Вторая половина Имрана (продолжение)

Спустившись в редакцию, Имран первым делом зашёл в кабинет к Мухаммаду. Его дверь была приоткрыта, поэтому он распахнул её, даже не постучав.

– Ассаламу алейкум! – радостно произнёс Имран. Ему не терпелось задать своему начальнику несколько вопросов, но Мухаммад был не один. Напротив него, спиной к любопытному журналисту, сидела какая-то мусульманка. Имран замер. На какое-то время он вообще не знал, что ему делать. С одной стороны, ему стало неудобно, что он зашёл не постучавшись. Но дверь была открыта, и в таких случаях Мухаммад разрешал входить без стука. С другой стороны, молодому парню очень хотелось взглянуть на незнакомку, но из скромности Имран просто опустил глаза, не зная, что сказать. Да и что, собственно говорить, это не клуб знакомств, а девушка пришла к Мухаммаду, а этот даже не постучался, ворвался, как невоспитанный невежда. Так и стоял Имран какое-то время, пока Мухаммад не попросил его зайти попозже.

«Жаль, видимо, придётся ограничиться только одной жертвой», – негодовал любопытный журналист. Но тут раздался голос Саида:

– Анвар, всё равно ерундой занимаешься, найди хорошую фотографию про события 11 сентября.

«Хм, и Анвар здесь, – удивился Имран. – На него-то я точно не рассчитывал. Будет любопытно задать ему пару вопросов. Но ведь он должен быть на занятиях!»

– Ассаламу алейкум! – поздоровался Имран с коллегами. – Анвар, а ты почему не учишься?

– Учусь! – обиженно ответил тот. – Кто-то хочет быть ученым, а кто-то журналистом. Вот я, например, хочу быть журналистом!

– Чтобы быть журналистом, нужно много писать, а не прогуливать занятия.

– Почему писать? Не все же журналисты пишут, я вот, например, владею искусством фото. Это же не просто сфотографировать, это искусство!

– Нашёл хорошее изображение? – не выдержал Саид и с ухмылкой произнёс только что придуманное для Анвара прозвище, – Искусствовед...

Имран решил не мешать поиску фотографии и тихонечко спросил у Саида про мусульманку в кабинете Мухаммада.

– А это его жена! – отрезал Анвар, хотя его никто не спрашивал. – Он про нас всех всё знает, а мы про него ничего! А он оказывается женат!

– Анвар! – строго сказал Саид. – Что ты выдумываешь? Нет у него жены! Она пришла по работе. Не суй свой нос в чужие дела! Ты нашёл фотографию?

– Ищу, ищу, – обиженно ответил выскочка.

Имран вспомнил, что хотел спросить, и ещё тише прошептал свой главный вопрос:

– Саид, что самое главное в браке?

– Это ты для статьи? Молодец! – Саиду очень льстило, что Имран подошёл к нему с таким вопросом. Он чувствовал себя знатоком всех семейных тайн, ведь в редакции только он был женат.

– Самое главное, Имран, это взаимопонимание! – важно произнёс Саид. – Жена должна слушаться мужчину и подчиняться ему. Аллах в Священном Коране сказал, что мужчины стоят над женщинами, поэтому надо следить за тем, чтобы супруга всегда помнила про это. У тебя должна быть своя голова на плечах! А женщина создана из ребра, поэтому она никогда не поймёт некоторые вещи. Нужно её воспитывать! – Имран записывал всё в своём блокноте и сразу примерял это на себя.

– А как это воспитывать?

– Бить! Как ещё? – засмеялся Саид. – Надо бить, ругать её, бить, бить, бить. И если после всего этого, она будет любить тебя, то бери её, и радуйся, что она твоя жена! – «опытный» Саид был очень доволен, что он может делиться с молодым журналистом своими мыслями. Он говорил и представлял себе такую «счастливую», по его мнению, жизнь.

Имрану же совсем не нравилась такая версия семейного счастья. Имран ожидал услышать от опытного человека рецепты взаимопонимания и любви, а вместо этого получил лишь банальные инструменты тирана, которые, кстати, имеют обычно противоположный результат. Молодой журналист даже захотел остановить беседу, перевести дух. Он посмотрел на Анвара. Тот продолжал разыскивать злосчастную фотографию, но, видимо, увлёкся просмотром найденного настолько, что уже не контролировал себя.

