Чем закончилось путешествие араба по Древней Руси?

Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим аль-Гарнати аль-Андалуси (1080—1170) – арабский проповедник, родиной которого была Гренада. Отсюда и составляющая имени аль-Гарнати, что по-арабски и звучит как Гренада. Долгие странствия привели его к Волге, и уже по этой реке он попал в Булгар. Три года он путешествовал по землям славян в Древней Руси, побывал в Киеве. Ещё три года жил в Венгрии, а потом, на склоне лет, направился в священный город Мекку, чтобы совершить обряды хаджа. Из Мекки он уже вернулся в Багдад.

 

Год рождения аль-Гарнати точно неизвестен. Есть предположения, что это был 1080 год, но мог быть и 1100. Прожив какое-то время в Андалусии, он отправился на родину предков, чтобы получить достойное мусульманина образование. Для этого он морем добирался до Александрии, минуя Мальту и Сицилию. Здесь он обучается в течение года, а затем отправляется в Каир, который в то время был центром мусульманской культуры.

Русь

Ему посчастливилось увидеть Фаросский маяк и обелиск в Айн Шамсе, о которых потомки могли уже только прочитать в отдельных источниках. Его привлекали и египетские пирамиды, и шумные базары, куда стекались купеческие караваны из многих стран, включая далекий Китай, Индию, Черную Африку и Дальний Восток.

После двух лет обучения молодой аль-Гарнати направился в Багдад, который на тот период был столицей исламского мира. Здесь он пробыл четыре года и завёл семью. Именно в Багдаде у него родился первый сын, Хамид, по которому он получил почётное прозвище (кунья) Абу Хамид («отец Хамида»).

Дербент

В то время модно было путешествовать этим маршрутом, добывая знания на всю будущую жизнь. Но в 1130 году его путь лежит уже в далекий город Дербент. Его дорога пролегала через Абхару и Ардебиль, которые на то время были крупными городами на территории Южного Азербайджана. Впереди были горы, которые он успел перейти в этом же году.

Дербент

Завершив переход, странник оказался в Муганской степи, оставалось пройти Апшеронский полуостров. Дербент встречает путника своей бесконечной стеной, которая закрывала подступы к городу, переходя с одной стороны в горы, а с другой уходя в море.

Аль-Гарнати, описывая своё путешествие, рассказывает, что на городском базаре он не раз встречал мусульман, проживавших в горах, которые плохо понимали друг друга, говоря на разных наречиях. Путешественник восхищается изобилием продуктов на базаре, красотой мечетей и нарядами самих горцев. Он описывает накидку из меха, которой, по-видимому, была бурка, придававшая горцам особый колорит.

Волга (Итиль)

Пройдя территорию Дагестана, путник решил идти к морю, где проживали хазары. Он увидел, как к морю устремляется огромная река, сама по себе напоминающая море. Ему разъяснили, что перед ним Итиль – Волга, впадающая в море, она делится на множество рукавов, всего их около семидесяти.

Волга

Аль-Гарнати говорит, что река берет начало выше города Булгара, и сама является истоком для других более мелких рек. Зимой она замерзает, превращаясь в «твердь» по которой ходят лошади и домашний скот, там же можно проводить сражения. Ледовое покрытие помогло путешественнику измерить ширину реки шагами. Их оказалось 1840.

Он говорит, что в этой реке и Хазарском море рыбы неиссякаемое количество, и описывает, как легко заполняются суда уловом. Он с восторгом описывает рыбу необычной величины, которую способен поднять лишь мужчина богатырского телосложения, а перевозить в состоянии лишь привыкший к тяжёлой поклаже верблюд. Для него Каспийское море так и осталось Хазарским, а страной хазар он по-прежнему считает всё Нижнее Поволжье, хотя в то время как такового Хазарского каганата уже не было.

Булгар

Рассказывает аль-Гарнати и о городе Саджсин (Саксин), стоявшем на Волге. Этот город станет для него причалом на следующие 20 лет. Отсюда он будет совершать путешествия в Булгар и Хорезм. Позже он напишет, что путь до Булгара занял у него 40 дней по реке. Сам город он описывает как довольно большой – с домами, сделанными из дубовых и сосновых брёвен. Он пишет, что ночи здесь короткие, а дни – длинные, а вот когда приходит зима, всё меняется, и ночи становятся бесконечными и очень холодными. Чтобы согреться, в местных племенах принято пить чай с мёдом, которого в этих местах очень много. Абу Хамид говорит, что зима в этих краях самое время для военных экспедиций, которые заканчиваются пленением жителей соседних земель и пополнением табунов лошадей.

Булгария

Рассказал аль-Гарнати и о народах соседних земель, которых в Булгаре называли ару. Это белокурые, краснощекие, голубоглазые люди в одеждах из льна и меха. Они охотники и их добыча бобры, горностаи и белки. Историки решили, что речь идёт о предках удмуртов, которые, по его описанию, проживали в стране Вису и Арской земле.

