Ислам в прицеле фотокамеры

В Свердловской области стартовал фотографический проект «Ислам Урала», инициированный двумя молодыми фотографами Фёдором Телковым и Сергеем Потеряевым. Сегодня, когда Ислам оказался в центре мирового и российского внимания, молодые люди задумались над тем, что на Урале мусульмане проживают уже сотни лет и об их жизни и культуре, которую они берегут и сохраняют, мало что известно. С целью восполнить этот пробел, рассказать о жизни мусульман в деревнях Урала средствами документальной фотографии Телков и Потеряев каждую неделю ездят по мусульманским общинам и запечатлевают в кадре моменты их повседневной жизни. О том, какую цель преследуют фотографы, что получится по завершении проекта, молодые люди рассказали в интервью нашему порталу.

– Здравствуйте, Сергей и Фёдор! Расскажите, пожалуйста, о себе. Где вы учились, как увлеклись фотографией?

Фёдор Телков: Я учился на художественно-графическом факультете Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии, а фотографией увлёкся на последних курсах школы, когда работал ночным сторожем в фотосалоне «Konica». Мы работали там с моим школьным другом посменно и просматривали кипы отбракованных фотографий. Мы их собирали, эти фотографии казались гораздо интереснее прочих, в них было что-то особенное. Затем уже появился первый «Зенит», и уже на 2-м курсе академии я участвовал в своей первой фотовыставке. Интересно, что до 11-го класса школы я никогда ничего не фотографировал, как-то не случалось.

Сергей Потеряв: В отличие от Фёдора я закончил технический вуз. На тот момент ещё УГТУ-УПИ, по специальности я энергетик. Фотографией увлёкся как раз в УПИ, есть там такой внутривузовский конкурс, называется «Фотокросс». Мы с другом решили поучаствовать и сразу выиграли его. И понеслось... Выставки, конкурсы и прочие вещи, которые окружают фотографию. Удивительно, но я тоже не брал в руки фотоаппарат до 2-го курса (сломанный «Зенит» и нажатие два раза на кнопку не в счёт).

– Доводилось ли вам раньше принимать участие в этнографических проектах? Если да, то кого вы снимали и каковы были результаты этих проектов?

Ф. Т.: Да, конечно! Кратковременных было довольно много, а некоторые продолжаются до сих пор; например, я продолжаю снимать марийцев, и в будущем надеемся продолжить проект о северных народах.

С. П.: Лично я в основном снимаю на Урале, изучаю с помощью документальной фотографии, как изменяется мой родной край с течением временем. Грубо говоря, постиндустриальный период региона. С фотографией с оттенками этнографии я столкнулся прошлым летом, совершив двухнедельное путешествие по Марий-Эл. Так что мы с Фёдором и до знакомства ходили одними дорогами, снимая фотосюжеты про марийцев.

– Наверное, главное отличие этнографической фотографии от репортажной – в количестве затрачиваемого времени и в глубоком погружении в тему. Сколько нужно пробыть со своим героем, чтобы получить хороший кадр?

Ф. Т.: Мы не занимаемся репортажной фотографией; то, что мы делаем, относится к документальной, вот она-то как раз и предполагает исследование, погружение в тему. В наши задачи входит выявление ярких особенностей, каких-то уникальных, тонких черт, поиск индивидуального визуального языка для фотоисторий. Если говорить о различии между тем, чем занимаемся мы, и этнографией, то оно заключается в том, что мы хотим запечатлеть прежде всего жизнь во всём её многообразии, а не только этнографические особенности.

С. П.: Документальная фотография подразумевает практически полное погружение в среду. И что очень важно – без провоцирования внимания на себя объекта съёмок. Время, которое нужно пробыть с человеком, для каждого своё. Кому-то хватает 3-х часов, чтобы не замечать тебя и вернуться к своим обычным делам, а с кем-то приходится проводить и день, а то и два.

– Как вы придумали проект «Ислам Урала»? Чему он посвящён? Кто будет представлен на ваших фотографиях?

