Татарская вышивка

 

В народной культуре татар некоторые изделия прикладного искусства, имевшие свое назначение в быту, стали своеобразными символами. Не должно вызывать удивления, что это в основном предметы, украшенные вышивкой, ведь именно в этом виде творчества проявилась связь с национальным песенным мелодизмом «мон», обусловленная индивидуальной эмоциональной окраской внутреннего мира народной мастерицы.

«Казанское полотенце» – «Казан селгесе» – один из таких предметов, многослойное значение которого поэтически осмыслено в фольклоре, современной литературе и драматургии. Особое отношение в народе к вышитому полотенцу закрепилось обычаями, когда было принято вручать его в качестве награды батыру-победителю на сабантуе, одаривать на свадьбе родственников жениха, украшать стены сельского дома. Сложилась и особая манера ношения полотенца юношами во время праздников: концы полотенца, накинутого на правое плечо, завязывались на левом боку. Название «Казан селгесе» полотенца приобрели довольно поздно, уже в XIX в., когда, наряду с узорной обувью и вышитыми головными уборами, они стали продуктом местного промысла и активно вывозились во многие российские города.

Неширокая полоса белого домотканого льняного полотна превращается в полотенце, приобретая вышитые композиции на концах. Обычно они декорируются тремя полосами орнамента, причем средняя, как правило, шире боковых – прием, распространенный в украшении близких по назначению тканых и вышитых изделий у многих народов.

Обычно татарская вышивка использует многоцветную палитру нитей. Среди разнообразия цветовых решений своим изяществом и изысканной красотой выделяются две группы полотенец: вышитые белым шелком и золотосеребряными нитями. Справедливо сравнение этих узоров, легких и плотных одновременно, с ажурной вязью искусных татарских ювелиров. Это сходство с драгоценным украшением усиливали включения золотых и цветных шелковых нитей, а также часто используемая отделка в виде узкой полосы фабричного золотого позумента, золотой бахромы, в которую иногда вплетались металлические украшения. Полотенца с классическим изысканным узором расшиты тамбуром, который был и остается самой популярной техникой татарских вышивок. Вышивальщица словно рисует тамбурным швом по поверхности ткани контуры прихотливых узоров, заполняя их затем разноцветными цепочками того же шва. Как свидетельствует исследователь татарской вышивки Ф. Ф. Гулова, местные мастерицы долго сохраняли традицию вышивки тамбурных цепочек с помощью крючка, который давал большую скорость вышивания по сравнению с иглой. Заметим, что в использовании этого древнего инструментария татарскими вышивальщицами сказывается общность с приемами вышивки, применявшимися у мусульманских народов Средней Азии и Закавказья.

Древние истоки тамбурного шва связывают с искусством кочевников. Правда, в татарской вышивке мы не найдем мотивов, которые бы обнаруживали зримые ассоциации с искусством тюрко-монгольского мира. Орнаментальный набор татарской вышивки – это мотивы цветочные, образующие разнообразные бордюры из цветов и побегов, букеты и композиции из них. Влияние тамбурной техники в длительном процессе отбора мотивов бесспорно: тамбурная цепочка, способная создавать свободный графический рисунок, насыщать его цветным заполнением, привела к рождению самых разных цветочно-растительных мотивов, природные прототипы которых легко узнаются. В этом смысле вышивка, в отличие от других видов традиционного искусства татар, более всего тяготеет к реалистической трактовке орнаментальных форм. Можно сказать, что основная тема, звучащая в вышивке, – это тема вечного цветения природы, богатства и красоты растительного мира.

Следует отметить, что в формировании набора орнаментов и подхода к интерпретации растительных мотивов едва ли не главную роль сыграли привозные восточные, особенно иранские, ткани. Цветочные букеты, свободно рассыпанные по полю головных покрывал, уложенные в ряд на концах полотенец и т. п., часто подражали изысканным узорам на шелковых, парчовых, кисейных тканях, которые использовались в одежде богатых горожанок.

Оригинальным следствием художественного воздействия изделий русского народного искусства стали покрывала-салфетки для посуды. Вышивка ряда таких салфеток восходит к яркой красочной росписи подносов, производившихся в селе Жостово возле Москвы и чрезвычайно модных в богатых татарских сельских домах и городских гостиных в конце XIX – начале XX вв. Вероятно, не случайны своеобразные названия этих салфеток – поднос-япма, поднос-салфет. Их вышивка не является буквальной имитацией жостовских узоров, она создана под впечатлением от цветочных композиций в интересных фигурных обрамлениях, близких характеру татарского прикладного искусства. Цветы жостовской росписи с их натурализмом были близки восприятию народных мастериц. Оба примера для нас чрезвычайно показательны с точки зрения среды, в которой накапливались и изменялись мотивы традиционной вышивки второй половины XIX – начала XX вв., вырабатывался ее характерный цветовой строй. Вышивки рождались в руках мастериц, которые использовали в быту различные привозные товары, в том числе художественные предметы. Они не только становились источником мотивов, но переосмысливались на основе уже наработанного опыта, становились своеобразной школой.

