Понять Азию. Мусульманский Восток в картинах В. Воловича

Придя в мастерскую к известному екатеринбургскому художнику Виталию Воловичу, среди кистей, баночек с красками, стоящих на мольберте набросков, висящих по стенам готовых картин, вы можете найти несколько папок с этюдами и эскизами. Стоит только их открыть, как вы перенесетесь на среднеазиатский базар: окажетесь в окружении бородатых людей, одетых в хлопковые полосатые халаты, услышите зазывающие крики продавцов, в нос ударит приятный запах готовящегося плова, с минаретов будет раздаваться мелодичный азан, а в лицо вам будет светить белое солнце пустыни. Всю эту гамму чувств вызывает более 200 работ, выполненных мастером во время поездок по Хиве, Бухаре и Самарканду в 1976 году.

«Эти рисунки поражают своей свежестью и эмоциональностью, - считает близкий друг художника, искусствовед Тамара Галеева, - на них запечатлена яркая живая жизнь мусульманского Востока. Зритель может взглянуть на этот мир глазами очень тонко чувствующего человека, который одновременно показывает разницу между нашими культурами и пробуждает в нас чувство близости и сопричастности к Востоку».

Средняя Азия, ставшая близкой россиянам за время совместного проживания в едином советском государстве, являлась олицетворением величия исламской цивилизации, построившей в безводной пустыне такие великолепные ансамбли как Регистан. Виталий Михайлович тепло вспоминает о том времени, когда они с художником Алексеем Казанцевым, устав от продолжительной работы в мастерской, каждый год уезжали куда-нибудь в далекие края.

Они побывали на Сахалине, в Средней Азии, в Дагестане, на Памире, в Вене, в Иерусалиме… были, кажется, везде, где только можно было побывать советскому человеку. Все это было тогда не сложно, не опасно и чрезвычайно дешево.

Так, месячная поездка по старинным среднеазиатским городам (результатом которой и стали представленные на выставке работы) с гостиницей, приличным питанием, покупкой сувениров обошлась художнику всего в 180 рублей. Сегодня эти воспоминания кажутся ему почти что фантастическими.

«Во время этой поездки мы сделали около 200 работ, - признался нам Виталий Волович, - с каждой из которых связано какое-то интересное воспоминание. В то время нас с Алексеем переполняло счастье, избыток сил, мы рисовали как сумасшедшие с утра до вечера.

Мы залезали на крыши, рисовали на базарах, у нас не было телефонных звонков, суеты, необходимости куда-то идти. Наши руки обгорали, так что приходилось перевязывать их тряпками, в лицо дул пыльный ветер. Одним словом, наш вид был чудовищным, а счастье – бесконечным. Некоторые осколки этой счастливой поры представлены здесь».

Старинные минареты и мавзолеи ханов, эмиров и визирей, пестрая толпа колоритных узбеков и таджиков, неторопливо беседующих, пьющих чай или выбирающих товар, водоносы, старички на ишаках - это как будто иллюстрации к повестям о Ходже Насреддине. Невольно создается ощущение, что эти рисунки сделаны не в 1976, а 1876 году.

Хотя, по словам художника, присутствие советской реальности ощущалось в Хиве, Бухаре и Самарканде очень сильно. Там, как и везде, маршировали пионеры, ездили машины, в самых непонятных местах стояли телефонные будки и киоски союзпечати, в некоторых мечетях работали музеи научного атеизма, на других висели амбарные замки.

Но когда Виталий Михайлович рисовал, то старался как-то это опускать, потому что искал ту Среднюю Азию, которая была давно и к тому времени еще не исчезла. Тот Восток, которым еще правили эмир бухарский и хан хорезмский.

Но конец 1970-х годов был для этих мест печальным временем, когда бульдозерами сносили целые старые кварталы. Хотя это трагедия многих городов. Поэтому даже если вы специально поедите в Узбекистан, многих изображенных на этих рисунках видов вы уже не увидите.

Хотя Виталий Михайлович не считает себя летописцем, зафиксировавшим уходящую в прошлое старину. Для него на первом месте стояла не скрупулезная точность, а желание передать настроение и характер этих экзотических мест. И точно прав был один из местных художников, который, гладя на работы Воловича и Казанцева, сказал: «Вы точно ухватили подлинный суровый характер здешней природы и дух старинных мусульманских городов, украшенных во времена Тамерлана. Вы поняли Азию». И вы наверняка поймете ее, посмотрев на эти рисунки.