Джами ибн Тулун

Одно из самых прекрасных зданий Старого Каира, Джами Ибн Тулун блистательно завершает ранний, двухсотлетний этап развития архитектуры мечетей Ближнего Востока и одновременно предугадывает дальнейший путь эволюции исламского зодчества. Замкнутая в квадрат высоких глухих стен, строгая и светлая, благодаря простым очертаниям прямоугольных объёмов и пространным, отражающим свет плоскостям, мечеть ибн Тулуна более одиннадцати столетий царит среди суетливо громоздящихся домов средневекового города, оставаясь убежищем тишины, местом благочестивого уединения и заповедником покоя.

Как появлением, так и названием эта прекрасная мечеть обязана Ахмаду ибн Тулуну (868-884 гг. н.э.) – незаурядному военачальнику и политику. Сын раба-тюрка, отправленного в качестве дани правителем Бухары в Багдад халифу аль-Мамуну, ибн Тулун, несмотря на превратности судьбы, получил блестящее образование. Благодаря природному уму и ловкости, он сумел так отличиться на службе у Аббасидов, что был послан в Египет в качестве государева наместника. Вскоре Ахмад стал фактически независимым правителем и основателем недолго правившей, но яркой династии Тулунидов (868-905 гг. н.э.), которые помимо Египта управляли Палестиной и Сирией.

Под впечатлением от грандиозных сооружений Самарры, столицы аббасидских халифов в 836-862 годах, ибн Тулун основал в 870 году к северу от Фустата, первого арабского города в Египте, собственную резиденциюю – военный квартал аль-Катаи (Наделы), в котором наряду с культовым зданием были построены дворцы правителя и военачальников, казармы для гвардии эмира, благотворительная больница, акведук. Впоследствии поглощённая Каиром, основанном в 969 году, резиденция Тулунидов исчезла, оставив единственным свидетелем былой славы великолепную мечеть.

Подобно постройкам Ирака, Джами Ибн Тулун сложена не из привычного для египтян камня, а из красноватого местного кирпича, скрытого под плотным слоем светлого стука – пластичного материала из обожжённого природного гипса, либо алебастра. Здание представляет собой классический образец арабской, или колонной мечети – замкнутое глухими стенами сооружение с просторным центральным двором, по сторонам которого располагаются зоны тени: молитвенный зал-харам и галереи-риваки, все перекрытые плоской крышей на столбах или колоннах. Согласно преданию, эмир сознательно отказался от использования в мечети мраморных колонн, потому что для этого пришлось бы разорить немало сельских церквей. Узнав о решении ибн Тулуна, архитектор-христианин, строивший ранее акведук, но не угодивший правителю и брошенный в темницу, пообещал начертить «для эмира, чтобы он увидел своими глазами здание без какой-либо колонны, кроме двух для михраба». Ахмад приказал, чтобы мастеру «принесли кожи, и он вычертил на них мечеть». Историк начала XI века, пересказывая эту легенду, добавил, что довольный проемом, ибн Тулун освободил архитектора и поручил ему возведение здания.

Колонн как таковых в мечети ибн Тулуна, действительно, нет, но есть остроумная их имитация – круглые кирпичные пилястры с рельефными капителям, утопленные в углы прямоугольных столбов, несущих аркады галерей и молитвенного зала. Их плоские, равной высоты крыши, слитые в единую террасу, опоясывающую квадратный двор, придают мечети вид гигантской двухъярусной площади, как бы подтверждая первоначальное название постройки – Джами аль-Майдан. В плане и композиции здания зодчий повторил бесхитростные приемы строителей первых мечетей, основанных мусульманами в Ираке городов Куфы, Басры. Багдада, но придал им классические черты. Михраб и центре стены явно повторяет форму несохранившегося михраба Большой мечети Самарры: две пары мраморных колонн поддерживают перспективную двойную арку, как бы врезанную в прямоугольную раму с крупным рельефом из стука.

В историю исламской архитектуры мечеть ибн Тулуна вошла как памятник, в котором лейтмотивом конструкции и декора стала стрельчатая арка в том её виде, который стал отличительным признаком искусства мусульманского Востока. Именно Востока – Машрика, а не Запада – Магриба, который изобрёл экзотические конструкции «мавританских» арок и куполов. Другая яркая особенность мечети ибн Тулуна – выполненные резьбой по стуку и дереву орнаментальные фризы и полосы, подчёркивающие конструкцию здания. Неторопливо бегущий узор с мотивом стилизованной виноградной лозы непрерывной лентой окаймляет арки и капители столбов, повторяется в обрамлении окон и дверных проёмов. Рисунок оконных решёток и дверных притолок напоминает решётки окон двух ранних памятников исламской архитектуры – Купола Скалы в Иерусалиме и Большой мечети Омейядов в Дамаске.

