Джаннат Сергей Маркус: «Доживёт ли язык Тукая до конца 21 века?»

Сразу несколько авторитетных, как государственных, так и международных, организаций объявили 2011 год – Годом Габдуллы Тукая. Проводить юбилейные мероприятия решили не только культурная общественность и власти Татарстане, на родине великого татарского поэта, но и Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО и Международная организация ТЮРКСОЙ. К 125-летию Тукая московский исламский культуролог и поэт Джаннат Сергей Маркус приурочил цикл стихотворений. А накануне он выступил с призывом «Пора вернуть господдержку преподаванию татарского языка в Татарстане!».

Об этом – наш разговор, предваряющий стихи.

– Джаннат-хаджи, Вы выступили в татарской и русской прессе в ответ на «Письмо 600» казанских родителей, в первую очередь татар по национальности, направивших российскому министру образования и науки требование уменьшить число уроков татарского языка в школах Татарстана. И даже завершили публицистическое заявление стихами, резко озаглавленными «Предателям родного языка». Но разве это проблемы – только татарского языка?

– Спасибо за такую постановку вопроса. Конечно, проблема здесь в целом – о сохранении языков народов России. Народный писатель Татарстана, депутат Государственного Совета РТ Туфан Миннуллин недаром так обозначил суть Федерального закона 309 – «это варварский закон, принятый против всех народов, проживающих в Российской Федерации». Самое потрясающее в «Письме 600» – это даже не оно само по себе, а синхронность его появления с юбилеем великого поэта Габдуллы Тукая. С одной стороны, посмотрите: какие силы тратятся на проведение мероприятий от Москвы и Казани до Анкары, а как на деле… подрублена основа поддержания и воспроизводства этого языка!

Письмо потомков, отказывающихся от языка своих предков – аморально, это личное решение. Но, боюсь, оно проявляет общую тенденцию уничтожения разных нерусских языков народов Российской Федерации. Ключ в том, что государство отказалось финансировать из центрального бюджета преподавание языков в средних школах, переложив эту заботу на местные бюджеты. Всякий, кто знаком с экономикой нашей страны, понимает, что речь идёт… о невыполнимом задании. Местные власти, даже при добром желании, почти ни в одном из субъектов РФ справиться с этой задачей не смогут. Увы.

Потому всем, кто ценит связь со своими предками, эту больную тему не следует оставлять. И если второму по численности этносу России – татарам – не под силу в одиночку решить её, то что говорить о народах, численность которых меньше? Итак, говорим в Год Тукая о татарском, но держим в сердце заботу и об чувашском, аварском, лезгинском, украинском, тувинском… Какие же языковые богатства у нас! И как скоро, под натиском бескультурья и глобализации мы можем их растерять!

– Что же побудило Вас писать сейчас стихи о Тукае?

– Я вовсе не собирался писать о нём. Хотя, конечно, понимал значение его слова для татар, а бывая в Казани, сам жил в доме, у которого стоит памятник поэту, бывал на его могиле на Татарском кладбище Ново-татарской слободы… Но не смог удержаться, узнав про «Письмо 600» – оно, как «доказательство от противного», вызвало не только гнев и мысли о судьбах языка, но и заставило пристальнее вглядеться, вдуматься, даже влюбиться в этого поэта. Естественно, думая о Тукае, я не мог не размышлять о судьбах русско-татарского многовекового соперничества, войн, борьбы и дружбы… не мог не вспомнить об Иване Грозном.

– «Туган тел» – «Родной язык», пожалуй, самое известное стихотворение Тукая. Вы вступаете с ним в диалог и даже берёте цитаты в свой текст, вводите татарские фразы?

– Да, а как же иначе? Всматриваясь в образ Тукая, я увлекаюсь его пониманием сути Родной речи, связи её с предками, с природой, с их слиянностью… Есть вечные ориентиры, которые прописаны Тукаем – и для нас они теперь как камертон, по которому можно сверять чистоту своих собственных слов.

Но есть и публицистика, которая актуальна поныне. Помните, как Тукай ответил тем псевдо-патриотам России, которые кричали татарам: а уезжайте вы в свою Турцию! Но они не понимали, что под ногами у татар – земля неимпортная, земля, где, как и у русских, лежат кости их предков. К сожалению, подобные призывы к мусульманам вообще, к татарам в частности, звучат и в наши дни. Какое невежество! Это невежество по отношению к памяти всей нашей земли, предков всех наших народов.

– Тукай был «культовой идеологической фигурой» в советское время. И тогда же сложился способ его поминания. Что-то изменилось с тех пор?

