Арабская каллиграфия современным языком

В последние годы российская умма не только стремительно растёт в количестве, но более того, пополняется творчески-одарёнными и способными людьми, с совершенно иными, свежими взглядами на исламское искусство. Используя свой талант и мастерство, они стремятся сделать Ислам привлекательным и понятным для окружающих. Мы взяли интервью у молодого и перспективного каллиграфа Эдуарда Димасова, который поделился своим видением на исламское искусство, а также рассказал о своём пути в арабскую каллиграфию.

– Ассаламу алейкум, Эдуард. В первую очередь, хотелось бы поговорить о том, что повлияло на Ваш выбор в плане творчества. Почему именно арабская каллиграфия? Религиозный путь определил путь творческий, или наоборот?

– Ва алейкум ассалям. Можно сказать, что выбор был весьма спонтанным и неожиданным, но всё что не происходит, всё – по воле Всевышнего. Просто несколько лет назад, мне вдруг захотелось взять и написать слово на арабском языке. Нашёл перевод, написал. Потом второе, третье... И в итоге, каллиграфия заняла почётное место в моей жизни. Не могу с уверенностью сказать, что повлияло на выбор именно арабской каллиграфии. Быть может, потому, что она сама по себе интересна и загадочна, в отличие от европейской. Но то, что через каллиграфию я стал больше интересоваться Исламом, это да. Это так.

– Многие художники через своё искусство часто пытаются говорить о наболевшем, невысказанном, поднимая на поверхность полотна острые социальные проблемы. А Вы пытаетесь через свои работы передать какое-то послание обществу?

Хороший вопрос. Знаете, совсем недавно я понял, что постепенно подошёл именно к тому, что называют – «миссией компании». И для себя я эту миссию вижу в популяризации Ислама в среде молодёжи. Основная задача для меня – сделать Ислам качественно привлекательным, красивым, стильным, для молодых людей. Ведь как ни крути, им это нужно. На их языке. Для этого, конечно же, необходимо не просто делать хорошую каллиграфию. Нужно учитывать современные, модные тенденции: цвет, компоновка, материал и так далее. Порой мне очень не хватает в команде иллюстратора, модельера, фото-видео… Но на всё воля Всевышнего, и я, надеюсь, что со временем всё будет. Тогда и спектр вопросов, посланий работ станет шире.

– О чём Вы думаете, когда рисуете? Это полная сосредоточенность на работе, линиях, изгибах или же, в этот момент Вы даёте волю своим фантазиям, и лишь потом, возвращаясь из этого «полёта», смотрите на полученный результат?

Скорее, второй вариант. Чаще доверяю интуиции и даю возможность работе самой себя рисовать. И очень редко бывает так, что не получается. Когда такое происходит, то включается голова и начинается поиск нужного расположения, подходящего изгиба и так далее. Но это уже монотонное переписывание буквы, которая не поддаётся. Десятки и
десятки раз, пока вдруг не родится новое.

– А вдохновляетесь Вы…

Если речь идёт о работе «для улиц», то это – музыка. Причём весьма разноплановая. В последнее время это – Medine, Франция. Если же для себя, для души, для близких, то это, конечно же, Священный Коран. Ничто так сильно и глубоко не проникает в сердце, мотивируя сделать новую, красивую, искреннюю работу, как Он. И вдвойне приятно, когда люди не знакомые с Исламом, привлечённые увиденным, начинают спрашивать тебя о том, что же изображено? Что это значит? Получается, своего рода, даават.

– Вообще, такой древний вид искусства, как арабская каллиграфия рисует в памяти достаточно устоявшиеся, привычные образы. Как Вам удаётся придавать своим работам дух современности и новизны?

Не вижу в этом никакой сложности. Чем ценна арабская каллиграфия? Своей гибкостью в исполнении. Своими возможностями. Своего рода интернациональностью. Если смотреть на европейские языки, то там, как правило, вы понимаете сразу, что это – буквы, слово. С арабским – всё совсем иначе. Вы смотрите на каллиграфию и видите, прежде всего, образ, иллюстрацию, что-то красивое. И уже потом, начинаете различать буквы.

– «Цель творчества – самоотдача, а не шумиха, не успех», – говорится в одном известном стихотворении. Как вы относитесь к оценкам своего творчества? Оставляют ли какой-то отпечаток на последующих работах комментарии окружающих – будь то критика или похвала?

Конечно, оставляет. Критику, по воле Всевышнего, я всегда воспринимал адекватно и прислушивался к советам. Но не злоупотреблял этим, потому что порой необходимо все-таки «гнуть свою линию», несмотря на внешнее противостояние. Именно тогда, в конечном счёте, вырабатывается индивидуальный стиль автора. С похвалой немного сложнее. Естественно, приятно. Но лично для меня, есть огромная опасность затормозить и слушать, слушать, слушать. Но от этого, польза нулевая. Поэтому, я стараюсь не сильно вливаться в этот процесс, а поблагодарив человека, идти дальше, создавая новое.

– Любое творчество предполагает развитие. Как, по-вашему, может видоизмениться арабская каллиграфия через n-ое количество лет? Расширится ли область её применения?

Не сомневаюсь в этом. Даже сейчас мы видим, что арабская каллиграфия уже вышла за пределы «бумаги» и перенеслась на «улицы». Многие замечательные работы создаются на стенах, плакатах, одежде. При этом, арабская каллиграфия сохраняет свою уникальность. Если говорить о видоизменении, то оно, скорее всего, будет происходить в материале и средствах.

– Насколько вообще популярен в России данный вид искусства? Существуют ли какие-то сообщества каллиграфов, где происходит обмен опытом и идеями, обсуждение перспектив в этом направлении?

Достаточно скептически отношусь к разного рода сообществам и союзам. Потому что там, как правило, мысль застревает, оседает и портится. Нет полёта. Если же говорить о площадках именно для обсуждений, обмена опытом, то я таких не знаю. За исключением пары-тройки площадок, на которых, в основном, всё-таки, речь идёт о европейской каллиграфии. И это нормально, так как арабская каллиграфия чужда России, российскому взгляду. Хотя, весьма притягательна и интересна. Поэтому опыт и впечатления приходится брать исключительно визуально и стараться находить оптимальные пути для подачи.

– И напоследок – Ваше кредо, с которым Вы идёте по жизни, как
мусульманин и как творческий человек.

Искренность. Как в своей вере, так и в том, что ты делаешь. Во всём.
Если её нет, то есть огромная вероятность «уйти не туда», а потом не
разглядеть обратной дороги. А чтобы была искренность, нужно обладать
мягким сердцем и благонравием. Считаю, что это именно то, за что стоит
переживать и на что стоит делать ставку.