В интерьере народного татарского жилища, небогатого мебелью и практически не имевшего перегородок, многочисленные украшенные вышивкой предметы, наряду с узорными тканями, создавали неповторимую уютную атмосферу. Расшивались многоцветными узорами покрывала на подушки, подзоры для матиц (деревянные перекрытия) кашага, занавеси чаршау, обрамлявшие спальные места или отделявшие печь от остальной части избы, салфетки на посуду чынаяк япмасы, скатерти, нарядные полотенца, молитвенные коврики намазлык – каждый из этих предметов занимал свое особое место в доме. Интерьер жилища расцветал многоцветьем в дни свадебных обрядов, когда приготовленные невестой вышивки и ткани развешивались, свидетельствуя о ее мастерстве и трудолюбии.

Ткань, как основа для вышивки, служила определяющим фактором в декоративной гамме изделия. За исключением полотенец и свадебных наголенников, в татарских вышивках использовались яркие цветные ткани. Нередко случалось, однако, что к концам полотенца пришивалась цветная ткань, и тогда вышивка располагалась на полосатом фоне. Иногда пришивались полосы узорного тканья, и вышитые букеты сочетались с браными полосками и ромбами. Скатерти и салфетки, покрывала и большие завесы чаршау, фартуки шились из тканей ярких, насыщенных тонов, излюбленными были фиолетовый, бордовый, синий, красный, зеленый, желтый. Цвет фона объединял и регулировал многосоставные цветосочетания вышивки, в которой насчитывалось до десяти цветов. Каждый из них, взятый отдельно, был ярким и звучным, а в сочетании с другими становился частью продуманной гаммы. Палитра татарской вышивки всегда стремится к многоцветности, независимо от техник шва. Кроме тамбурного шва, применялась золотошвейная гладь, счетная и несчетная гладь, другие виды швов. Сам тамбур также имел разновидности – низкий и высокий. Первый вышивался тонкой шелковой нитью, создавал изящный контур рисунка. Для высокого тамбура использовалась более толстая нить – крученый шелк или гарус, выложенные мелкими стежками с рельефным эффектом. В тамбурной вышивке орнамент внутри заданного контура, нередко контрастного цвета, заполнялся цветными цепочками, выложенными подобно спирали.

Окрашенные в глубокие темные тона и черный цвет кашемир, сукно, сатин предпочитались в изготовлении молитвенных ковриков намазлык.

Здесь вышивка была особенно нарядной, торжественной, воспринималась как драгоценность. Композиция узора намазлыка традиционно использует мотив арки, внутреннее поле которой остается свободным от вышивки. Три стороны прямоугольного поля коврика щедро заполняются орнаментом, в котором своеобразно преломляется тема вечно цветущего сада, райских врат, характерная для декоративного оформления михрабов и мусульманских ковров (например, турецких типа seccade) с характерным декором. Здесь царствуют цветочные букеты с гвоздиками, ландышами, различными полевыми цветами, даже колосками. Иногда декор намазлыков включал религиозные тексты, выполненные арабским письмом.

В определенное время вышивка играла большую роль в одежде татар, особенно женской. Так, кульмэк, вышитая рубашка из белого холста, в старину была основным элементом в комплексе женской одежды. Редкие этнографические материалы дают представление о видах такой одежды, бытовавшей у разных этнических и территориальных групп татар. Как правило, вышивкой покрывали грудной разрез, низ рукавов и подол рубахи. Применение фабричных тканей с набивным рисунком стало причиной того, что этот вид одежды почти полностью лишился вышивки: она изредка украшала воланы и оборки платья. Однако тесно связанный с рубашкой-платьем и носимый под грудным вырезом нагрудник кукрэкчэ богато украшался вышивкой. Конечно, нагрудник имел не столько декоративную, сколько охранительную функцию, защищая грудь как от холода, так и от «дурного глаза». Эту же роль успешно подхватывала вышивка – на небольшом прямоугольном куске однотонной ткани расцветали симметричные цветочные композиции, выполненные золотой нитью, или асимметричные разноцветные букеты. Известны экземпляры кукрэкчэ, покрытые религиозными цитатами – дуа, аятами. Древняя значимая роль нагрудника в одежде татарок подчеркивается его присутствием в ритуале женских похорон: кукрэкчэ раздавали подругам усопшей.

Традиционным даром невесты жениху были полотняные портянки-наголенники аяк чолгавы, аякчу – ими оборачивалась голень ноги, а вышитые концы свешивались поверх голенища сапог. Вышивки наголенников зафиксировали локальные особенности понимания узоров и цветосочетаний. В основном были приняты рисунки с крупными ярко окрашенными элементами.

Лилия Саттарова

"Журнал "Ислам" № 2(9) 2004