– Анвар, что с тобой? – заволновался Имран.

– Представляешь, ищу фотографию про 11 сентября, а находится одна обнажёнка, – опомнился «искусствовед».

– Так ты включи родительский фильтр, – посоветовал молодой журналист, как его перебил очнувшийся Саид:

– Жену всегда надо держать в крепкой узде! Вот я никогда не даю жене свободы, она всегда, как струна, ходит по моей команде! Жена должна быть хорошей хозяйкой!

– А если после этого она перестанет любить?

– Тогда ещё воспитывай, пока не полюбит! – продолжал своё Саид. – Представляешь, приходишь домой уставший, голодный... А дома еда пережаренная, пересоленная, дети плачут, дома бардак... И каждый день одно и то же, – вздохнул Саид и замолчал, тупо уткнувшись в одну точку. Его настроение резко поменялось. Радостную улыбку сменило выражение безысходности. Горящие пламенем глаза потухли, и, кажется, даже готовы были проступить слёзы, но их не было, потому что мужчины не плачут. Плачут только их сердца. Саид был несчастлив в браке. Сказанное было явно из его жизни. Рецепты избиения, которые так пропагандировал он, были лишь его прикрытием своей бездарности и неумении быть настоящим главой своей семьи. Результатом его неготовности нести бремя семьи стали скандальная жена, плачущие дети, непонимание и хаос.

– Не торопись жениться! – очнулся Саид. – Женишься – твоя свобода пропала! Всё, что ты захочешь сделать, ты должен будешь согласовывать со своей семьёй. А жёны неугомонны! Им всегда всего мало. Пока у тебя нет хорошей зарплаты, своей квартиры, машины, не женись! Это мой тебе совет... как старшего брата.

Молодой Имран всё впитывал, как губка. Конечно, он был во многом не согласен с Саидом, но тот был женат, и, казалось, сомнений в правильности советов не должно было быть. Имран постоял ещё пару минут у рабочего стола Саида, анализируя сказанное, и перевёл взгляд на Анвара. Юноша полностью погрузился в виртуальный мир. Глаза у него даже не моргали.

– Что ты делаешь? – попытался остановить его Имран.

– Это... Да?.. Я? Ну эту... ищу... фотографию, – невнятно ответил молодой мусульманин. И не отрывая глаз от монитора, негодовал, – Вообще, оказывается, бардак творится! Ищу нужную фотографию, а здесь совсем другое.

Имран прекрасно понимал, что Анвар уже давно перестал искать заветную фотографию, но не стал прилюдно обвинять его в просмотре фотографий непристойного содержания, а вместо этого сделал дуа, чтобы юноша одумался и прекратил заниматься запретным.

В тот момент как раз освободился Мухаммад, который и позвал его к себе в кабинет.

– Имран, я хочу, чтобы ты написал хорошую статью. Это очень актуальная и важная для мусульман и, в частности, для тебя тема. Вопрос женитьбы, замужества очень сложный и в то же время банально простой. Есть мужчина и женщина, которых сотворил Аллах. И есть любовь между ними. Не каждый может похвастаться тем, что он выбрал именно ту, которую предписал Всевышний. И это не потому, что он её не любит, а потому, что он не знает! Но знает кто? Аллах! Потому что Он создал мужчину и женщину, и создал любовь между ними! Надо сделать всё, что в твоих силах и, бисмиллях, жениться! Аллах позаботится о вас. И, в конце концов, любовь, прежде всего, должна быть по отношению к Аллаху, – Мухаммад улыбнулся. – Тогда все невзгоды, испытания, вы будете воспринимать как то, что предопределил для вас Самый Любимый. И друг другу будете прощать, потому что любимые – несовершенны по своей природе. Совершенен лишь Тот, Кого мы должны любить больше всего!

Мухаммад сделал небольшую паузу, чтобы Имран успел записать сказанное.