С. П.: Мы живём в христианском мире, я сам верующий православный человек и хожу в церковь. И хотим понять на деле различия и сходства наших религий. Большую роль сыграло то, что на Урале традиционно проживают народы, исповедующие Ислам: татары и башкиры. И нам стало интересно запечатлеть их жизнь на фотографиях и по возможности рассказать большему числу зрителей о том, что происходит с мусульманами на Урале.

Ф. Т.: Прежде всего нам самим хочется понять, что такое Ислам, кто такие мусульмане. Кроме того, эта тема сегодня на слуху, актуальна, но очень хочется сделать своё высказывание, поговорить о том, что волнует авторов.

– Вы уже побывали в пяти мусульманских общинах – и в сельской местности, и в городах. Каковы впечатления? Как вас встретили? Есть ли отличия?

Ф. Т.: Ой, впечатлений масса, нас всегда встречали душевные и приветливые люди. Всё было настолько хорошо, что даже не верится. Мы всегда подолгу общаемся с теми, кто нас принимает в стенах мечети или дома, и эти беседы, наверное, самое ценное, даже ценнее, чем сами съёмки, потому как именно тут и происходит духовный и культурный обмен.

Отличия между общинами есть, безусловно. Руководитель (а в данном случае это мулла) всегда создаёт атмосферу и коллектив вокруг себя, соответствующие своему характеру. Однако мы ни разу не столкнулись с некомфортными в общении или неприветливыми людьми, и это здорово. Если говорить о разнице между городом и сельской глубинкой, то в глубинке люди всегда несколько скромнее, и им лучше удаётся сохранять какие-то национальные и религиозные традиции. Например, в селе Уфа-Шигири Нижнесергинского района вообще здорово сохранился национальный колорит, там ведётся большая работа по сохранению того, что появилось ещё в XVII веке.

С. П.: За то малое время, что мы снимаем проект, уже встретили столько отзывчивых людей, что на годы вперёд хватит. Чего стоит только приём Альфрида-хазрата Мустафина в мечети г. Асбеста! Он не просто нас встретил и провёл с нами время, но и договорился о том, чтобы нас пустили поснимать, как проходят мусульманские поминки. Мы понимаем, что не каждый отважится пустить двух незнакомых людей в такую личную часть своей жизни. Но отзыв о нас Альфрид-хазрата открыл для нас и эти двери. А за то, что при его непосредственном участии мы смогли в тот же день попасть в г. Богданович, отдельное спасибо.

– Сколько городов и деревень вы ещё намерены посетить?

Ф. Т.: Столько, сколько нужно, для формирования чёткого представления о жизни мусульман. Нам нужны особенности и необыкновенные черты, а их нужно искать. Кроме того, часть проекта – это портреты мулл и прихожан на фоне мечетей, так что чем больше будет таких сюжетов, тем лучше. Каждое из мест, где мы снимали и будем снимать, – уникально.

С. П.: Как только мы посмотрим на то, что сняли, и внутреннее состояние скажет: «Всё, хватит!» – только тогда мы закончим работу над проектом «Ислам Урала».

– А какие-то временные рамки вы ставите?

Ф. Т.: Думаем, что проект продлится от полугода до года, хотелось бы отснять все основные праздники, охватить множество тем и территорий.

С. П.: Думается, что за календарный год мы успеем отснять нужный нам материал.

– На какой результат вы рассчитываете по его окончании?

Ф. Т.: Итог проекта – это фотоальбом, книга, передвижная выставка.

С. П.: Хочу добавить, что в планах – выставки не только на территории самого Урала и России, но и за пределами нашей страны. Надеемся, что у нас получится проект, который не только будет интересен с этнографической точки зрения, но и позволит создать некий интересный визуальный продукт.

– Планируете ли вы дальше заниматься исламской темой – может быть, уже в других регионах?

Ф. Т.: Возможно! Это было бы интересно – сопоставить ситуацию в различных регионах. Например, сравнить мусульман различных национальностей. Вариантов много, пока нужно завершить проект здесь.

С. П.: Конечно, в идеале было бы замечательно создать ряд проектов: Ислам Сибири, Ислам Дальнего Востока и т. д. Нам кажется, это было бы очень важным для нынешнего восприятия Ислама в России.

Для увеличения нажмите на фото

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)

Ислам Урала (Islam of Ural)