Утрачиваемый облик Мекки

Пять раз в день верующие мусульмане обращаются лицом к этому городу во время молитвы, устремляя свои мысли к тому месту, где Ибрахим (библ. Авраам, мир ему) построил храм во славу Господа. Это тот город, который еще в его времена было предписано Всевышним посетить верующим хотя бы раз в жизни.

В наши дни, когда мусульмане достигают цели своего паломничества, одетые в скромные белые хлопковые покрывала, их взорам предстает нечто резко отличающееся от огромного черного куба, известного как Кааба, который в прямом смысле является центром мусульманского мира. В священном городе Ислама они неожиданно для себя обнаруживают такие заведения, как кофейня «Старбакс», «Картье» и «Тиффани», H&M и Topshop.

Торговый центр «Абрадж аль-бейт» – один из крупнейших в Саудовской Аравии – оснащен плазменными панелями, по которым крутятся объявления и рекламные ролик и неоновыми трубками. В нем есть парк развлечений, рестораны фаст-фуд и даже магазин женского нижнего белья – и все это прямо в центре священного для мусульман города, недалеко от Каабы. Считать это прогрессом, согласны далеко не все.

«Мекка становится похожей на Лас-Вегас, и это просто катастрофа», - говорит Али аль-Ахмед, директор Института исследования стран Персидского Залива в Вашингтоне (эта научная организация финансируется саудовской оппозицией). «Все это производит гнетущее впечатление на мусульман, которые покидают Мекку без эмоций и впечатлений. Очарование этого места испарилось, все, что здесь можно увидеть, – это стекло и цемент».

Торговый центр, открывшийся в декабре за неделю до начала паломничества, стал одним из первых проектов, построенных после резкого притока инвестиций в строительство в Мекке размером в 13 млрд. долларов. По словам застройщиков, через несколько лет новые здания радикально изменят облик и даже сам дух этого древнего города.

После завершения строительства всех очередей торгово-гостиничного комплекса, включающих также и огромный небоскреб нового отеля, «Абрадж аль-Бейт» раскинется более чем на 450 тысяч квадратных метров. Он внесет свою лепту в уничтожение старых кварталов Мекки и высотной линии города.

В 2009 году частью комплекса станет седьмое по высоте здание в мире, в котором будет находиться больница, отели и молитвенные залы. Система публичного оповещения будет транслировать молитвы и проповеди из Масджид уль-Харам (главная мечеть Ислама). Верующим нужно будет лишь открыть свои окна для того, чтобы присоединиться к собранию молящихся.

В соседнем Джабал Умаре власти сносят бульдозерами целую гору для того, чтобы построить на ее месте гигантский отель и высотный комплекс. Во всех районах можно увидеть башенные краны, строящие около 130 новых высотных сооружений, согласно планам городских властей.

«Это похоже на конец Мекки», - считает доктор Ирфан Ахмед из Лондона, основатель фонда «Исламское наследие», пытающегося защитить от разрушения исторический облик Мекки, Медины и других исламских памятников Саудовской Аравии. «Раньше, даже при власти турков, ни одно здание в Мекке не строилось выше Масджид уль-Харам. Те же, что возводятся сейчас, куда выше и «безвкуснее».

Деньги являются, безусловно, одной из основных движущих сил строительного бума. Каждый год вплоть до 4 миллионов людей приезжают в этот город в сезон хаджа, хотя паломники не перестают посещать его и в другие месяцы, тратя в среднем от 2 до 3 тысяч долларов на человека.

Рекламные плакаты на пути к Мекке напоминают инвесторам о возможной прибыли от сдачи жилья в этом городе, достигающей, по некоторым сведениям, 25% на вложенный капитал в год. Ролики по арабскому спутниковому телевидению вещают зрителям о том, что они «также могут иметь возможность наслаждаться этими благословенными видами».