– Брак – это договор между двумя людьми, – отвечал на вопрос главный редактор. Он старался подбирать каждое слово, т. к. чувствовал свою ответственность перед молодым юношей. Мухаммад был немного старше Имрана и поэтому относился к нему как к младшему брату. Словом, он ко всем своим коллегам относился так, даже к Саиду, а ведь тому было уже около тридцати, но вёл он себя как восемнадцатилетний мальчишка. – Вспомни, как часто нам рассказывают о правильном отношении к жене. Ведь жена – это вторая половина твоего имана. Так сказал Пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует. Ты должен принимать её как частичку тебя самого. Брак – это сотрудничество, основанное на компромиссе. Ты должен чётко понимать, что ты хочешь от неё, и что ты можешь ей предложить. Ты уделяешь внимание своей жене, тратишь своё личное время, делишь с ней минуты радости и счастья, кормишь, одеваешь её, заботишься о ней. Я хочу, чтобы ты объективно посмотрел на вещи и написал хорошую статью. А жениться нам всем надо. Самое главное, чтобы мы были готовы к этому! Ведь в ответ жена будет заботиться о тебе, стараться нравиться тебе, быть красивой для тебя...

Имран улетел высоко в облака. Вдалеке, на соседнем облаке сидела его избранница в окружении своих подруг. Они шептали ей что-то на ухо и, показывая пальцем в его сторону, о чём-то игриво хихикали. Имран хотел было приблизиться к ним, но девичье облачко отдалялось вслед за приближением. Ему так хотелось взглянуть на свою красавицу, хотя бы совсем немного, однако это было невозможно. И тогда он понял, что он должен спрыгнуть со своего облака, чтобы догнать её. Но ведь, если спрыгнет, он разобьётся.

Имран посидел ещё какое-то время в кабинете главного редактора. Мухаммад вернулся к своей работе, а молодой журналист размышлял над сказанным, делал какие-то новые записи. Вернувшись в редакцию к ребятам, Имран чувствовал себя намного увереннее. Теперь он знал, о чём писать, как привести к нужному финалу. Он проматывал в голове слова Мухаммада, коменданта Ахмада-хаджи, Саида. «Мне нужна ещё одна жертва, – подумал он. – Два женатых и один неженатый – малова-то. Тем более что Мухаммад двух женатых стоит», – добавил он было про себя, как вдруг обнаружил, что Саид и Анвар сидят на полу и пытаются что-то найти в системном блоке компьютера.

– Что произошло? – удивлённо спросил Имран.

– Ну, я не знаю, – стал оправдываться Анвар. – Вот только ты ушёл, как бац! Дым пошёл, и всё работать перестало...

– Субханаллах, – вздохнул опытный Саид. – Эти компьютеры, как женщины. Вроде нормально всё, а потом, бац! И дым без огня повалился...

– Дыма без огня не бывает! – твёрдо заявил Имран. – Просто не надо нарушать законы этики и правила эксплуатации. А если что сломалось, надо просто вовремя найти причину и устранить её, – Имран подошёл поближе, повертел детали системного блока и сразу нашёл причину. – Проблема в блоке питания и... – он положил руку на плечо Анвара, – и в головах наших братьев! Аллах отвечает на молитвы просящих за своих друзей. Я пошёл к себе, дописывать статью.

– Я с тобой! – мгновенно вставил провинившийся Анвар.

– Ну, пойдём, – вздохнул Имран, прокручивая про себя вопросы для последней жертвы.

Анвар оказался прекрасным шпионом, он незаметно взлетел по лестнице и мгновенно спрятался за лестницей, ведущей на чердак общежития. Затем он также незаметно прошмыгнул по коридору в комнату. Если бы даже комендант был где-то рядом, он не смог заметить ловкого прогульщика уроков.

– И что ты будешь делать? – с порицанием посмотрел на него Имран.

– Спать! – радостно ответил Анвар.

– Ты когда-нибудь думал о свадьбе?

– Смеёшься? Мне только 20 стукнуло, какая свадьба? Надо ещё погулять!

– В смысле погулять? Как ты это себе представляешь? Пока будешь гулять, уже вся жизнь пролетит! – Имран читал лекцию своему ровеснику, словно тот маленький мальчик, а он сам – настоящий семьянин, защитник женщин, словом, настоящий мусульманин. – А жениться надо осознанно, к браку нужно быть готовым. Субханаллах, есть же обязательное условие брака – махр. Это измеряемая вещь, логическому до корней мужскому мышлению в какой-то мере проще принять именно это. Посчитать и взвесить цифры проще, чем размышлять о браке, о котором ему мало что известно, а спросить он стесняется. Махр не говорит тебе об ответственности?