Древняя Русь. Киев

В 1150 году путешественник отправляется дальше на запад, в сторону Киева. Он стал первым арабским путешественником, который побывал на славянских землях и записал интересные факты, которые не встретишь даже в русских летописях. Он описывает, как плыл по могучей реке, предположительно Оке, вода в которой была чёрной, но очень вкусной и чистой. Рыбы в ней он не увидел, но видел змей, которые не трогали людей. Так же в реке он видел водяных соболей, которых убивали ради шкурки, и везли на продажу в Булгар и Саджсин.

Аль-Гарнати восхищается землями, на которые он прибыл. Это была огромная страна, где выращивали пшеницу и ячмень, где было много мёда и огромные вкусные яблоки. Жизнь была сытной и дешёвой. Расчёт на рынках шел беличьими шкурками, которые потеряли свою ценность из-за отсутствия меха. Самыми дорогими считались шкурки, где сохранились лапки, их связывают вместе, называя эту связку джуки. За одну шкурку можно купить буханку хлеба.

Киев

Путешественник рассказывает, что славяне установили на своей земле строгие законы, которые не позволяют совершать преступления против своих соплеменников, иначе можно попасть в рабство или заплатить огромный штраф. Они надёжные партнеры в торговых сделках, и, если что-то не вышло, они все равно отдадут долг, даже если придется для этого продать собственный дом и детей.

При этом они храбрые воины, а вера у них – византийское христианство, хотя он говорит, что наблюдал картину, как славяне поклоняются дереву, перед которым бьют челом. Он отмечает, что на этой территории жить безопасно, иногда сюда наезжают булгары, которым они платят харадж.

Аль-Гарнати описывает славянский город, который называют «Город Куйав» (град Киев). Там он встретил «тысячи магрибинцев», которые внешне напоминали тюрков, которые говорили, как тюрки и оружие у них было тюркское, колчаны да стрелы, но здесь их называли беджн(ак) – печенеги. Путешественника удивило, что никто из них не знал пятничной молитвы, и ему пришлось заняться их просвещением. Встретил он там и человека из Багдада, супруга которого тоже была мусульманкой – дочерью одного из этих воинов.

Венгрия

Венгрия

Аль-Гарнати решил продолжить свою просветительскую деятельность среди этого народа, принявшего Ислам, и направился в Венгрию, где местная власть принимала к себе на службу кочевников, которые были отличными воинами. Они составляли важнейшую ударную силу в руках венгерских королей. В Венгрии он учит кочевников мусульманским обрядам и оставляет после себя целую школу религиозных проповедников.

Пробыв в стране три года, аль-Гарнати успел увидеть четыре города, и узнал, что в горах Великой Румии ведётся добыча золота и серебра. Путешественник говорит, что в Венгрии жизнь богатая и дешёвая, а цена на невольничьем рынке сильно падает после очередного набега.

В Венгрии Абу Хамид пользовался большим уважением и имел влияние на мусульман-кочевников, поэтому король Геза решил не выпускать его из страны. Но, как правоверный мусульманин, аль-Гарнати не мог ни посетить Мекку для совершения обрядов хаджа. Его отпускают с условием, что старший сын проповедника останется при короле, и после паломничества тот вернётся в Венгрию.

Хорезм, Мекка и Багдад

Багдад

Король возлагает на Абу Хамида и дипломатическую миссию, заехать к киевскому князю и передать ему послание. Также с ним отправили человека, который должен был привести из другой страны новых воинов-мусульман. Перезимовав в Киеве под покровительством князя, путешественник отправляется через половецкие степи в Саджсин. Оттуда морским путём в Хорезм. На морское путешествие у него ушёл целый месяц. Хорезм он вспоминает как чудесную страну, где множество городов и небольших селений, и где живут учёные и поэты.

Посетив Мекку и совершив обряды хаджа, он направляется в Багдад, к своему знакомому Ибн Хубайру, который к этому времени становится визирем халифа ал-Муктафи. У него он берёт письменное сопровождение к сельджукскому правителю. В послании содержится просьба помочь страннику добраться до Венгрии. Но в Венгрию он так и не попал, задержавшись в Ираке.

Наследие аль-Гарнати

Багдад

В Багдаде он рассказал о своем сорокалетнем путешествии, и слушатели попросили записать увиденное им на бумагу. Вышла целая книга «My Риб ан бад Аджаиб аль-Магриб» («Ясное изложение некоторых чудес Магриба»). Популярность этого издания удивила самого автора и вдохновила на новый труд. Спустя семь лет в Мосуле он пишет книгу «Тухфат аль-албаб ва сухбат аль-адаб» («Подарок умам и выборка из чудес»). Она стала основой для лекций, которые он читает в келье Му‘ин ад-Дина. Его произведения содержат данные о реках Волга, Дон, также о Булгарии, Древней Руси, Киеве, о формах торговли, быте славян и тому подобное, которые широко использовались арабскими учёными. Эти работы подтверждают «Начальную летопись» и являются важным источником по истории Киевской Руси.

Умер аль-Гарнати в Сирии, куда переехал незадолго до смерти. Его сочинения пережили автора. Читателю понравился стиль описания путешествий, где кроме перечисления фактов, присутствовали элементы чудесного.

По материалам: Известные путешественники

Понравился материал? Пожалуйста, расскажите об этом окружающим, сделайте репост в соцсетях!

Читайте нас в Телеграм: t.me/newislamru