Архитектурные шедевры Багдада

Багдад – один из самых старых городов на Земле, прославленный центр исламской и мировой культуры, овеянный романтическим ореолом сказок «Тысячи и одной ночи». На протяжении первых 500 лет своей истории, насчитывающей более 12 столетий, Багдад был столицей Арабского Халифата. После вторжения в 1258 г. монгольских войск во главе с ильханом Хулагу, внуком Чингисхана, он долгие годы оставался центром одноимённой провинции, а в 1921 г. стал столицей Ирака.

Неизменно привлекавший учёных, строителей и художников мусульманского Востока и Запада, средневековый Багдад был не только очагом и хранителем традиционного исламского богословия и мусульманского образа жизни, но и неиссякаемым источником новых идей в различных областях знания, центром мусульманской науки и образования, классической арабской литературы и поэзии. Здесь воплощались в жизнь смелые архитектурные проекты, переводились на арабский язык труды великих мыслителей древности, создавались рукописи, иллюстрированные прекрасными миниатюрами, процветали художественные ремёсла. Реконструированный современный Багдад до недавнего времени заботливо сохранял замечательные памятники средневекового зодчества, свидетельствующие о великом прошлом этого уникального города.

Багдад был основан в 762 г. вторым халифом династии Аббасидов аль-Мансуром (754–775 гг.), который назвал свою столицу Городом Мира (покоя) – Мадинат ас-Салям, задумав создать земную модель упоминаемой в Коране небесной обители (смысл): «Для них Жилище Мира (дар ас-салям) у их Господа и Он их Помощник за то, что они делали» (Коран, 6:127); «Аллах призывает к Обители Покоя и ведёт, кого пожелает, к прямому пути» (Коран, 10:25,26).

Для строительства своей столицы халиф выбрал Сук (рынок) уль-Багдад, место торговых ярмарок у переправы через Тигр, вблизи развалин великих городов – древнего Вавилона и столицы покорённого арабами-мусульманами царства Сасанидов – Ктесифона. Величественная руина знаменитой резиденции этих иранских царей, частично восстановленная иракскими реставраторами, возвышается на восточном берегу Тигра, в 35 км ниже Багдада. В памяти персов и арабов это великолепное сооружение связано с легендарным образом царя Хосрова I Аннуширвана (531–579 гг.), которому приписывают возведение самой великолепной части дворца: перекрытого сводом огромного зала – айвана, обращённого на фасад колоссальной аркой, называемой Так-и Кисра (Арка Хосрова). Арабский географ IX в. Ибн Хордадбех утверждал, что «нет сооружения из гипса и кирпича прекраснее, чем Айван Кисры (Дворец Хосрова)». Айван по сей день впечатляет красотой и огромностью арки и высокого свода.

Для возведения Города Мира были собраны землемеры, инженеры и архитекторы из Сирии и Западного Ирана, из иракских городов – Мосула, Куфы, Васита и Басры. Золой на земле был начертан план, и работы начались лишь после того, как халиф одобрил его; астролог определил время закладки города. Строительство Мадинат ас-Салям, задуманного как идеальный город, длилось 4 года.

Круглая территория диаметром около 2300 м была обведена мощной крепостной стеной с часто поставленными полукруглыми башнями-бастионами и глубоким рвом перед ней. Четверо двухэтажных ворот, от которых начинались дороги на города Дамаск, Куфу, Басру и в провинцию Хорасан, отмечали направления на север, юг, запад и восток. Верхние ярусы ворот, увенчанные каждый позолоченным куполом, контролировали въезд в правительственную зону, а нижние вели в торгово-ремесленный город, разделённый на равные секторы, тесно застроенные домами, мастерскими и лавками. Население города должно было представлять все народы, входившие в состав мусульманской империи. Внешний город кольцом охватывал отделённый от него стеной внутренний город с дворцом и мечетью халифа в центре. Квадратный в плане дворец включал четыре одинаковых глубоких сводчатых айвана, расположенных, как и городские ворота, на осях координат. Айваны сходились к центральному квадратному тронному залу, перекрытому один над другим двумя куполами. Трон халифа стоял в центре здания, под нижним куполом. Верхний так называемый Зелёный купол был увенчан бронзовой статуей вооружённого конника, который, по преданию, указывал своим копьём направление, откуда Халифату грозила опасность. Купол со всадником, таким образом, венчал центр дворца, правительственного города, столицы и всей империи, выражая идею абсолютной власти халифа как высшего духовного авторитета мусульман и наместника Бога на земле. От столицы аль-Мансура не осталось ничего, кроме описаний средневековых авторов. Зелёный купол рухнул в X в., но рассказ о нём и изображение зала с восседающим на троне халифом, двумя куполами и скульптурой всадника-копьеносца сохранились в иллюстрации к рукописи «Книги знания искусных ремёсел» аль-Джазари, переписанной в Ираке в 1206 г. (ныне во Дворце-музее Топкапы в Стамбуле).