Анвар вообще не понимал и не слушал, о чём говорит Имран. Он уже растворился в своих мыслях и ждал только момента, когда он сможет сказать, что хочет:

– Махр – это покупка жены! – вдруг отрезал невоспитанный собеседник. – Всё очень просто. Это как найм служанки: она убирает по дому, готовит еду, спит с тобой. А ты за это платишь ей махр.

– Судя по твоим словам, это не брак, а проституция какая-то получается. Причём, она может не стирать и не готовить тебе. А у тебя, помимо махра, ещё куча обязанностей, между прочим: кормить, одевать её и т. д.

– Вот поэтому я и не думаю о браке. Всё это очень сложно.

– Ты хотел сказать страшно? – вытянул нужную мысль Имран. Это всё, что хотел знать молодой журналист и в чём боялся себе признаться.

– Нет, не страшно, – защищался рассекреченный шпион. Он больше не хотел говорить на эту тему. Он понял сам, что он боится этой темы, боится неизвестности. Маленькие девочки с самого рождения мечтают о своём принце, чудесной свадьбе, семье. Мальчики ездят на машинах, строят дома, создают финансовые системы. В их детских мечтах они богатые дяди, искусные руководители, сильные мужественные защитники. Но когда настаёт определённый этап, великолепные рыцари теряются перед банальным вопросом брака, к которому они, оказывается, абсолютно не готовы. За короткий промежуток времени, юные в сердце мальчики вынуждены превратиться в заботливого мужа и даже домочадца-папеньку.

– Не страшно, – повторил Анвар. – Просто я пока не готов к этому, – пробубнил он уже в подушку. Ему срочно надо было забыть разговор с Имраном, казавшийся самым страшным кошмаром в его молодой жизни.

Имран, не отвлекаясь, писал свою статью. Периодически он посматривал в свои записи, задумываясь, смотрел в окно, и снова возвращался к статье.

К зухру материал был готов. Он с непередаваемым чувством наслаждения отнёс его к редактору. После обеда Имран был уже на занятиях. Он сидел и внимательно слушал лекцию преподавателя. В голове у молодого жениха было уже чёткое представление своей избранницы.

Спустя всего несколько дней Имран стал звездой университета. К нему подходили старшекурсники, консультировались. Некоторые из преподавателей стали предлагать ему в невесты своих дочерей или племянниц. Надо отметить, что Имран и до этого отличался прилежанием и воспитанностью. Но никто не ожидал, что он готов к такой ответственности. Зная дефицит на хороших женихов для своих дочерей, мало кто не захотел воспользоваться такой возможностью.

– Ну, то, что в редакцию пришло много писем от свах, я уже не говорю, – посмеялся Мухаммад в беседе с Имраном. – Меня просили передать все письма тебе, выполняю свой аманат, – отчитался главный редактор, протягивая журналисту кипу бумаг. – Но вот это письмо просили отметить особенно. Вы с ней уже виделись, – Мухаммад передал ещё одно письмо. – Это писала не она. Точнее вы виделись с той, о ком говорится в письме.

Имран покраснел. Он не знал, как правильно себя вести, потому как не ожидал такой сцены со своим начальником. Он молча взял письма, сверху положил то «особенное», поблагодарил и хотел, было, уже уходить, как Мухаммад дополнил:

– Если нужна будет помощь, ты всегда можешь обращаться. Поможем, чем сможем, иншааллах. Ты, главное помни, Аллах сам заботится о новобрачных, – подмигнул он. – Девушку в том письме я хорошо знаю. И тебя я хорошо знаю. Вы будете замечательной парой. Может, даже родственниками будем, иншааллах! – засмеялся Мухаммад. Имран вышел из кабинета весь покрасневший и тут же побежал в свою комнату читать письма.

«Особенное» письмо, действительно, оказалось особенным. Помимо самого письма в конверте был ещё высушенный василёк. Молодой Ромео сразу узнал этот цветок. Правда, это уже совсем другая история...