниями, резными карнизами из ливанского кедра и ажурными стенками из литого и резного стука эти павильоны напоминают два киоска на торцах Двора львов в знаменитом мавританском дворце Альгамбра в Гранаде. Граненая мраморная чаша фонтана для омовений, стоящего посреди двора, и нарядный айван, служащий фасадом трансепту молитвенного зала, своим появлением тоже обязаны строительной деятельности Саадидов.

Пространство молитвенного зала, в котором одновременно могут молиться более 20 тысяч человек, очень велико, но хорошо организовано. Аркады с высокими фестончатыми или гладкими, типичными для мавританского стиля подковообразными арками на приземистых столбах делят зал на равные ячейки, ясность и завершенность которых рождает ощущение умиротворенности и покоя, а их ритмическое повторение создает иллюзию бесконечности. Из куполов, открывающихся внутрь зала, наиболее примечателен небольшой купол-шатер перед михрабом, возведенный (как полагают, в 1136–1143 годах) на квадратном основании с помощью конструкции вогнутых нишек-тромпов и очень похожий на купола по сторонам михраба Большой мечети Кордовы в Испании. Построенный на строгом соблюдении симметрии, купол аль-Карауин удивительно красив. В замке свода и на осях квадрата его основания симметрично размещены миниатюрные куполки с 8-лепестковой сводчатой розеткой и многоступенчатой «базой» из маленьких нишек-тромпов, формирующих сталактиты – декоративные конструкции, напоминающие известковую накипь на сводах пещер или разрезанные пчелиные соты. Другой не менее изящный сталактитовый купол украшает интерьер поминальной мечети, пристроенной снаружи к стене с михрабом и соединенной с молитвенным залом тремя дверями. Утверждают, что это – первое и самое прекрасное в Марокко здание, специально предназначенное для совершения погребального обряда. Помимо ритуального зала, оно имеет собственный маленький двор, куда выходят два яруса окон с узорчатыми решетками и рельефным обрамлением в форме многолопастных арок.

Восточнее поминальной мечети к молитвенному залу примыкает знаменитая библиотека Джамиат аль-Каравийин. Основанная в 1349 году маринидским султаном Абу Инаном и расширенная в последней четверти 16 века, библиотека мечети-университета аль-Карауин в течение многих веков привлекала ученых разных стран своим богатейшим собранием рукописей; в XIX веке ее уникальная коллекция сильно пострадала от недосмотра и расхищения.

Несмотря на свои внушительные размеры (общая площадь мечети – 1600 кв. м), аль-Карауин не производит подавляющего впечатления. Благодаря возможности кругового обхода и многочисленным открытым дверям (Лев Африканский насчитал их тридцать одну), ведущим с улицы во двор или молитвенный зал, архитектура мечети снаружи раскрывается цепью сменяющих друг друга живописных кадров. Залитый светом двор, сверкающий глазурованными плитками пола и узорными фаянсовыми облицовками цоколей ослепительно белых столбов; манящие прохладой и свежестью фонтаны под сенью импозантных киосков; идеально вычерченные, сверкающие белизной подковообразные арки, оттененные изумрудно-зеленой черепицей кровель; исчезающие в густой тени молитвенного зала перспективы аркад – все создает образ архитектуры изысканной и величественной, располагающей к созерцанию, размышлению и отдохновению.

Историческое значение мечети-университета аль-Карауин, однако, не только в ее красоте, демонстрирующей зрелый мавританский стиль; в этом смысле это не единственный памятник. Важнее другое. Архитектура этого здания, которое, несмотря на все последующие добавления, остается событием художественной жизни Магриба XII века, возможно, впервые в исламском зодчестве обошлась без прямого или косвенного заимствования достижений строительного искусства иных цивилизаций и применила собственный язык эстетического и духовного воздействия на религиозные чувства человека. Здесь нет вторично использованных деталей, изъятых из чужеродных сооружений, нет заимствованных из других художественных систем техник декора. Строители аль-Карауин использовали материалы, приемы и методы, прочно вошедшие к этому времени в арсенал исламской архитектуры и не известные ранее мировому зодчеству. Это – декоративные конструкции сталактитов-мукарнас, «ажурные» купола на нервюрах, фигурные многолопастные подковообразные арки, наборные потолки-артесонадо, облицовочные панели расписных глазурованных плиток-зиллиджей. Пример мечети-университета аль-Карауин показывает, что этап усвоения мусульманскими зодчими уроков предшествующих цивилизаций и накопления собственного опыта успешно завершился к началу XII века.

По отношению к Фесу кибла расположена в восточном направлении.

Для увеличения нажмите на фото

Мечеть-университет аль-Карауин в Фесе, в Старой медине – Фес аль-Бали. Аэрофотосъемка.

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)

Выход во внутренний двор из северной галереи (Фото Т. Х. Стародуб-Еникеевой).

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)

Внутренний двор. Вид с юга.

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)

Фасад харама – молитвенного зала. Центральная часть с айваном. Вид из аркады западной галереи (Фото Т. Х. Стародуб-Еникеевой).

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)

Сабиль (фонтан для омовения) и айван в центре фасада харама.

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)

Интерьер харама. Трансепт, освещенный многоярусными люстрами. Вид от входа к михрабу.

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)

Купол перед михрабом.

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)

Сталактиты-мукарнас. Фрагмент карниза купола над трансептом молитвенного зала.

мечети мира Аль-Карауин (masjid Al-Qarauin)