Имперский стиль, созданный Аббасидами, породил моду на строительство в IХ–Х вв. роскошных правительственных резиденций, которые изумляли масштабами и роскошью построек, экзотической красотой садов, эффектной изобретательностью увеселительных затей. Один из багдадских летописцев сообщает, что халиф аль-Муктадир (908–932 гг.) показывал изумлённому византийскому послу озеро из олова, по которому «плыли» четыре лёгких парусника, задрапированные золототканым полотном, и серебряное с золотом дерево, стоящее в центре пруда с прозрачной водой. На ветвях с разноцветными листьями щебетали серебряные птицы. Первые столетия существования средневекового Багдада были периодом высокого подъёма культурной жизни. В правление Харуна ар-Рашида (786–809 гг.) и его сына аль-Мамуна (813–833 гг.) в Багдаде был создан Дом мудрости – Байт уль-хикма, где учёные переводили на арабский язык античные трактаты по философии, медицине, астрономии, механике. Багдадский Дом мудрости, который включал ценнейшую научную библиотеку и сыграл важную роль в развитии мусульманской учёности, был предшественником медресе – мусульманских теологических университетов и духовных школ, которые в XI–XII вв., в эпоху Великих Сельджуков, стали учреждаться как центры пропаганды суннизма. Знаменитый визирь сельджукских султанов Низам уль-Мульк основал широкую сеть медресе, названных по его имени Низамийя, куда он приглашал преподавать прославленных факихов (правоведов) своего времени. Медресе Низамийя в Багдаде, открытое в 1067 г., было самым знаменитым; с 1091 г. в течение нескольких лет в нём преподавал мусульманский теолог, шафиит Мухаммад аль Газали (1058–1111 гг.).

Славу исчезнувшего медресе Низамийя унаследовало не менее известное в исламском мире багдадское медресе аль-Мустансирийя – непревзойдённый шедевр средневекового зодчества. Это большое медресе, стоявшее на восточном берегу Тигра, было названо по имени его основателя халифа аль-Мустансира.

Блистательный образец кирпичной архитектуры средневекового Ирака, это старейшее известное нам здание, специально построенное для преподавания всех четырёх богословско-правовых школ – мазхабов суннитского Ислама и для изучения Корана и хадисов. Кроме того, студенты получали здесь знания по медицине, фармакологии, математике. Строительство аль-Мустансирийи длилось 6 лет (1227–1233 гг.). Двухэтажное, прямоугольное в плане здание (106 на 48 м) сильно вытянуто вширь по поперечной оси и ориентировано так, чтобы в течение дня в тени оставалась как можно большая его часть. В композиции медресе главная роль отведена центральному внутреннему двору с бассейном для воды. Слитое с окружающей застройкой, как и повсюду в средневековых городах Ближнего Востока, снаружи само здание практически невидимо; лишь его единственный вход-портал останавливает взгляд прохожего. Дверь портала ведёт в глубокий импозантный айван в центре северной продольной стены двора. Благодаря примыкающим к айвану с боков двум высоким залам портал напоминает монументальную тройную арку. Напротив подобный трёхарочный фасад, но без айвана, скрывает продолговатый молитвенный зал мечети. Другие два айвана на противолежащих торцовых сторонах двора, очевидно, служили аудиториями. В примыкающих к айванам более низких двухэтажных строениях располагались комнаты для занятий и кельи, обращённые во двор вереницей глухих лоджий (вверху) и шеренгой глухих арок (внизу), с дверью под каждой аркой. Ритмичные повторы стрельчатой арки одинаковых пропорций, но разных размеров, придают изысканную нарядность фасадам двора, изобретательно украшенным метрическими арабесками, необычайно искусно выложенными из фигурных кирпичиков. Красивое и вместительное, медресе Мустансирийя, оставаясь единственным в своём роде архитектурным памятником, приобрело широкую популярность и стало прообразом многих школьных зданий мусульманского мира. На западе Багдада сохранился один из редких образцов исламской средневековой погребальной архитектуры, который народная молва приписала героине арабских сказок, жене халифа Харуна ар-Рашида Ситт (госпоже) Зубайде. Реальное лицо, она покинула мир примерно за 400 лет до сооружения этой усыпальницы и была похоронена на основанном Аль-Мансуром кладбище халифов-курайшитов.