Ещё одно отличие постройки ибн Тулуна – два яруса гладких стен, окаймлённых поверху необычным, очень красивым ажурным бордюром из фигурных зубцов, оттеняющих простоту и благородство простых монументальных форм. Две линии стен разной высоты (внешние – 8м, внутренние – свыше 13 м), поставленных на разных уровнях – это результат того, что мастерски встроенное в наклон скалы здание по образцу Большой мечети Самарры с трёх сторон обведено резервной территорией, называемой зийада (по-арабски – «увеличение»). Однако исследователи справедливо полагают, что здесь зийада не предусматривала увеличения здания в будущем, невозможного из-за особенностей рельефа местности, а служила средством изоляции мечети от городской суеты и подступающих к её воротам базаров. В нарушение сложившихся правил, в зийаде было  устроено место для омовения. Поясняя эту особенность, историк XIV века ибн Дукмак писал, что «люди явно выражали недовольство расположением умывальни вне самой мечети, но ибн Тулун сказал, что он поместил её там потому, что мечеть должна оставаться незапятнанной». Возвышающийся ныне посреди двора внушительный купольный павильон для омовения был построен в 1296 году в эпоху Мамлюков. По сообщению ибн Дукмака, ранее здесь стояло красивое мраморное сооружение с золочёным куполом на десяти колоннах, которое укрывало от солнца и пыли бассейн диаметром в 4 локтя, с мраморным водомётом в центре и мощёной мрамором круговой галереей под крышей на 16 колоннах; на крыше, обведённой барьером из тикового дерева, находились солнечные часы. Со слов историка XIV-XV века аль-Макризи мы знаем, что вдоль стены киблы стоял «дар (дворец), основанный во время постройки мечети» и соединённый с ней дверью, «через которую можно было пройти в максуру рядом с михрабом и минбаром .... ибн Тулун обычно останавливался в этом даре, когда шел на пятничную молитву. Он мог там отдыхать, повторять омовение и менять одежды. И назывался он Дар аль-имара – Дворец Власти. Характерный для первых арабских городов-резиденций, он представлял собой правительственное административное здание, которое с середины VII века строили в комплексе с государственной мечетью. Неизменно примыкавший к стене с михрабом, Дар аль-имара был не только местом размещения органов власти, но нередко включал жилые покои правителя и служил гарантией его безопасного прохода в мечеть.

Посреди северной части зийады был возведён минарет, считающийся третьей в истории Ислама спиралевидной башней. Историки XIV-XV века дружно повторяют рассказ о том, что ибн Тулун, играя как-то с листом бумаги, скрутил его вокруг пальца в спираль, а затем приказал архитектору построить по этой модели минарет. В первоначальном виде минарет мечети ибн Тулуна, действительно, имел спиралевидную форму, которая, как утверждают средневековые авторы и полагают современные учёные, была скопирована со знаменитой Мальвийи, воздвигнутой в середине IX века у входа в большую мечеть Самарры.

Стоящее ныне сооружение восходит к концу XIII-началу XIV века, и представляет собой башню из четырёх убывающих вверх ярусов общей высотой около 40,5 м. Нижний кубовидный ярус, самый высокий (21,35 м) и самый массивный, нагружен почти 9-метровым цилиндром, на котором поставлены один на другой два изящных восьмиугольных павильона. Лишь наружная лестница в полтора витка против часовой стрелки напоминает башню Самарры. В отличие от самой мечети, минарет каменный; он построен из блоков известняка – обычного материала монументальной архитектуры Египта.

После основания Фатимидами аль-Кахиры (современного Каира) и возведения четырёх соборных мечетей, творение Ахмада ибн Тулуна утратило былое значение. Во второй половине XII века здесь останавливались лагерем паломники из Магриба на пути в Мекку. Побывавший в Египте весной 1183 года андалусский путешественник ибн Джубайр отметил: «Это – старая пятничная мечеть, вместительное сооружение великолепной работы; султан (Салах ад-дин, основатель династии Айюбидов) сделал её приютом для иноземцев – магрибинцев, которые живут там, образуя кружки, и определил им ежемесячное содержание». Позднее здание мечети пришло в полное запустение. Был период, когда, как писал аль-Макризи здесь «ночью зажигалась всего одна лампа, и никто не поднимался на минарет, чтобы призывать к молитве». Великое творение тулунидских зодчих могло повторить судьбу своих предшественников – заброшенных памятников Самарры, если бы не случай.

Мамлюк Ладжин в конце XIII века на год укрылся в стенах Джами Ибн Тулун и дал обет, что отреставрирует мечеть, «если Бог возлюбит его и даст ему власть и богатство»; став султаном, он исполнил обет. В его короткое правление (1296/97-1299 гг. н.э.) мечеть была тщательно отремонтирована, получила новый минарет и фонтан для омовений.

Ниша михраба была облицована в стиле мамлюкского времени чередующимися контрастными панелями цветного мрамора. О возобновлении больших пятничных богослужений свидетельствует появление (возможно, в тот же период) деревянной речной дикки – выкатываемой во двор на время службы высокой платформы для муэдзина, передающего молящимся, которым не хватило места в зале, жесты и слова имама.

В истории исламской архитектуры мечеть ибн Тулуна остается единственным в своем роде памятником. Как и другие великие мечети мира, она не нашла точного повторения ни в какой другой постройке, но найденные её создателями технические идеи, художественные формы, строительные и декоративные приемы навсегда вошли в арсенал исламского зодчества. Выразительный, запоминающийся силуэт минарета ибн Тулуна подсказал идею одного из самых впечатляющих зданий современного арабского мира – здания Исламского культурного центра в Дохе, столице Катара, открытого совсем недавно, в январе 2008 года.

Журнал "Ислам"

Материалы по теме

Яндекс поиск