– Да, многое меняется на наших глазах к лучшему. Порадовало, к примеру, что теперь можно прочитать такое: «Габдулла Тукай был в целом набожным мусульманином, хотя в советское время некоторые «исследователи» и пытались (безуспешно!) изыскать в его творчестве следы атеизма. Всем татарам известны стихотворные слова Тукая – «Таян Аллага!» – «полагайся на Всевышнего!», которые и олицетворяют всё его творчество. В эти ушедшие советские годы выработалась определённая стилистика проведения тукаевских дат – в день его рождения положено проводить митинг, а в день смерти – возлагать цветы на могилу. Однако, у татар поминовение традиционно проводится в форме коранических меджлисов. Исходя из этого, Центр Исламской культуры «Иман» в Казани по предложению своего научно-экспертного совета (председатель Наиль Гарипов) решил провести 15 апреля в день смерти поэта коранический меджлис, на котором можно будет порадовать бессмертную душу великого сына татарского народа чтением сур из Корана, вознесением молитв для радования его души».

Так что, давайте в Год Тукая, в дни его памяти в апреле поминать его в наших личных дуа, а также на коллективных меджлисах, вначале с чтением Корана и молитвой, и только потом – с исполнением его стихов. Пора восстановить мусульманскую культуру сохранения памяти о великом национальном поэте. И как важно, чтобы в этом принимали участие не только татары – Тукай зовёт к общению всех нас.

Беседу провёл Даниил Хасанов

Предателям родного языка
«Язык – дом бытия»
Мартин Хайдеггер
Тропою слов ведёт нас всех язык
В мир будущий сквозь опыт поколений.
Его нельзя забыть, предать, продать -
Иначе это будет преступленьем

Пред миллионом наших праотцов,
Которые по звукам собирали
В картину мира россыпи из слов –
И тайну эту внукам передали.

Любой язык бесценен и красив,
В нём новое природы отраженье.
Владеющий умело им – счастлив:
Дом бытия распахнут в удивленьи

Тому, кто с материнским молоком
Впитал всю мудрость, музыку народа.
Ему открыто Небо, как букварь.
Как сына, его примет Мать-природа.

Татарский, русский – словно у клинка
Две грани – для познанья отточите,
Мир одномерным не был никогда,
Всю полноту его, все языки – любите!

Туган тел

Родной язык, с тобой вдвоём я в первый раз молил Творца:
– О Боже, мать прости, прости меня, прости отца!
Габдулла Тукай

1.
Габдулла, ты был совсем мальчишка,
Как родителей забрал Всевышний.
Сироту не бросили – нашли
Небо и Земля. В друзья пришли.
И сказали: «Мир – огромный дом,
Мы тебе его язык даём.
Но учись сам пенью у воды,
Разум мысли – у ночной звезды
Забери на память и слагай
Песни, чтобы слышал отчий край
Звонкие глаголы птиц своих,
Чтоб себя узнал, чтоб каждый стих
Был не слепком, буквами храним –
Но дыханьем предков и земли.
2.
Помни домик, где раскрыл глаза,
Где катилась мамина слеза,
Где отец успел наречь тебя
Именем просторным Габдулла.
Тут лежал ты в маминых руках,
Тут призванье дал тебе Аллах –
Слово дальних предков обновить,
Речь татар в молитву превратить.
Ты завет исполнил до конца,
Языком родным воспел Творца,
Вместе с Небом и Землёй прожил,
Бог отца и мать твоих простил.
Видишь сам, поэзии слова –
Не пустые звуки, а дела!
Слово может горечью убить,
Грех народа Богу отмолить.

Не нужен нам берег турецкий…

Иң бөек максат безем: хөр мәмләкәт — хөр Русия!
Тиз генә кузгалмыйбыз без, и гөруһе ру сияһ!
Ап-ачык бу бер җаваптыр, сүздә түгел, басмада:
— Если лучше вам, туда сами пожалте, господа!

Друг в друга нас история вживила,
Смешался прах отцов в сырой земле.
Итиль иль Волга – очищенья сила –
Плывём под парусом, единые в судьбе.
Меж нами был огонь, и ненависть, и ужас,
Столетья Грозный демон нас травил.
Но волжская вода яд злости растворила –
Недаром этим демонам Тукай так говорил:

«От рожденья до кончины за родной живя чертой,
Мы срослись навеки плотью с почвой Родины святой!
Вольная страна Россия — наша цель, и до конца
Не уйдём, и не зовите, криводушные сердца!»

Апрель – месяц Тукая
В апреле тонкий пар восходит от земли,
Как будто чай с пиалы испаряя.
В апреле в мир тебя призвал Аллах,
В апреле и забрал, стихи нам оставляя.

Как в этот месяц нежится земля!
От солнца снег становится прозрачен,
Рожденье, смерть поэта в эти дни –
Природы ритм, он счастьем обозначен.

В апреле тонкий пар восходит от земли,
Как будто чай с пиалы испаряя.
Всем духам, скованным на зиму до весны,
Дана свобода без конца и края.

Подмосковное Сабурово, апрель 2011 года