Мухаммад аль-Аббуд, брокер из мекканского агентства по работе с недвижимостью, вспоминает об истории с пакистанскими бизнесменами, выложившими 15 миллионов долларов, чтобы купить по несколько квартир в этих домах. Саудовские принцы же владеют целыми этажами и зданиями.

Квартира с тремя спальнями стоит здесь порядка 3 миллионов долларов, говорит мистер Аббуд. Цена тех, что имеют окна прямо на Масджид уль-Харам, достигает 5 млн. долларов.

Критики такого подхода к застройке Мекки утверждают, что в итоге в городе сформируются закрытые сообщества, в которых «избранная» группа верующих отделит себя от остальных, что будет противоречить самой идее хаджа, в котором все мусульмане равны перед лицом Господа. «Вся Мекка является святыней, как только это можно не понимать?», - удивляется Аббуд.

Однако некоторые исследователи утверждают, что нынешняя лихорадочная застройка имеет и религиозные основания. Они обвиняют улемов, пользующихся гигантским влиянием в Саудовской Аравии, в попытке уничтожить исторические памятники из тех соображений, что они могут якобы становятся объектами поклонения.

Живущий в Лондоне доктор Ахмед составил каталог из более 300 разрушенных древних памятников архитектуры Мекки, включая кладбища и мечети. Он утверждает, что дом, в котором жил Пророк Мухаммад (мир ему), был уничтожен, и сегодня на его месте стоит изрядно обветшавшая библиотека с заколоченными дверями и окнами.

«Это неуважение к Каабе, к Дому Господню и к святости этого места, - говорит саудовский архитектор Сами Ангави, желающий сохранить историческое наследие Мекки. - Если в этом городе запрещено даже ломать ветки на деревьях, то как можно сравнивать с землей целую гору? Это откровенное нарушение норм Шариата».

Мекке пришлось заплатить за прогресс огромную цену. Сегодня в нее приезжает больше туристов, чем когда-либо, благодаря миллиардам долларов, потраченным на строительство тоннелей и гостиничную инфраструктуру. С другой стороны, некогда знаменитый ночной рынок города, куда паломники приносили свои товары на продажу, был ликвидирован. Дома и строения, стоявшие рядом с мечетью, были уничтожены для пристройки к ней дополнительных помещений. Горожане, приветствовавшие вместе со своими семьями паломников, давно переселились в другие места.

Мекка издавна была как крупным религиозным, так и коммерческим центром, но в последнее время доминирующее положение в ней занимают именно международные бренды.

Архитектор Ангави давно уже ведет свою одиночную кампанию против этой кампании, стремясь привлечь внимание общества к проблеме уничтожения исторического наследия Ислама. Доктор Ахмед активно работал по созданию лобби среди правительств азиатских и арабских стран с целью надавить на саудитов, вынудив их остановить разрушение исторических памятников.

Работающий в Вашингтоне Али аль-Ахмед составил базу данных уже уничтоженных достопримечательностей. Многие мусульмане в Саудовской Аравии и других странах предпочитают молчать о данной проблеме, опасаясь прекращения финансирования своих религиозных институтов и проектов фондами королевства.

Саудовские власти утверждают, что они самым бережным образом охраняют исламскую культуру, для чего ими были созданы два маленьких музея в Мекке. По их данным, на сохранение исламского наследия королевство потратило в целом более 19 млрд. долларов. Тех же, кто осмеливается оспорить их позицию, они называют маргиналами и сумасшедшими, не имеющими никакой поддержки в народе.

Застройщики и брокеры агентств недвижимости в то же время в один голос утверждают, что в результате строительства в городе смогут разместиться и принять участие в хадже намного больше мусульман. Тем самым застройка идет только на благо всей умме. Значит, радикальное обновление города далека от своего завершения.

«Мекка никогда так не менялась, как в наши дни, - говорит Ангави. То, что вы сейчас видите – лишь 10% от того, что намечено властями. Дальше будет намного, намного хуже».

Хассам М. Фаттах
The New York Times