В действительности мавзолей основала Зумуруд-хатун (ум. 1202) – жена аббасидского халифа аль-Мустади и мать его преемника и сына, халифа ан-Насира (1180–1225 гг.).

Усыпальница датируется рубежом ХII–ХIII вв. Здание имеет выразительную форму высокого стройного восьмигранника. Подобно постаменту мемориала, он возносит к небу конический шатёр-пирамиду, сложенную убывающими кверху рядами рельефных выпуклых ячеек-ниш, заполняющих промежутки между расставленными в шахматном порядке остроугольными ступеньками конструкции перекрытия.

Внутри мавзолея обнаруживается, что каждая ячейка снабжена небольшим отверстием, и поднимающийся над гробницей сталактитовый свод подобен небесному шатру с зажжёнными на нём звёздами.

Рисунок шатра со звёздчатой маковкой, излучающей хороводы светящихся ячеек-лепестков, напоминает распускающийся чудесный цветок. Однако в основе этой дивной картины лежит строгий математический расчёт и принцип вычерчивания сложных композиций из простых геометрических фигур.

И восьмилучёвая звезда в зените шатра, и его восьмиугольное основание, и план восьмигранника усыпальницы вычерчены путём построения из общего центра двух одинаковых квадратов, совмещённых под углом 45 градусов.

Архитектурный образ этого мавзолея и его структура, эффектная простота его формы и декора, полностью отвечающие теме исламского мемориально-культового здания, воплощают эстетический принцип мировой гармонии, высказанный в 67-й суре Корана (смысл): «...Ты не видишь в творении Милосердного никакой несоразмерности. Обрати свой взор: увидишь ли ты расстройство? Потом обрати свой взор второй раз: вернётся к тебе взор с унижением и утомлённый...» (Коран, 67:1–5).

Два десятилетия спустя в Багдаде было возведено подобное сооружение в память суфийского шейха Абу Хафс Умара ас-Сухраварди (1145–1234 гг.). Это здание на восточном берегу Тигра, неподалёку от Баб уль-Вастани, старейших порот Багдада, по форме представляет четверик с водружённым над ним ячеистым коническим шатром, похожим на купол Ситт Зубайды, но высоким, словно башня, отчего его иногда называют минаретом. Построенная и 1234 г. и почитаемая с XIV в. как святыня, турба (гробница) шейха ас-Сухраварди в 1638 г., после завоевания Багдада османским султаном Мурадом IV, была отреставрирована наряду с другой багдадской святыней – гробницей имама Абу Ханифы (ок. 699–767 гг.), основоположника ханафитского мазхаба. Расположенная в квартале аль-Азамийя, названном по его почётному имени аль-имам аль-Азам, гробница Абу Ханифы получила здание с куполом в 1066 г.

Наиболее известный архитектурный памятник Багдада – великолепная Золотая мечеть с двумя обшитыми золотым листом куполами, издалека привлекающими внимание своим сиянием. Это большой поминальный комплекс, воздвигнутый над могилами двух Казимов (Казимайн) – имама Мусы (ум. 802 г.) и его внука имама Мухаммада ад-Джавада (ум. 834 г.); отсюда и название района (в прошлом пригорода) Багдада и самой мечети Кадмийя.

Ныне стоящее внутри двора здание, поражающее роскошью декоративного убранства, в основном было построено в 1515 г. и представляет собой характерный памятник зодчества эпохи Сефевидов.

Красивое и вместительное медресе Мустансирийя, оставаясь единственным в своём роде архитектурным памятником, приобрело широкую популярность и стало прообразом многих школьных зданий мусульманского мира.

Багдад славен и многими другими прекрасными сооружениями, составляющими духовное богатство народов стран Ислама и всего мира.